Проблемы квалификации требований в качестве текущих или реестровых

| статьи | печать

Основное отличие текущих требований от реестровых состоит в моменте образования задолженности. Требования по текущим платежам погашаются вне очереди, преимущественно перед реестровыми (п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве), в связи с чем кредиторы стремятся признать свои требования именно текущими. От правильной квалификации зависит объем предоставляемых кредитору прав в процедуре банкротства и, что самое главное, срок выплаты кредиторам денежных средств. В материале рассмотрим отдельные вопросы, возникающие в процессе определения такого момента, а также примеры из судебной практики, являющиеся скорее исключениями, чем правилом.

Правоприменительные затруднения, связанные с определением текущего характера требований, из года в год не теряют своей актуальности. С одной стороны, закон прямо устанавливает, что к текущим платежам относятся денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) заработной платы, обязательные платежи, возникшие пос­ле принятия заявления о признании должника банкротом (п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве). С другой — при рассмотрении обоснованности требований конкретного кредитора суд сталкивается с огромным количеством «узких» вопросов.

Таким образом, основная проблема квалификации требований в качестве текущих или реестровых состоит в том, чтобы определить, в какой момент возникло требование из конкретного обязательства, установить события и (или) обстоятельства, влияющие на момент возникновения задолженности.

По общему правилу при рассмотрении требований необходимо определить, когда именно возникло обязательство должника. Например, когда был предоставлен заем: если до принятия судом заявления о признании его банкротом, то требования кредитора включаются в реестр, если после — относятся к текущим. Правила установления момента возникновения обязательств в правоотношениях содержатся в том числе в разъяснениях высших судов.

Еще в 2009 г. ВАС РФ посвятил проблемным вопросам, связанным с текущими платежами, постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ № 63).

Из новой редакции (действующая редакция от 06.06.2014) исключили разъяснения по поводу отнесения к реестровым требованиям процентов за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа, кредитному договору либо в качестве коммерческого кредита, если основное обязательство возникло до принятия заявления о банкротстве. Появились уточнения по поводу отнесения новации, соглашения о переводе долга и договора выкупного лизинга к реестровым требованиям в зависимости от даты возникновения первоначального обязательства.

В Постановлении Пленума ВАС РФ № 63 отмечается, что к текущим платежам могут относиться практически любые денежные обязательства, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

О моменте возникновения обязательства должника в различных видах требований

Постановление состоит из конкретных примеров правоотношений между должником и кредитором и разъяснений, в какой момент возникает соответствующее обязательство должника.

Рассмотрим таблицу «Примеры разъяснений о моменте возникновения обязательства должника» подробнее.

Вид требования

Момент возникновения обязательства должника

Пункт Постановления Пленума

Требования об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ

Момент поставки товаров, оказания услуг, выполнения работ, независимо от даты заключения договора

пункт 2

Требование возвратить заем/кредит

Момент предоставления денежных средств заемщику

пункт 3

Требование уплатить денежную сумму, предоставленную должнику в качестве коммерческого кредита в виде отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ и услуг

Момент исполнения кредитором соответствующей обязанности по передаче товаров, выполнению работ либо оказанию услуг

пункт 3

Требование о платеже по векселю

Обязательство векселедателя — с момента выдачи векселя.

Обязательство акцептанта — с момента совершения акцепта

пункт 5

Требование к поручителю

Момент заключения договора поручительства

пункт 6

Возврат или возмещение стоимости неосновательного обогащения

Момент фактического приобретения или сбережения имущества должником

пункт 9

Требования из причинения вреда

Момент причинения вреда

пункт 10

Требования из применения мер ответственности за нарушение обязательств (убытки, неустойка, проценты за пользование чужими денежными средствами)

Момент возникновения основного обязательства, которое было нарушено.

Обязательства из применения мер ответственности следуют судьбе основных обязательств

пункт 11

Новое обязательство, возникшее в результате новации при банкротстве должника

Момент возникновения первоначального обязательства

пункт 13

Требование об уплате денежных средств, возникшее в результате замены исполнения с передачи имущества

Момент возникновения обязательства по передаче имущества

пункт 15

Требования о возмещении судебных расходов

Момент вступления в законную силу судебного акта о взыскании судебных расходов

пункт 16


Как следует из таблицы, Постановление Пленума ВАС РФ № 63 не содержит абстрактных правил определения момента возникновения обязательства, которые можно было бы применить к любым правоотношениям. И это обоснованно, так как палитра взаимоотношений между участниками гражданского оборота настолько разнообразна, что невозможно установить единые правила для всех и всего.

В этой связи в целях установления оснований для квалификации требований кредиторов в качестве текущих или реестровых необходимо принимать во внимание и частные случаи из практики ВС РФ и ВАС РФ применительно к различным правоотношениям. Наиболее интересные случаи из практики Верховного суда РФ за последние несколько лет приведены ниже.

