1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 101

Если накроет вторая волна пандемии...

В среднесрочном прогнозе Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования рассматривает три сценария развития российской экономики в условиях пандемии коронавируса и возможного кризиса мировой экономики. Памятуя о «золотой середине», представляем средний (базовый) из них.

В базовом варианте ЦМАКП предполагается, что в IV квартале возможна вторая, «сезонная» волна эпидемии с соответствующими ограничениями в России и в мире. Короткий «отскок» будет обусловлен эффектом базы и анонсированными беспрецедентными мерами поддержки развитых экономик.

Этот кризис, в свою очередь, вызывает глобальный (в том числе российский) и довольно продолжительный экономический кризис циклической природы, включая финансовый.

В мире

В рамках этого сценария частичное снятие ограничительных мер позволит восстановить краткосрочную экономическую активность, но данные меры предстоит повторно ввести осенью — зимой 2020 г. на второй волне эпидемии. В этих условиях внешний шок, вызванный собственно пандемией, продлится около года.

Рынок нефти будет находиться под влиянием распространения второй волны пандемии и сопутствующего продолжительного экономического спада. Потребуется более существенное сокращение добычи и экспорта нефти после достижения предельных возможностей ее хранения во II квартале.

Ценовая конъюнктура на мировом рынке нефти будет крайне неблагоприятной, возможны резкие коррекции при достижении максимальных объемов ее хранения. Спрос на нефть будет расти медленно, и ограничения объемов экспорта сохранятся до конца 2021 г. Соответственно, с конца 2020-го до конца 2021 г. цены на нефть будут колебаться на уровне 35—37 долл. за барр., и только в 2023 г. они вырастут до 45—48 долл. за барр.

В мировой экономике эпидемия коронавируса нового типа обусловит (2-е полугодие 2020 г.) долговой кризис в обремененных долгами экономиках развивающихся стран и/или в Южной Европе.

Значительная часть экономик столкнется с угрозой кризиса банковской системы и платежного баланса как через механизм токсичных займов, так и через механизмы внешнего заражения. Это, считают эксперты ЦМАКП, практически неизбежный сценарий для экономик, уязвимых секторально или циклически.

В мировой экономике возникают элементы циклического кризиса: спад на пике будет более глубоким (от –3,8 до –4,0%), а «отскока» как такового в 2021 г. не предполагается (прироста в 3,5—3,8% недостаточно для восстановления уровня мирового валового продукта 2019 г.). В дальнейшем возможно сохранение примерно докризисной экономической динамики (3,2—3,5% в год).

Меры стимулирования спроса в этой ситуации в первую очередь позволят сохранить производственные цепочки, а остальная часть антикризисных пакетов будет направлена на смягчение процесса высвобождения занятости и нормализацию деятельности в условиях удаленной занятости.

Продолжительная — свыше трех месяцев — остановка деятельности запустит структурную перестройку в отраслях, наиболее затронутых мерами дистанцирования, — речь идет об отраслях туризма и гостеприимства, культуры, розничной торговли (кроме продовольствия) и услуг, пассажирского транспорта. Авиаперелеты между странами в целом возобновляются только в 1-м полугодии 2021 г.

Существенно пострадает и цепочка производства пассажирских транспортных средств (в основном авто- и авиастроение), моторного топлива (и, конечно, добыча нефти), а также отрасли строительства и операции с недвижимым имуществом.

Вместе с тем, полагают авторы прогноза, современная ситуация создала значительный потенциал для роста отраслей цифровой экономики, и при поддержке регуляторов эффект цифровой трансформации традиционных отраслей не только позволит значительно поддержать выход из кризиса, но и создаст долгосрочный задел конкурентоспособности экономик, которые пошли по пути адаптации.

В 2021—2022 гг. ожидается просадка мировых инвестиций и, соответственно, сжатие российского экспорта неэнергетических товаров.

В России

Карантин продлится до конца июня, в IV квартале текущего года ожидается еще одна волна заболеваемости ориентировочно продолжительностью два месяца с предполагаемыми потерями ВРП крупных городов до 20%.

Въездной/выездной туризм: –90% от среднего многолетнего значения в 1-м полугодии, –85% в III квартале, –90% в IV квартале, –35% в среднем за 2021 г.

Экспорт/импорт транспортных услуг: –50% от среднего многолетнего значения во II квартале, –40% в III квартале, –50% в IV квартале, –20% в среднем в 2021 г.

Поведение компаний: перераспределение ресурсов от инвестиций к поддержке зарплаты в 2020—2021 гг.

Из-за затяжного кризиса и исчерпания возможностей «пассивной адаптации» компаний и субъектов Федерации к новым условиям функционирования возникает масштабная коррекция занятости во 2-м полугодии (и в этом заключается принципиальное различие с оптимистичным сценарием). Скачок безработицы до 8,0—8,3% рабочей силы в 2021 г. и 7,0—7,3% в 2022—2023 гг., усиливая конкуренцию на рынке труда, будет сдерживать динамику реальной заработной платы.

Что касается бюджета, то аналитики ЦМАКП предполагают выполнение уже принятых решений в 2020 г. Приоритетными направлениями становятся: а) поддержание доходов населения и компаний; б) бюджетная стабильность.

