1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2338

Индия, которую мы теряем

2008 год объявлен в Индии Годом России, но у нас об этом не слишком хорошо известно. И неудивительно, ведь за последние 15 лет взаимосвязи между нашими странами серьезно ослабли. Годовой российско-индийский товарооборот ныне не превышает 5,5 миллиарда долларов. Для сравнения: годовой товарооборот России с Китаем уже превысил 48 миллиардов долларов, Индии с Евросоюзом — 54 миллиарда.

 

Как известно, Индия входит в так называемый БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) — четверку стран «догоняющего развития», которым аналитики инвестбанка Goldman Sachs еще в 2003 г. предрекли великолепное будущее в новой экономике. Мол, если все пойдет «нужным образом», к 2039 г. совокупный ВВП стран БРИК превысит аналогичный показатель стран «большой шестерки» (США, Италия, Франция, Германия, Япония, Великобритания).

Этот радостный прогноз в России чаще всего цитируется именно в таком «усеченном» виде — без его второй половины, где Китаю и Индии предсказано мировое лидерство в производстве товаров и услуг, а Бразилии и России — всего лишь в экспорте полезных ископаемых.

Экономика Индии действительно в последние годы растет очень быстро — и это несмотря на острый дефицит энергоресурсов. После 2005 г. ее ВВП рос более чем на 9% в год, а в 2007-м перевалил за 1 трлн долл. в номинальном выражении, по меньшей мере догнав российский ВВП. Впрочем, показатель ВВП на душу населения здесь пока еще невелик — 4 тыс. долл. в год (в России — 23 тыс. долл.). Это объясняется быстрым ростом населения страны, которое, по данным ООН, насчитывает уже свыше 1,17 млрд человек. При этом средний возраст индийцев не достигает 25 лет.

Страна располагает огромной армией бедной, но сравнительно образованной молодежи (численность индийцев, имеющих высшее образование, превышает 53 млн человек), владеющей английским языком и благодаря исторически сложившимся связям имеющей возможность активно стажироваться в США и Великобритании.

В мировом разделении труда Индии принадлежит почетное место ведущего центра высокотехнологичных услуг, в том числе софтверного и бизнес-аутсорсинга и инжиниринга. Сегодня на ее долю приходится около 45% рынка бизнес-аутсорсинга и около 65% рынка ИТ-аутсорсинга. В 2007 финансовом году общий объем индийского сектора ИТ достиг 48 млрд долл. — это больше трети всех нефтяных доходов нашего государства. С 2007 г. общие расходы на науку в Индии составляют не менее 2% ВВП (в России — 1,5% ВВП).

Кроме того, здесь успешно развиваются машиностроение, пищепром, фармацевтика, производство товаров для среднего класса и многое другое. Индийская ассоциация венчурного инвестирования была создана еще в 1992 г. (основные направления инвестиций — информационные и коммуникационные технологии, ритейл и биомедицина), а сеть технопарков — самый известный элемент индийской инновационной системы — в 1984 г.

Любопытно, что в подготовленном к Давосскому экономическому форуму докладе Future Mapping for the Global Agenda, обобщающем данные опроса о будущем мира к 2030 г., на вопрос о том, в какую страну вы вложили бы половину своих финансовых средств, наибольшее число респондентов (27,4%) ответили, что в Индию, 18,5% — в США и 12,6% — в Китай. В Россию готовы были вложиться лишь 2,2%.

В общем, неудивительно, что в минувшем феврале на втором Российско-Индийском форуме по торговле и инвестициям в Нью-Дели глава МЭРТ России Эльвира Набиуллина заявила, что Индия является очень интересной и перспективной страной для российских предприятий. Отметив, что структура российского экспорта в Индию «не совсем сырьевая», «мы поставляем в том числе машины и оборудование и услуги», она выразила надежду, что России удастся сохранить эту структуру экспорта.

Но буквально на следующий день индийские партнеры преподнесли нашей делегации малоприятный сюрприз, устроив первый демонстрационный полет нового индийского истребителя, который уже в 2012 г. будет запущен в серию и заменит российские МиГи, стоящие сейчас на вооружении ВВС Индии. Тем самым Дели как бы намекнул Москве, что сотрудничество в военно-технической сфере, хотя в настоящий момент и носит стратегический характер, ограничено по времени.

А двумя неделями раньше газета Times of India сообщила, что Индия начала переговоры с США о закупке самолетов дальней морской разведки и противолодочной борьбы Р-8 Poseidon для замены устаревших машин советской эпохи Ту-142М. Стоимость закупки 8 самолетов астрономическая — 2 млрд долл., что станет рекордом в оружейных контрактах США с Индией.

Любопытно, что до 2006 г. между США и Индией около 30 лет вообще не было никаких военно-технических связей — из-за отказа Дели присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Теперь ситуация изменилась, и Индия пользуется возможностью укрепить свою обороноспособность.

Кстати, еще в 2003 г. Индия подписала трехсторонний контракт с «Рособоронэкспортом» о покупке для индийских ВВС 3 российских самолетов А-50ЭИ с израильским комплексом дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) системы Phalcon. Головной исполнитель заказа — израильская сторона, примерная стоимость всего контракта — 1 млрд долл., доля России — около 200 млн долл. В итоге российская сторона задержала свою часть работы (предоставление самолетов Израилю) на 1,5 года, и только в этом году индийцы получат свой заказ.

