1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 574

Количество жалоб на арбитражных управляющих растет: в чем причины и есть ли выход?

Количество жалоб на арбитражных управляющих растет пропорционально росту количества процедур. В 2016 г. на арбитражных управляющих было подано 11 626 жалоб, в 2017 г. — 15 544, в 2018 г. — уже 17 571 (по данным Росреестра1), при этом количество введенных процедур составило, соответственно, 50 764 в 2016 г., 63 256 в 2017 г. и 77 694 в 2018 г. (без учета мировых соглашений; по данным ЕФРСБ2). Таким образом, практически каждая четвертая процедура сопровождается жалобой на арбитражного управляющего. В чем причины недовольства работой арбитражных управляющих и какова специфика их деятельности, а также статистические данные по жалобам на арбитражных управляющих рассмотрим в материале.

Очевидных причин для такого высокого процента жалоб на управляющих может быть две:

  • профессиональный уровень арбитражных управляющих чрезвычайно низок либо

  • жалобы используются участниками дела о банкротстве как средство давления на арбитражного управляющего.

Если верен первый тезис, тогда нужно ожидать большего количества жалоб на начинающих арбитражных управляющих по сравнению с опытными арбитражными управляющими, однако практика банкротства говорит, что это не так.

По данным Росреестра, в среднем чуть больше четверти поданных жалоб заканчиваются составлением протокола об административном правонарушении, из них треть административных дел прекращается. Иными словами, 90% жалоб не имеют под собой оснований (см. табл. 2). При этом налицо тенденция к увеличению количества «отказных» решений.



В тех случаях, когда вина арбитражного управляющего доказана, суд стал чаще применять такие меры административного воздействия, как предупреждения, а наложение штрафа стало применяться реже. Вместе с тем резко возросло (более чем в семь раз) количество решений о дисквалификации арбитражных управляющих — с 39 в 2016 г. до 306 в 2018 г. (см. график). Основное количество решений о привлечении арбитражного управляющего к ответственности, в том числе решений о дисквалификации, выносится по основаниям ч. 3 и 3.1 ст. 14.13 «Неправомерные действия при банкротстве» КоАП РФ, предусматривающим ответственность за неисполнение (либо повторное неисполнение) арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).


Справедливости ради отметим, что есть и прямо противоположные примеры. Известен случай, когда региональное управление Росреестра, рассмотрев жалобу кредитора на действия временного управляющего, выразившиеся в том, что наблюдение безосновательно длилось в полтора раза дольше положенного по закону (не семь месяцев, а больше десяти), первое собрание кредиторов было проведено не за 10 дней до даты, определенной судом, а спустя два дня, отчет временного управляющего представлен в суд не за пять дней до даты заседания суда, а в день заседания, не нашло в его действиях нарушений (дело № A82-24167/2017). К сожалению, такие случаи в статистическую отчетность Росреестра не попадают.

Проблема подготовки арбитражных управляющих

Подготовка арбитражных управляющих состоит из трех этапов и занимает больше двух с половиной лет. Первый этап, который занимает от четырех до шести месяцев, заключается в изучении теории по Единой программе подготовки арбитражных управляющих (утв. приказом Минэкономразвития России от 10.12.2009 № 517) и заканчивается сдачей государственного экзамена. Второй этап — двухлетняя стажировка в качестве помощника арбитражного управляющего. Лишь после успешного окончания второго этапа человек может стать арбитражным управляющим. Третий этап — ежегодное обязательное повышение квалификации. При этом каждый из этапов вызывает сомнения в его эффективности в вопросе подготовки арбитражного управляющего. Начнем с последнего.

Ежегодное обязательное повышение квалификации (регламентировано Федеральным стандартом деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее — СРО АУ) «Требования к организации повышения уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих», утв. приказом Минэкономразвития России от 26.12.2013 № 786) должно происходить ежегодно в объеме не менее 24 часов либо в форме обучения в образовательных организациях высшего образования, либо путем участия в научно-практических мероприятиях (семинарах, конференциях), либо путем защиты научных работ, публикации статей, исследований, иных научных материалов по вопросам несостоятельности (банкротства). На практике этот формат повышения качества работы арбитражных управляющих чаще всего осуществляется путем заочного обучения по программам, слабо связанным с практикой арбитражного управления. В силу специфики работы образовательных организаций они больше ориентированы на утвержденные стандарты обучения (программы) и мало интересуются практикой, тогда как ежегодный формат повышения квалификации предполагает именно изучение практики, а не теории. Участие арбитражных управляющих в семинарах или конференциях затруднительно в связи с тем, что в подавляющем большинстве случаев арбитражные управляющие работают далеко от места проведения семинара или конференции и участие в этих мероприятиях связано с дополнительными, зачастую существенными, затратами.

Двухлетняя стажировка арбитражного управляющего имеет свою уникальную специфику. Требование о двухлетней стажировке («не менее чем») было включено в ст. 20 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) летом 2016 г. До этого существовало требование о шестимесячной стажировке кандидата в арбитражные управляющие, за которую кандидат должен был официально заплатить от 10 000 до 20 000 руб. в СРО АУ. Сегодня СРО АУ не берут с кандидатов плату за стажировку, но и не платят за нее. Много ли найдется желающих честно и добросовестно работать в течение двух лет за свой счет? Но и это еще не все. «Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего» — это еще один Федеральный стандарт деятельности СРО АУ, утвержденный 18.12.2012 приказом Минэкономразвития России № 799, на основании которого СРО разрабатывают свои внутренние Положения о прохождении стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего, которые кандидат в арбитражные управляющие должен соблюдать. В соответствии с ними каждому новоиспеченному стажеру назначается руководитель стажировки из числа членов СРО и утверждается план стажировки, который, в числе прочего, должен содержать составление основных разделов плана внешнего управления, а также реализацию мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления. То есть обязательным условием успешного прохождения стажировки является участие в «мероприятиях, предусмотренных планом внешнего управления», который должен разработать руководитель стажировки в статусе внешнего управляющего (п. 2 ст. 99 Закона о банкротстве). Внешнее управление вводится решением суда по итогам завершения процедуры наблюдения (п. 1 ст. 75 Закона о банкротстве). В 2018 г. внешнее управление вводилось в среднем в 2,7% случаев, что составило 278 случаев введения внешнего управления на 10 539 наблюдений (по данным ЕФРСБ). Если сравнить это число (278) с количеством дисквалифицированных арбитражных управляющих (306) и общим числом арбитражных управляющих (10 039), возникает закономерный вопрос: все ли прошедшие стажировку прошли ее в полном объеме? И все ли прошедшие стажировку получили тот опыт, который, по мнению законодателя, они должны получить?