С 2022 г. планируется реализация Национальных проектов в значимых масштабах.

Денежно-кредитная политика — мягкая. К середине 2020 г. в рамках объявленной стимулирующей ДКП предполагается снижение ключевой ставки до 4,5—4,75%. К концу 2020 г. в условиях нового ослабления рубля произойдет корректирующее повышение ключевой ставки до 5,0%. С конца 2022 г. в сценарии предусмотрено постепенное ее повышение с выходом в диапазон «годовая инфляция плюс 2%» к концу 2023 г.

С точки зрения ставки по кредитам конечным заемщикам мягкость процентной политики ЦБ будет уравновешена большей премией за риск, закладываемой банками, но по итогу рост кредитных ставок для конечных заемщиков будет незначительным.

В этом варианте прогноза его авторы предполагают умеренное участие Банка России в операциях на вторичном рынке государственных облигаций в целях поддержки ликвидности в экономике, а также обеспечения стабильности кривой доходностей по безрисковым активам.

Ожидаемые результаты

Провал в динамике ВВП в 2020 г. ожидается примерно вдвое более глубоким (от –8,0 до –8,2%), чем в оптимистичном варианте. При этом последующий прирост в 2021 г. представляется довольно умеренным (3,7—4,0%). Затем к 2022—2023 гг. экономическая динамика практически выходит на уровень оптимистичного сценария (2,1—2,5%).

Вторая волна эпидемии и кризис на внешнем рынке приведут к продолжающемуся почти весь период кризису инвестиций в основной капитал (в первую очередь частных). В 2020 г. их спад составит 18,8—19,2%. В отличие от оптимистичного, в рассматриваемом базисном сценарии кризисный провал в инвестициях не восстанавливается в последующие годы (прирост в 2021 г. — 2,7—3,0%, в 2022 г. — 4,2—4,5%).

На динамику реальной заработной платы в данном сценарии воздействует существенно более высокий уровень безработицы, подскакивающий во 2-м полугодии 2020 г. (на фоне «второй волны» карантинных мероприятий) и в 2021 г. В итоге провал реальной заработной платы (от –4,5 до –4,8%) оказывается почти вдвое выше, чем в оптимистичном сценарии, с последующей стагнацией в 2021 г. И только в 2023 г. начнется ее интенсивный прирост (2,2—2,5%).

Просадка потребительского кредитования в данном сценарии окажется гораздо более глубокой по сравнению с оптимистичным сценарием (на пике спада в I квартале 2021 г. на 14,8% к I кварталу 2020 г.), а крупномасштабного эффекта реализации «отложенного спроса» не возникнет из-за затяжного кризиса и значительной потери доходов населения.

В итоге сокращение товарооборота в 2020 г. (от –4,5 до –4,8%) окажется втрое больше, чем в оптимистическом сценарии, а возможности его восстановления в 2021 г. не просматриваются (от +0,2 до +0,5%). И только в 2023 г. прирост товарооборота составит 2,7—3,0%.

Эксперты ЦМАКП считают, что можно ожидать существенного ослабления рубля во 2-м полугодии 2020 г. под влиянием нового снижения цен на нефть, сезонного роста внутреннего спроса на валюту (закупки импорта), оттока капиталов с развивающихся рынков (в том числе и с российского). В 2022—2023 гг. рубль будет умеренно укрепляться под влиянием перехода к постепенному росту мировых цен на нефть и сокращения оттока капитала из российской экономики.

В итоге с IV квартала 2020 г. и до 2022 г. курс рубля будет колебаться в коридоре 87—91 руб. за долл. и только в 2023 г. он укрепится до 83—87 руб. за долл.

Из-за девальвации рубля инфляция в течение двух лет будет существенно выходить за границу, установленную Банком России (2020 г. — 5,5—5,7% и 2021 г. — 5—5,3%), и лишь в 2022—2023 гг. приблизится к этой границе (4,0—4,3%), предполагает базовый сценарий ЦМАКП.

Макроэкономические прогнозы международных организаций на 2020 г.

Темп прироста ВВП, %*

ВБ, январь 2020 г.

ООН, май 2020 г.

МВФ, апрель 2020 г.

Справочно: 2019 г.

Мир (по ППС)

3,2

–2,6

–1,4

2,9

США

1,8

–4,8

–5,9

2,3

Зона евро

1,0

–5,8

–7,5

1,1

Япония

0,7

–4,2

–5,2

1,1

Китай

5,9

1,7

1,2

6,1

Индия

5,0**

1,2**

1,9**

5,8

Бразилия

2,0

–5,2

–5,3

1,1

Россия

1,6

–4,3

–5,5

1,3

Нефть, долл./барр.***

59,0****

35,6

61,0

* В таблице отражены темпы прироста мирового ВВП по ППС. Темпы прироста ВВП по странам рассчитаны в соответствующих национальных валютах.

** За фискальный год (01.07—30.06).

*** Среднее цены сортов Dubai, Brent, WTI, если не указано иное.

**** Brent.

Источник: ЦМАКП