А ведь наша страна сейчас надеется выиграть объявленный Индией тендер на покупку 126 самолетов-истребителей на общую сумму 9—10 млрд долл. Мы предлагаем МиГ-35, но в конкурентах у нас — американцы с F/A-18E/F Super Hornet и F-16A/B Fating Falcon.

В годы холодной войны в основе нашего экономического сотрудничества с Индией лежали геополитические интересы СССР, направленные на противостояние США и поиск союзников в Азии. СССР поставлял своим «подопечным» оружие по ценам значительно ниже рыночных, да еще с отсрочкой платежей, помогал в индустриализации экономики, соглашаясь на оплату бартером — в товарах традиционного экспорта по ценам выше рыночных. То есть Индия (как и другие страны третьего мира), по сути дела, расплачивалась с нами направленностью внешней политики. Экономически ей было это очень выгодно, а Советскому Союзу — нет.

Сейчас ситуация поменялась в корне, и обе стороны скрупулезно считают каждую копейку. А также смотрят на надежность партнера — в чем Россия, увы, не преуспела. Самым громким примером стало фиаско с продажей Индии единственного нашего авианосца «Адмирал Горшков», переименованного покупателем в Vikramaditya.

Корабль, который Россия обязалась за 2,5 млрд долл. полностью реконструировать и передать Индии в 2008 г., по оценкам экспертов, сможет выйти на ходовые испытания лишь в 2010-м, а то и в 2012-м. Выяснилось, что при подписании с индийцами договора о переделке корабля российская сторона просчиталась со средствами, необходимыми на проведение работы, и теперь просит у государства «добавку». Удар по имиджу России нанесен сильнейший. А несколько лет назад «Балтийский завод» из Санкт-Петербурга более чем на год задержал сдачу Дели 3 фрегатов проекта 11356 Talwar, Trishul и Тabar, так как на них возникли проблемы с зенитно-ракетным комплексом «Штиль».

Надо ли удивляться, что в 2007 г., по данным МЭРТ, наибольший прирост российского экспорта в Индию пришелся вовсе не на машиностроительную продукцию, а на черные металлы, нефть и нефтепродукты (17,4% и 7,7% соответственно). Комментируя этот факт, глава РСПП Александр Шохин выразил надежду, что нашей стране все-таки удастся избежать участи превращения в сырьевой придаток бурно развивающейся индийской экономики, как это уже произошло в случае с Китаем.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

По заказу Центра стратегических разработок (ЦСР) было проведено специальное исследование (опрос охватил 24 российских и 20 индийских экспертов) на тему «Перспективы развития торговых отношений России и Индии», которое показало:

lза последние 15 лет даже в российской науке число специалистов по Индии снизилось до критического минимума. Это касается таких крупных научных центров, как ИМЭМО, Институт востоковедения РАН, ИСАА, МГИМИ МИД РФ;

lвозник взаимный информационный вакуум. Индийские эксперты постоянно подчеркивают устаревшие взгляды россиян на Индию и ее новые возможности поставлять товары в Россию. В свою очередь, в Индии существует слишком много мифов о нашей стране, ее экономике и возможностях для бизнеса. В Индии не знают, какие у них могут быть партнеры в России, а в России не знают, к кому можно обращаться в Индии, кто может быть потенциальным партнером. Стороны не знают ни законов другой страны, ни национальной специфики;

·         концепция взаимного сотрудничества до настоящего времени не сформирована. России нечего предложить индийским партнерам, кроме нефти и оружия, но и взамен требуются лишь чай да «колониальные товары». Не сформировалась пока такая выигрышная сфера, в которой обе стороны были бы взаимно заинтересованы;

·         развитие торговых отношений между двумя странами сдерживается российским таможенным законодательством в той его части, которая устанавливает минимальные цены для большого числа товаров. Более низкие цены российский законодатель рассматривает как демпинговые или как искусственно заниженные, не соответствующие реальной стоимости товаров. Данное ограничение часто лишает индийские товары их конкурентных преимуществ, поскольку Индия — страна дешевой рабочей силы и имеет возможность производить товары по низкой себестоимости;

·         основной путь увеличения объемов российско-индийского экономического сотрудничества связан не столько с увеличением товарооборота, возможности которого ограничены в силу ряда объективных причин, сколько с реализацией совместных инвестиционных проектов;

·         Россия и Индия в настоящее время движутся параллельными курсами в своем экономическом развитии, из-за чего их экономики во многих областях являются не взаимодополняющими, а конкурирующими за ресурсы. Это обстоятельство в определенной мере сужает поле для экономического сотрудничества;

·         между тем Индия, которая вынуждена проводить сложную международную политику, балансируя между различными полюсами геополитических сил, видит в России своего естественного геополитического партнера, сотрудничество с которым делает ее международное положение более прочным. Поэтому она готова делать нашей стране определенные экономические преференции (в отличие от прежних времен, когда такие преференции делала Россия);

·         за последние 20 лет Индия значительно увеличила свою экономическую и технологическую мощь. В частности, здесь получили значительное развитие новые индустриальные и постиндустриальные отрасли. Но в России еще существуют высокие технологии, которыми Индия пока не обладает и в развитии которых крайне заинтересована. В качестве наиболее целесообразной формы сотрудничества эксперты видят создание совместных предприятий, где основной вклад российской стороны должны составлять «мозги» и технологии, а индийской — менеджмент и маркетинг. Однако реализации подобных проектов сегодня препятствуют наши законы и правила, создающие завышенные барьеры секретности.