1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 999

Нейтралитет государства на службе рейдерства

В июне этого года прошло заседание Комиссии по мониторингу и противодействию противоправным поглощениям предприятий Торгово-промышленной палаты России, где обсуждался так называемый «антирейдерский» законопроект, принятый Госдумой в первом чтении.

Актуальность документа сомнений не вызывает. Тем не менее он вряд ли сможет полностью искоренить практику рейдерских захватов.

О том, какие аспекты незаконных поглощений не были затронуты в законопроекте, рассказывает заместитель Председателя Международной комиссии по урегулированию неправительственных споров Александр БОГАТИКОВ.

 

Основными причинами, породившими рейдерство, являются:

·        либеральная экономическая политика государства 90-х годов прошлого века;

·        несовершенство законодательной базы;

·        коррупция.

Кроме того, основными инструментами, которыми эффективно пользуются рейдеры, являются:

·        институт добросовестного приобретателя;

·        так называемый институт «кривых мер»;

·        коррупционный (административный) ресурс.

Недавно ГД приняла в первом чтении правительственный законопроект, именуемый в народе «антирейдерским».

В законодательство вносятся несколько принципиальных новаций. Например, понятие корпоративного спора, норма об обязательном оперативном извещении заинтересованных сторон о принятии к рассмотрению судом искового заявления, упорядочивается процедура принятия обеспечительных мер, вводится специальный, упрощенный порядок обжалования определений, принимаемых арбитражем в ходе рассмотрения корпоративного спора. Все это в большей или меньшей степени, безусловно, полезно. Но…

Одна из целей, которую, видимо, преследовал законопроект, — изменение расстановки сил между рейдером и предприятием-жертвой, между захватчиками и обороняющейся сторонами. Однако так ли это на самом деле?

В законопроекте говорится о том, что дела по спорам акционеров должны рассматриваться по месту нахождения компании-жертвы. И местный суд будет принимать обеспечительные меры. Казалось бы, эта поправка ограничит возможность использования рейдером так называемых «кривых мер». Но в принципе для рейдера ничего не меняется. Нужно лишь подкорректировать стоимость судебного решения в сторону увеличения, и все. А как обеспечить отсутствие оппонента в суде — дело техники.

А если предприятие зарегистрировано в одном регионе, а работает оно в другом? Как быть в этом случае с подсудностью и обеспечительными мерами? Законопроект об этом умалчивает.

Условно всех рейдеров можно разделить на две группы:

1 Несистемные рейдеры — это непрофессионалы, мечтающие быстро разбогатеть. Их отличительной чертой является отсутствие сильного административно-коррупционного и финансового ресурса.

2 Системные рейдеры — это устойчивые рейдерские сообщества, подпадающие под определение организованной преступной группировки, которые могут вести одновременно несколько проектов по захватам.

Поправки в законодательство смогут затруднить работу лишь первым. На рынке останутся только профессионалы, те, от кого наиболее страдает отечественный бизнес.

Поэтому бороться с рейдерством необходимо, не ограничивая использование отдельных способов, а с помощью коренного устранения причин, которые его породили.

 

Средний бизнес в зоне риска

Сегодня рейдеры ушли в регионы. В городах-миллионниках они охотятся за недвижимостью, в сельскохозяйственных районах — за «колхозной» землей, в промышленных — за рентабельным бизнесом.

В первую очередь рейдерским атакам могут быть подвержены и предприятия, которые не консолидировали свои акции и обладают большим количеством миноритариев. А также обремененные долгами и имеющие внутренние экономические конфликты и разногласия между собственниками и топ-менеджментом.

По мнению многих специалистов, больше всего захватов будет в следующих отраслях: розничная торговля и общественное питание, строительство, финансы, сфера услуг, сельское хозяйство, мясоперерабатывающая и мясная промышленность, приборостроение и производство электрооборудования в машиностроении, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная отрасли.

