1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 574

Назначение арбитражного управляющего: как обеспечить его независимость?

Зарубежные законодательства по-разному подходят к формулированию требований к управляющим при банкротстве. Например, немецкий суд может назначить управляющим любое лицо, которое он сочтет пригодным и компетентным для исполнения этих обязанностей. Недобросовестное или неразумное поведение управляющего приводит к тому, что в следующий раз его не назначат на процедуру. Российское законодательство, напротив, пытается детально формализовать набор требований к управляющим. При этом реформирование законодательства не прекращается: только за последнее время регулятор сделал несколько попыток «разорвать» даже потенциальные связи между арбитражным управляющим и лицом, предлагающим его для утверждения. Обсуждаются системы рейтингования и случайного выбора управляющего, которые должны решить проблему его независимости. И все же представляется, что излишняя детализация требований к управляющему в законе — это тупиковый путь. Скорее, закон должен формулировать некие базовые принципы, а детали — прорабатываться судебной практикой. Основные требования к управляющему можно свести к тому, что он должен быть добросовестным, компетентным, не зависимым от должника и кредиторов, а также соответствовать неким формальным требованиям. Особенности реализации этих требований формирует судебная практика. О том, как она складывается в части реализации требования о независимости арбитражного управляющего, читайте в материале.

Требование о беспристрастности арбитражного управляющего, отсутствии у него заинтересованности в делах должника и его кредиторов закреплено в законе. П. 2 ст. 20.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) гласит, что судом не могут быть утверждены в деле о банкротстве арбитражные управляющие, которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам.

Правоприменительная практика в части подходов к обеспечению беспристрастности арбитражного управляющего пока еще нащупывает «золотую середину», склоняясь из одной крайности в другую. Так, поначалу суды попытались применять установленное законом определение заинтересованных лиц — аффилированных и входящих в одну группу. Но выяснилось, что если начинать разбираться детально, то может оказаться, что в отдельно взятом городе в принципе нет незаинтересованных лиц. Особенно это справедливо по отношению к управляющим, которые выступают в этой роли при банкротстве десятков, а иногда и сотен компаний.

Тогда суды «качнуло» в другую сторону — они минимизировали глубину погружения и аффилированность признают лишь в очевидных случаях.

Пример из практики

В одном деле кассация оставила в силе решение суда об отказе в назначении конкурсного управляющего — супруги адвоката, который ранее выступал от лица кредитора. Суд отметил, что назначенный управляющий состоит в брачных отношениях с представителем заявителя по делу о банкротстве, а решение об утверждении управляющего принято аффилированными лицами, являющимися доминирующими кредиторами должника.

Постановление АС Уральского округа от 27.05.2015 № Ф09-2734/15 по делу № А71-5454/2013

Одновременно суды пытаются нащупать пределы расширения собственных дискреционных полномочий в части отстранения управляющего. На уровне высших судебных инстанций еще в 2012 г. была сформулирована абстрактная позиция, что у суда есть право по собственной инициативе отстранить управляющего или отказать в его утверждении при наличии достаточных обоснованных сомнений в его добросовестности, компетентности или независимости. Так, в информационном письме Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих» сказано, что в случае, когда после утверждения конкурсного управляющего выявляются или возникают обстоятельства, препятствовавшие его утверждению, арбитражный суд может назначить заседание по вопросу об отстранении такого конкурсного управляющего и при отсутствии ходатайства лиц, участвующих в деле, либо собрания (комитета) кредиторов (п. 5).

Аналогичная позиция содержится в п. 56 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»: в тех исключительных случаях, когда совершение арбитражным управляющим неоднократных грубых умышленных нарушений в данном или в других делах о банкротстве приводит к существенным и обоснованным сомнениям в наличии у арбитражного управляющего должной компетентности, добросовестности или независимости, суд вправе по своей инициативе или по ходатайству участвующих в деле лиц отказать в утверждении такого арбитражного управляющего или отстранить его.

Абстрактные подходы несколько позже начали использоваться в конкретных делах.

Пример из практики

В одном деле Президиум ВАС РФ удовлетворил требование об отстранении конкурсного управляющего, назначенного из состава ликвидационной комиссии на внеочередном общем собрании участников общества, указав, что члены ликвидационной комиссии подотчетны учредителям юридического лица и являются зависимыми от них лицами, что свидетельствует об их заинтересованности и препятствует их утверждению в качестве арбитражного управляющего.