Но самые большие вопросы вызывает Единая программа подготовки арбитражных управляющих, утвержденная в 2009 г. В ней, например, один раздел из пяти, 45 из 572 часов, отведенных на всю программу подготовки арбитражных управляющих, или почти 8% времени, посвящено законодательству Российской Федерации об оценочной деятельности. В статье 130 Закона о банкротстве сказано, что арбитражный управляющий, во-первых, привлекает оценщика, во-вторых, оценка имущества должника проводится оценщиком, который должен соответствовать требованиям, установленным законодательством Российской Федерации об оценочной деятельности. То есть 8% времени будущие арбитражные управляющие тратят на то, к чему они не будут иметь никакого отношения. На государственном экзамене, который будущие арбитражные управляющие сдают по итогам обучения по Единой программе, они должны ответить на 287 вопросов, из которых 32, или больше 11%, посвящены вопросам оценки.

Понимание ответственности приходит с практикой

Как уже отмечалось, чаще всего арбитражных управляющих привлекают к ответственности по основаниям, предусмотренным ч. 3 и 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ, реже — по ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ за неправомерные действия при банкротстве, ст. 14.23 КоАП РФ — за осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом и ст. 17.7 КоАП РФ — за невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении. Части 3 и 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ предусматривают ответственность арбитражного управляющего за неисполнение обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), где под «неисполнением» законодатель понимает как действие, так и бездействие.

Практика показывает, что суды склонны расширительно толковать понятие «обязанности арбитражного управляющего». Если в нашумевшем деле № А60-52059/2011 о взыскании с арбитражного управляющего почти миллиарада рублей убытков основанием послужило его бездействие при взыскании дебиторской задолженности, то в деле № А40-178852/2015 бездействие арбитражного управляющего обосновали тем, что, обжалуя договоры должника, арбитражный управляющий ограничился судом первой инстанции и не стал обжаловать решение в апелляции.

Многие нюансы судопроизводства связаны с исполнительным производством. Так, например, приставы-исполнители нередко возвращают исполнительные листы, в которых отсутствует место рождения должника — физического лица, и получить указанные сведения без поддержки суда зачастую невозможно. И подобным особенностям отечественной судебной системы арбитражных управляющих не учат ни в рамках единой программы, ни на стажировке, ни при ежегодном повышении квалификации — эти знания приходят через ошибки, зачастую драматические.

Между должником и кредитором

Надо сказать, что действующий Закон о банкротстве имеет четко выраженную прокредиторскую направленность: арбитражный управляющий должен сделать все от него зависящее, чтобы удовлетворить требования кредиторов. Положения о субсидиарной ответственности руководителя и иных контролирующих лиц должника, внесенные в закон летом 2017 г., — последний и самый сильный аргумент в борьбе за конкурсную массу. Однако вся логика предпринимательства построена на том, что в коммерческие отношения вступают два лица — в терминологии законодательства о банкротстве это должник и кредитор — и оба они одинаково ответственны за коммерческий результат. Сегодня даже банки предлагают проверить вашего контрагента. В деле № А40-178852/2015 кредиторы обвиняют во всех неудачах арбитражного управляющего, но здесь возникает вопрос: неужели кредиторы не знали, что руководитель должника вывел значительные суммы за рубеж? Неужели они в своей деятельности не учли подобные риски?

Получается, что арбитражный управляющий является ключевой фигурой в процедуре банкротства, от него зависит, чем может закончиться противостояние между кредиторами и должником. В такой ситуации суд должен всячески содействовать арбитражному управляющему, а не «топить» его.

Кроме обозначенных проблем в современном отечественном институте банкротства можно выделить еще несколько, например проблему анализа финансового состояния должника. Ныне действующие Правила проведения арбитражным управляющим финансового анализа утверждены постановлением Правительства РФ № 367 в 2003 г., они опираются на бухгалтерскую отчетность, которая, плавно теряя актуальность, перестала соответствовать указанным правилам в 2015 г. В итоге растет доля отчетов арбитражного управляющего о проведении финансового анализа с комментарием «недостаточно информации», и вину за это нередко возлагают на самого арбитражного управляющего.

Законодательные ограничения касаются всех сторон арбитражного процесса: и арбитражного управляющего, и суда, и должника, и кредиторов. Чтобы повысить качество процесса, уменьшить количество необоснованных придирок к арбитражному управляющему, повысить его эффективность и профессионализм, необходимо кардинально пересмотреть законодательство о банкротстве и систему подготовки арбитражных управляющих.


1 Доступны по ссылке: https://rosreestr.ru/site/openservice/statistika-i-analitika/statisticheskaya-otchetnost/.

2 Доступны по ссылке: http://download.fedresurs.ru/news/Статистический бюллетень ЕФРСБ 2018.pdf.