Кроме того, особым спросом у рейдеров по-прежнему будет пользоваться все, что связано с недвижимостью в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях, а также в других крупных городах.

В современной России ни одно поглощение не проходит без использования административного ресурса. Безнаказанность «захватчиков», коррупция и пассивность властей — вот что является залогом успешных захватов и инструментом противоправных поглощений. А поправки затрагивают не более 10 технологий криминальных захватов, основанных в основном на подделке документов, то есть те инструменты, которые вписываются в сегодняшний УК РФ.

 

Коррумпированный чиновник — лучший друг рейдера

Сама по себе скупка акций (как рейдерский инструмент) бессмысленна без дальнейшей поддержки перехвата управления предприятием со стороны государственных органов. В корпоративной войне задействованы такие госорганы, как судебная система всех уровней, МВД, спецслужбы, а также контрольно-ревизионные органы.

Истоки проблемы судейской коррупции надо искать в законодательстве об ответственности судей. Для того чтобы судья подвергся дисциплинарному взысканию, был лишен своих полномочий, требуется решение региональной квалификационной коллегии. Для возбуждения уголовного дела дополнительно к решению квалифицированного большинства требуется санкция Генпрокурора. Такая санкция — большая редкость.

Как правило, заявления от предпринимателей, пострадавших от рейдерских набегов, отправляются во все инстанции, в том числе и в Генеральную прокуратуру (ГП). Просьба одна — разобраться и возбудить уголовное дело по фактам мошенничества. ГП отправляет заявление в региональную прокуратуру, а там сообщают, что «дополнительная проверка проведена и все указания вышестоящей прокуратуры выполнены».

Пока идет дополнительная проверка, хищение имущества и легализация похищенного продолжаются. ГП обязана либо возбудить уголовное дело, либо аргументированно отказать. Однако большинство заявлений просто спускаются вплоть до районной прокуратуры.

Чиновник по надзору сообщает жалобщику, что уголовное дело заведено, но подозреваемые неизвестны и поэтому оснований для принятия иных мер прокурорского реагирования не имеется. Через 2 месяца дело закрывается.

Всего на сегодняшний день с реальной судебной перспективой находятся 32 громких уголовных дела. По данным Следственного комитета МВД РФ, по фактам противоправных поглощений в 2004 г. было возбуждено 171 уголовное дело, за 2006 г. таких дел более 370.

Самые распространенные статьи УК, по которым привлекаются к ответственности рейдеры, — самоуправство (ст. 330) и мошенничество (ст. 159). Но уже начала формироваться практика применения норм УК, предусматривающая более строгие наказания, в частности по ст. 210 — организация преступного сообщества.

К самому максимальному на сегодня сроку наказания приговорили участников захвата Мытищинского электромеханического завода. Два рейдера получили по 14,5 и 15 лет лишения свободы.

Беспрецедентным может стать и судебный процесс по делу инвестиционной компании (ИК) «Россия». Членам этой рейдерской группировки инкриминируется обвинение по ст. 210 УК РФ — организация преступного сообщества — особо тяжкого преступления, за которое предусматривается до 20 лет заключения. От деятельности ИК «Россия» пострадало более 50 московских предприятий.

Но перспективы антирейдерских судебных процессов далеко не безоблачны. В 2005 г. из 346 расследуемых уголовных дел 58 прекращено, 62 приостановлено. До суда в 2005 г. дошло только 51 дело, а за 9 месяцев 2006 г. — 46. Приговоров с 2004 г. до начала 2007-го вынесено всего 19.

К благоприятным регионам с точки зрения антирейда можно с уверенностью отнести немногие регионы: Москву, Санкт-Петербург, Астраханскую область, республики Северного Кавказа.

 

Хождение по мукам

Однако привлечь рейдера к ответственности тяжело. Милиция, как и прокуратура, под любыми предлогами отказывает в возбуждении уголовного дела. И даже если уголовное дело будет возбуждено, дело через два месяца будет закрыто, поскольку виновные «не установлены». Далее следует жалоба в прокуратуру на бездействие МВД, затем предприниматель обращается в региональный орган ФСБ. Потерпевший пишет жалобы на экономического террориста — рейдера, на бездействие властей, прокуратуры и милиции.