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.01.2013 № 11110/12 по делу № А73-6489/2011

Однако, несмотря на наличие разъяснений, этот подход не получил широкого распространения. Судебная практика по-прежнему изобилует спорами должников и кредиторов о назначении арбитражного управляющего. Большая часть этих споров порождается попытками кредиторов пресечь назначение арбитражного управляющего, прямо или косвенно связанного с должником.

Неработающая норма закона о банкротстве

В декабре 2014 г. законодатель предпринял попытку дополнительно оградить конкурсную массу должника от недобросовестных действий связанного с должником управляющего. Тогда в Закон о банкротстве была введена норма, согласно которой, если заявление о собственном банкротстве подает должник, то у него нет права предложить кандидатуру управляющего. Взамен случайным образом выбирается саморегулируемая организация (СРО) арбитражных управляющих, а уже СРО предлагает кандидатуру управляющего. Представлялось, что независимый управляющий, назначенный таким образом, будет действовать добросовестно и пресекать попытки вывода активов в ущерб конкурсной массе.

Проблема в том, что порядок случайного выбора СРО так и не был утвержден. В итоге судебная практика оказалась разнородной. В некоторых регионах суды разработали собственные регламенты случайного выбора, и там назначение действительно не зависит от воли должника. В других регионах суды в отсутствие установленного законом порядка случайного выбора назначают управляющего, предлагаемого должником, а кредиторы ищут лазейки, чтобы оспорить такое решение, и это не всегда удается.

Пример из практики

В одном деле суд указал, что в рассматриваемых нормах отсутствует запрет на выбор судом в качестве саморегулируемой организации арбитражных управляющих, из числа членов которой должен быть утвержден конкурсный управляющий, той саморегулируемой организации, которая указана в заявлении должника.

Постановление АС Московского округа от 20.06.2017 № Ф05-7695/2017 по делу № А40-180937/16

Кредитор-заявитель, аффилированный с должником, не должен выбирать управляющего

Не урегулированный пока в законе и практике момент — назначение управляющего кредитором, заинтересованным по отношению к должнику. Независимые кредиторы полагают, что и в этом случае должен работать механизм случайного выбора. Суды, как показывает практика, часто идут им навстречу.

Пример из практики

В деле о банкротстве ОАО «Камско-Устьинское ХПП» кредитор, который выступил заявителем по делу о банкротстве, входил в одну группу компаний с должником. Этот кредитор-заявитель предложил СРО, из которой был выбран управляющий. Другой кредитор обжаловал это решение.

Суд кассационной инстанции встал на сторону независимого кредитора, указав, что апелляционный суд при определении кандидатуры арбитражного управляющего не дал оценку его доводам о наличии признаков аффилированности кредитора с должником и о необходимости рассмотрения вопроса об определении СРО методом случайной выборки. На этом основании кассация постановила, что решение об утверждении управляющего подлежит отмене, и вопрос об утверждении управляющего направила на новое рассмотрение в апелляцию. В итоге путем случайного выбора была определена другая СРО, а из нее — новый арбитражный управляющий.

Постановление АС Поволжского округа от 22.03.2018 № Ф06-29280/2017 по делу № А65-12134/2017

Погашение задолженности перед кредитором, аффилированным с должником, — еще один путь, которым порой вынуждены идти другие кредиторы, опасающиеся действий зависимого управляющего.

Пример из практики

Один из кредиторов ООО «Ангарстрой» погасил задолженность по выплате выходного пособия перед тремя бывшими работниками должника. Первая и вторая инстанции не усмотрели в этом ничего зазорного, а вот третья инстанция сочла, что кредитор злоупотребил правом, преследуя цель лишить граждан статуса заявителей по делу, в том числе полномочий предложить конкретную кандидатуру арбитражного управляющего.

ВС РФ указал, что факт погашения задолженности в полном объеме до введения первой процедуры несостоятельности не свидетельствует о злоупотреблении правом. Совершая действия по погашению долга перед работниками должника, кредитор не скрывал, что поступает экономически для себя невыгодно в связи с опасением в недобросовестном подконтрольном должнику банкротстве, поскольку один из заявителей ранее являлся генеральным директором должника; все объекты недвижимого имущества проданы в преддверии банкротства; заявление о признании должника банкротом подано заявителями до вступления в законную силу соответствующих решений судов общей юрисдикции о взыскании задолженности по выплате выходного пособия.

