1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1885

Правовое поле для коллекторов

Проект федерального закона «О коллекторской деятельности» до сих пор находится в стадии доработки и, по-видимому, далек от принятия. Между тем участники рынка все чаще говорят о необходимости расширения правовой базы для мероприятий по взысканию кредитной задолженности, о целом ряде смежных законодательных инициатив. Основная причина стагнации работы над коллекторским законодательством заключается в том, что текущие законопроекты в большей степени выгодны банкам, нежели заемщикам.

Впрочем, ситуация, когда предполагаемые правовые нормы отражали исключительно интересы банкиров и коллекторов, начала меняться. Как ни парадоксально, инициаторами прекращения игры в одни ворота стали именно банковские лоббисты. Так, в конце июня вице-президент Ассоциации региональных банков «Россия» (АРБР) Олег Иванов обнародовал ключевые положения нового законопроекта «О защите прав физических лиц при взыскании задолженности», в работе над которым он принимал непосредственное участие.

Инициативы поистине революционны: предлагается запретить коллекторам принимать деньги и какое­-либо имущество от должников, минуя банковские счета, беспокоить их по телефону в ночное время, а также размещать на конвертах писем информацию о долгах и любые намеки на угрозы. Кроме того, планируется создать определенную вертикаль власти, в соответствии с которой будет регулироваться коллекторская деятельность. Контроль за каждым агентством возложат на саморегулируемые организации (СРО), а те, в свою очередь, обяжут взаимодействовать с Роспотребнадзором, ФАС России и прокуратурой. Еще одно нововведение: страхование рисков профессиональной ответственности агентств согласно новому закону станет обязательным.

Вряд ли банковское сообщество руководствуется чувством социальной ответственности. Предлагаемые послабления для заемщиков продиктованы прежде всего самим рынком в части взаимоотношений между кредитными организациями и коллекторами. Расценки на услуги последних стремительно растут пропорционально расширению самого сегмента вплоть до перенасыщения рынка. Следовательно, банкирам невыгодно передавать проблемные долги на сторону, а целесообразно укреплять собственные бэк­-офисы, службы безопасности, создавать собственные коллекторские подразделения. В случае ужесточения условий коллекторской деятельности неизбежна консолидация на данном рынке, которая будет способствовать усилению контроля со стороны банковских групп и финансовых холдингов.

О двойственности банковских стандартов свидетельствует и другой законопроект, разработанный в недрах АРБР, — «О потребительском кредитовании», подразумевающий неинформирование заемщиков о передаче прав требований задолженности коллекторам. Другим существенным моментом, вызвавшим широкий резонанс, стал пункт о возможном вовлечении в процесс взыскания задолженности работодателей заемщиков путем получения личных данных в отделах кадров опять же без ведома самих граждан. Проект данного закона, готовившийся в течение нескольких лет, вызвал неодобрение Минфина России и был направлен на дальнейшую корректировку депутатской группе во главе с главой АРБР Анатолием Аксаковым.

Не менее остро стоит вопрос и с Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», действующая редакция которого де-факто не распространяется на физических лиц, за исключением частных предпринимателей. Исправить ситуацию вызвалось Минэкономразвития России, представившее в мае свой проект закона о банкротстве, разработанный на основе американского аналога. Главным концептуальным принципом проекта является понятие fresh start-up, направленное на обнуление неблагоприятного финансового положения должника вследствие признания его банкротом.

Таким образом, в случае реального отсутствия возможности расплатиться по долгам частное лицо сможет подать соответствующее заявление и, получив статус банкрота, остановить бесконечный счетчик из многочисленных банковских штрафов, пеней и неустоек. Если учесть, что отечественный рынок потребительского кредитования изначально строился на различных договорных манипуляциях, такой закон действительно может стать спасением для заемщиков. Впрочем, не успел этот законопроект попасть на рассмотрение в Госдуму, как банкиры уже заняли круговую оборону в целях максимального препятствования его принятию, прибегнув в том числе и к интенсивному пиару. Не убеждает кредиторов в эффективности либерализации своей позиции и перманентный рост показателя кредитной задолженности граждан: по данным социологического июньского исследования ВЦИОМ, непогашенные кредиты имеются у 26% населения России.

Иначе видят решение проблемы взыскания долгов в Минюсте России, глава которого Александр Коновалов предлагает дать коллекторам карт-бланш и наделить их функциями частных приставов. Министр полагает, что подобная мера сделает коллекторский рынок более прозрачным и подконтрольным государству.

Тем не менее истинная причина радикальной инициативы может быть намного банальнее: работники Федеральной службы судебных приставов не в состоянии переварить резко увеличившийся поток должников по кредитам. В свою очередь, руководство самой службы в данном вопросе пошло еще дальше и предложило наделить ее правом изымать имущество у всех родственников должников, причем даже при отсутствии соответствующих судебных решений.

Между тем перспектива реализации всего разнообразия законодательных инициатив в отношении коллекторов пока не вполне ясна. И в этой связи следует напомнить, что на текущий момент единственный правовой нормой регулирования коллекторской деятельности остается Уголовный кодекс.