Квалификация налогов и штрафов

Относительно обязательных требований о выплате налогов ВС РФ в Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденном Президиумом ВС РФ 20.12.2016 (далее — Обзор), установил, что на их квалификацию в качестве реестровых влияет день окончания налогового периода, поскольку в этот момент возникает обязанность по уплате налога.

Следовательно, нельзя отнести к текущим требованиям обязательные платежи по налогам, налоговый период и срок уплаты которых наступили до дня принятия заявления о банкротстве. Текущими будут только те платежи, по которым налоговый период истек после возбуждения дела о банкротстве.

Аналогичную позицию ВС РФ установил в отношении требований об уплате штрафов: такие требования признаются текущими, только если правонарушение совершено должником после возбуждения дела о банкротстве (п. 7 Обзора).

При этом разъяснения ВС РФ о текущем характере публично-правовых штрафов, возникших после возбуждения процедуры банкротства, противоречили п. 30 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве» (ныне недействующий).

ВС РФ в своем Обзоре, по сути, окончательно поменял существовавшую до этого концепцию квалификации требований кредитора о выплате штрафа как реестровых. Теперь к выплате штрафов применяются общие правила п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве.

Неосновательное обогащение вследствие поворота исполнения судебного акта

В банкротстве возникают случаи, когда судебные акты по делам, где в пользу должника взыскали денежные средства, отменяют и применяют поворот исполнения. В результате чего у стороны, которая заплатила деньги по судебному акту, возникает требование к должнику из неосновательного обогащения. Как квалифицировать такое требование, разбирался ВС РФ в Определении от 25.07.2019 № 309-ЭС19-2103 по делу № А07-23058/2014.

Между должником и кредитором существовала сложная структура правоотношений:

  • в 2013 г. общество обратилось с требованием в суд о взыскании задолженности с ответчика (далее — ООО) за неоплату работ по договору подряда;

  • в феврале 2015 г. суд возбудил производство о банкротстве общества;

  • в марте 2015 г. общество и ООО подписали и утвердили в арбитражном суде мировое соглашение по договору подряда;

  • в апреле — мае 2015 г. ООО перечислило обществу по мировому соглашению денежные средства;

  • в декабре 2016 г. Арбитражный суд Уральского округа отменил определение об утверждении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение;

  • в марте 2017 г. при новом рассмотрении мирового соглашения суд в его утверждении отказал, взыскал с ООО более 40 млн руб. по договору подряда, при этом вопрос о повороте исполнения судебного акта об утверждении мирового соглашения в марте 2015 г. не разрешил;

  • в июле 2018 г. арбитражный суд удовлетворил заявление ООО о повороте исполнения определения об утверждении мирового соглашения от марта 2015 г. и взыскал с общества денежные средства.

Арбитражный суд со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 отметил, что требования о возврате денежных средств подлежат включению в реестр требований кредиторов должника, так как первоначальные обязательства сторон (из договора подряда) возникли до возбуждения дела о банкротстве. Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали такую позицию.

Однако ВС РФ с данной позицией не согласился и сослался на п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, согласно которому денежное обязательство должника по возврату неосновательного обогащения для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшим с момента фактического приобретения или сбережения имущества должником за счет кредитора.

По мнению ВС РФ, такой же подход применим и к возврату переплаты по договору. В данном споре требование о возврате переплаты возникло уже после принятия заявления о признании общества банкротом — в момент отмены мирового соглашения. В связи с этим ВС РФ квалифицировал требования кредитора в качестве текущих.

Выплата дивидендов

Интересную позицию относительно квалификации требований о выплате дивидендов высказал ВС РФ в Определении от 11.06.2020 № 305-ЭС20-16 по делу № А41-15768/2017.

У ПАО были требования к акционерному обществу о выплате дивидендов за 2003—2014 гг. В 2016 г. ПАО и акционерное общество подписали соглашение о возврате дивидендов отдельными платежами в течение 2016—2017 гг. В марте 2017 г. Арбитражный суд Московской области возбудил производство по делу о банкротстве акционерного общества.

В рамках дела о банкротстве ПАО просило признать его требования к должнику о выплате дивидендов текущими. При этом конкурсный управляющий должника возражал по поводу квалификации требований как текущих, поскольку обязанность выплатить дивиденды возникла до возбуждения дела о банкротстве.

Суды всех трех инстанций согласились с доводами кредитора и признали требования текущими. ВС РФ указал, сославшись на специальную норму закона о запрете выплаты дивидендов с процедуры наблюдения (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве), что данная задолженность никак не может являться текущей.