Определение ВС РФ от 25.01.2017 № 305-ЭС16-15945 по делу № А41-108121/2015

Недобросовестность должника может быть расценена как попытка помешать кредитору назначить управляющего

Недобросовестные действия должника кредиторы, а часто и суды, склонны расценивать как попытку помешать им предложить кандидатуру управляющего. Так ли это, не всегда известно, но лишение должника права предложить управляющего выступает своеобразной санкцией за допущенные им нарушения.

Пример из практики

В одном деле должник — ООО «Концерн „РИАЛ“» — опубликовал сообщение о намерении обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве не за 15 дней, как это положено по закону, а уже после подачи заявления. Суд, дождавшись публикации, возбудил дело о банкротстве. Кредитор подал заявление о признании должника банкротом позже, чем должник, но раньше, чем делу был дан ход. Суды двух инстанций сочли, что, раз первым поступило заявление должника, у кредитора нет права предложить кандидатуру управляющего. ВС РФ рассудил иначе. Он указал, что нарушение порядка публикации носит неустранимый характер, а, следовательно, суд первой инстанции должен был вернуть заявление, поданное с таким нарушением. По мнению ВС РФ, должник своими действиями пытался лишить кредитора права предложить кандидатуру управляющего.

Определение ВС РФ от 18.07.2018 № 308-ЭС18-3917 по делу № А20-3223/2017

Необоснованное частичное погашение долга перед заявителем — повод ввести процедуру

Один из видов явного злоупотребления с целью помешать заявителю предложить свою кандидатуру — частичное погашение его долга до суммы немногим меньше лимита в 300 000 руб., установленного для реализации кредитором права обратиться в суд с заявлением о банкротстве. Суды пресекают такую практику и вводят процедуру, если видят, что частичное погашение не имеет под собой экономической базы.

Пример из практики

В деле о банкротстве ГУП Ростовской области «Аксайское дорожное ремонтно-строительное управление» суды трех инстанций отказали кредитору в введении процедуры наблюдения в связи с тем, что его требования были частично погашены третьим лицом. При этом погашение было произведено с таким расчетом, чтобы оставшаяся сумма долга — 299 000 руб. — лишь немногим не дотягивала до установленного законом лимита в 300 000 руб. Аналогичным образом были погашены требования еще трех кредиторов — им суды также отказали во введении процедуры.

ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение, указав, что в действиях лица, осуществлявшего частичное погашение долга, прослеживаются явные признаки злоупотребления правом. Это лицо не преследовало цели погасить долги предприятия, напротив, его действия были направлены на лишение кредитора статуса заявителя по делу о банкротстве, в том числе на лишение предоставляемых данным статусом полномочий по предложению кандидатуры временного управляющего.

Определение ВС РФ от 15.08.2016 № 308-ЭС16-4658 по делу № А53-2012/2015

Такой же вывод содержится в постановлении кассационной инстанции по другому делу. В этом деле третье лицо также осуществило частичное погашение долга заявителя с расчетом, чтобы остаток был чуть меньше 300 000 руб., и суд первой инстанции оставил заявление о банкротстве без рассмотрения. Апелляция решение отменила, и кассация ее поддержала.

Постановление АС Московского округа от 20.06.2017 № Ф05-7796/2017 по делу № А40-183628/15

Суды ограничены в выборе аргументов

К сожалению, ВС РФ не всегда приводит подробную аргументацию своих решений об отстранении управляющих, сказывается и недостаточно подробное освещение проблемы зависимости управляющего в законе. В итоге в некоторых случаях практика идет по пути формального копирования решений ВС РФ.

Так, например, сформировалась практика сохранения в деле удовлетворяющего требованиям закона арбитражного управляющего, предложенного первым заявителем. Это справедливо для случаев, когда требования заявителя полностью или частично погашены, а также когда произошел переход статуса заявителя к другому лицу. Так, в п. 27 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемыми в этих делах процедурами банкротства (утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016), отмечается, что право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации с учетом специфики отношений несостоятельности не может перейти ко второму заявителю независимо от того, погашено первоначально заявленное требование должником после подачи заявления в суд либо по нему осуществлено процессуальное правопреемство.