Результат по-прежнему нулевой. Ну а дальше все повторяется по тому же сценарию: потерпевший идет в ГП и так далее.

Сложившаяся практика разрешения корпоративных споров угрожает экономике нашего государства. И ни один акционер, даже имеющий контрольный пакет, не может быть защищен от того, что его бизнес не будет захвачен с использованием рейдерских криминальных технологий.

Решением проблемы может быть только создание эффективной системы гражданского контроля над работой правоохранительных органов.

 

Наглядный пример бездействия

Ярким примером бездействия и нежелания правоохранительных органов пресечь правонарушение в экономической сфере является ситуация с незаконной перерегистрацией ООО «Кафе Дяди Сэма» в Москве. Рейдеры оформили право собственности на помещения, отобрав их у города, но с обременением — долгосрочная аренда кафе. Естественно, «захватчиками» был инициирован иск в арбитражный суд с целью расторжения договора аренды и выселения ООО. Иначе помещения не имеют необходимой ликвидности в случае их реализации на рынке.

В июле 2006 г. директор кафе получил на руки выписку из ЕГРЮЛ, из которой следует, что с марта 2006 г. он не является единоличным исполнительным органом ООО, а действительные участники общества с того же времени не являются хозяевами фирмы. Согласно выписке в марте 2006 г. члены ООО продали свои доли третьему лицу, которое, став единственным участником, назначило себя новым директором. Документы в межрайонную инспекцию ФНС России № 46 по г. Москве были представлены якобы лично директором кафе.

При этом территориальная налоговая инспекция все это время принимала налоговую отчетность у предыдущего директора.

В первых числах августа один из участников фирмы подал заявление о возбуждении уголовного дела по фактам мошенничества в ОВД «Басманный» УВД ЦАО г. Москвы. Затем подключилась Прокуратура ЦАО, которая переправила заявление Басманному межрайонному прокурору.

За 1,5 месяца с даты подачи заявления в ОВД никаких реальных действий правоохранительными органами произведено не было, уголовное дело так и не было возбуждено.

В октябре 2006 г. заявление подано в ГП, далее следует обращение в Басманную межрайонную прокуратуру, ОВД Басманного р-на, также подключается ОБЭП ЦАО г. Москвы.

18 января 2007 г. ОБЭП УВД ЦАО вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В постановлении, в частности, было указано следующее: «Направлены запросы в МИФНС № 46 по г. Москве и в ИФНС № 1 по г. Москве для получения сведений и копий документов о заявителях при внесении изменений в учредительные документы ООО. Из полученного ответа ИФНС
№ 1 следует, что какие-либо изменения в учредительные документы ООО не вносились. Директор не менялся (видимо, в территориальной инспекции ФНС установлен иной реестр юридических лиц, отличный от Единого государственного).

Ответ на направленный запрос в МИФНС № 46 по г. Москве не получен в связи с большой загруженностью режимного отдела (!). Приняты исчерпывающие меры по установлению места нахождения директора-самозванца, однако установить место его проживания не представилось возможным по причине отсутствия установочных данных (хотя паспортные данные и адрес проживания можно было установить из регистрационного дела в МИФНС № 46).

В связи с вышеизложенным из материалов проверки каких-либо данных, свидетельствующих о наличии состава преступления, предусмотренного УК РФ, в действиях самозванца и иных неустановленных лиц, осуществивших регистрацию изменений в учредительных документах ООО, не установлено (получается, что регистрация изменений была, хотя выше следственные органы пришли к выводу, что, по данным ИФНС № 1, она не проводилась).

Ну а далее — в возбуждении уголовного дела отказать. Удивительно. Это результат работы трех правоохранительных органов (ОВД, прокуратуры и ОБЭП) за 6 месяцев.