По мнению суда, требование участника должника к этому же должнику, которое вытекает из участия в его капитале, не является требованием конкурсного кредитора, поэтому оно погашается после требований конкурсных кредиторов, уполномоченного органа, «опоздавших» кредиторов и реституционных требований по недействительным сделкам. Поэтому дата заключения соглашения не имеет значения.

Требования к должнику в результате применения последствий недействительности сделок

В банкротстве сделки должника могут быть оспорены как по общим основаниям ГК РФ, так и по специальным нормам Закона о банкротстве (ст. 61.2 и 61.3). В случае признания сделки недействительной и применения двусторонней реституции у контрагента появляется право требования к должнику (при условии возврата исполнения, полученного от должника, в конкурсную массу).

Правила квалификации такого требования содержатся в ст. 61.6 Закона о банкротстве, а также в п. 25, 27, 29.5 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63.

Так, в случае признания сделки недействительной обязательство должника перед соответствую­щим кредитором считается возникшим с момента совершения недействительной сделки. При этом право требования кредитора по этому обязательству к должнику считается существовавшим независимо от совершения данной сделки.

Квалификация требований из сделок, направленных на прекращение денежных обязательств должника, признанных недействительными по специальным основаниям, зависит от момента, когда такое денежное обязательство должника возникло:

  • если после возбуждения дела о банкротстве — требование кредитора будет текущим;

  • если до — реестровым.

На квалификацию требований из сделок, признанных недействительными по общим основаниям, влияет момент получения должником денег или имущества от контрагента по сделке, которую признали недействительной. Так, требование контрагента о возврате полученных должником денег или возмещении стоимости полученного должником в деньгах считается возникшим в момент такого предоставления. В случае, когда такое предоставление было совершено до возбуждения дела о банкротстве, указанное требование не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Неденежное текущее требование

В пункте 1 ст. 5 Закона о банкротстве прямо указано, что текущими платежами являются только денежные требования. Однако в Определении от 20.12.2018 № 305-ЭС15-20071 (6) по делу № А40-5683/2013 ВС РФ отступил от этого правила: он посчитал, что текущим может быть требование о передаче нежилого помещения по договору об участии в долевом строительстве.

Требование будет текущим, если договор участия в долевом строительстве заключен и оплата за помещения произведена после возбуждения дела о банкротстве застройщика при условии, что целью совершения сделки является дофинансирование в строительство объекта.

ВС РФ отметил, что в таком случае суд, рассматривающий дело о банкротстве, может рассмотреть по существу вопрос о допустимости отобрания у застройщика индивидуально-определенной вещи в пользу участника долевого строительства (покупателя). Суд может удовлетворить требование такого кредитора, если строительство объекта на момент рассмотрения спора завершено и не нарушается очередность удовлетворения иных текущих требований.

Ранее такую же позицию занял Президиум ВАС РФ в постановлениях от 27.03.2012 № 15961/11 и от 11.03.2014 № 16768/13.

Требования солидарного должника

В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам. Регресс от иных видов фактической замены кредитора отличает то, что первоначальное обязательство должника прекращается и возникает новое с другим кредитором.

Однако ВС РФ в Определении от 11.10.2018 № 305-ЭС18-8145 по делу № А40-8271/2017 признал не влияющим на квалификацию требования к должнику-банкроту факт исполнения кредитором в солидарном порядке обязательств перед взыскателем (первым кредитором) после возбуждения дела о банкротстве. Более того, суд не признал регрессное требование новым обязательством должника, возникшим из получения от контрагента предоставления в виде товаров, работ, услуг. По мнению суда, для целей квалификации в деле о банкротстве правовое значение имеет момент возникновения ранее существовавшего обязательства перед первым кредитором.

По этим основаниям ВС РФ пришел к выводу, что регрессные требования кредитора, образованные после возбуждения процедуры банкротства солидарного должника, не относятся к текущим, поскольку первоначальные обязательства перед ОАО возникли до даты принятия заявления о признании должника банкротом.

При этом суд в подтверждение правомерности своей позиции сослался на п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, согласно которому сохраняется квалификация обязательства принципала перед бенефициаром как реестрового в случае, если гарант, исполнивший обязательство после возбуждения дела о банкротстве должника-принципала, предъявил к последнему требование о возмещении исполненного.

Будущее судебной практики по вопросу квалификации требований

Основная проблема квалификации требований кредитора в качестве текущих или реестровых состоит в определении момента возникновения обязательств должника. В силу огромного разнообразия правоотношений, а также необходимости принимать во внимание точечные фактические обстоятельства отсутствуют универсальные правила определения такого момента. Закон и разъяснения высших судов не дают ответов на все вопросы.

Вместе с тем институт текущих требований к должнику-банкроту расширяет свои границы, о чем, в частности, свидетельствуют судебные акты в отношении штрафов и неденежных требований. Представляется, что в дальнейшем практика охватит большее количество случаев.

День
Неделя
Месяц