Такую же позицию ВС РФ занял в деле о банкротстве ОАО «Компания „ГЛАВМОССТРОЙ“». В Определении от 02.11.2017 № 305-ЭС16-20931 (2) по делу № А40-165525/2014 сказано, что действия должника по погашению задолженности перед кредитором до введения первой процедуры банкротства указывают на обоснованность предъявленных требований и свидетельствуют о том, что в случае рассмотрения заявления кредитора по существу именно ему были бы предоставлены полномочия на предложение кандидатуры арбитражного управляющего.

Планы законодательно ограничить права аффилированных кредиторов

Как видно, должники проявляют изобретательность в стремлении самостоятельно выбрать кандидатуру арбитражного управляющего, а кредиторы — упорство в обжаловании таких решений. Все это приводит к увеличению нагрузки на суды, затягиванию банкротных процедур и росту расходов на них. В условиях, когда эффективность процедур невысока, а сроки затянутые, это непозволительная роскошь.

Кредиторы в первом полугодии 2018 г. получили 6,5% включенных в реестры требований по завершенным делам, лишь немногим больше, чем 4,3% возвращенных средств в аналогичном периоде 2017 г., следует из сведений, раскрытых арбитражными управляющими на портале fedresurs.ru. Несмотря на то что закон устанавливает срок в шесть месяцев на ведение процедуры конкурсного производства, в среднем процедура длится около двух лет.

Планы по внесению в законодательство дополнительных запретов на назначение управляющих кредиторами, аффилированными с должниками, уже есть. Законопроект № 239932-7, который, как ожидается, Госдума рассмотрит во втором чтении осенью 2018 г., предлагает осуществлять случайный выбор СРО в случае, если заявление подает заинтересованный по отношению к должнику кредитор, вместо того, чтобы давать ему возможность предложить кандидатуру управляющего.

Кроме этого, согласно документу, при поступлении нескольких ходатайств иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в ходатайстве лица, не являющегося заинтересованным по отношению к должнику, поступившем в арбитражный суд первым, или кандидатуру арбитражного управляющего, представленную саморегулируемой организацией, указанной в таком ходатайстве.

Обязанность представлять сведения о собственной заинтересованности возлагается на самого кредитора, и устанавливается ответственность за непредставление этих сведений. К заинтересованным относятся в том числе контролирующие должника лица.

Эффективность случайного выбора требует тестирования

Еще один законопроект, который пока находится в стадии обсуждения, предполагает переход на случайный выбор управляющих на основе рейтинга, в том числе при подаче заявления кредитором (подробнее об инициативе читайте в материале «Арбитражных управляющих собираются назначать случайным образом. Решит ли это проблему аффилированности с кредиторами и должниками?», «ЭЖ-Юрист», № 17—18, 2018). Конечно, случайный выбор сведет количество судебных споров о назначении управляющего к минимуму. Но такая перспектива пугает кредиторов, которые не готовы доверять рулетке процесс назначения управляющего.

Представители профсообщества считают, что прежде чем вводить рейтингование, нужно поменять базовые принципы функционирования управляющих: систему входа в профессию, принципы вознаграждения и регулирования. Такие глобальные изменения, безусловно, положительно скажутся на повышении эффективности процедур, но, скорее, в долгосрочной перспективе.

Еще один важный момент — ограждение управляющих от необоснованных жалоб кредиторов, стремящихся решить свои проблемы в процедуре банкротства, не считаясь с коллективными интересами. Так, количество рассмотренных судами жалоб на действие или бездействие арбитражного управляющего, по данным Федресурса, в первом полугодии 2018 г. выросло на 7% до 2185 шт. к аналогичному периоду 2017 г., а доля удовлетворенных жалоб снизилась до 22 с 25%. В этой связи предлагаемое сообществом ограничение по сроку подачи жалоб на управляющих и введение пошлин при подаче жалоб поможет более адекватной оценке управляющего в рейтинге.

На взгляд автора, случайный выбор с предварительным рейтингованием может быть эффективным. Вопрос в том, насколько объективной и проработанной будет методика. Возможно, имеет смысл протестировать ее для определенной группы процедур, например, инициируемых налоговой службой. И в случае, если рейтингование и случайный выбор дадут повышение эффективности, распространить их уже на весь рынок.