1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 68

Сбудутся ли надежды на ускорение ВВП

Эксперты РАНХиГС разложили темпы роста российского ВВП на три составляющие — структурную, внешнеторговую и конъюнктурную — и пришли к интересному выводу. Прирост экономики в нынешнем году может составить 1,7—2,0%. Однако опрос 25 профессиональных прогнозистов, сделанный ВШЭ, пока подтверждает ожидания Минэкономразвития (1,3%).

Прирост ВВП России в 2018 г., согласно оценке Росстата, составил 2,3%, что является максимальным годовым значением с 2012 г. Номинальный объем ВВП превысил 100 трлн руб. (103626,6 млрд руб., примерно 1657 млрд долл. по среднегодовому курсу рубля).

Вместе с тем Минэкономразвития объясняет рост ВВП в 2018 г. действием «разовых факторов» и сохраняет свой осенний прогноз с замедлением темпов прироста в 2019 г. до 1,0—1,3% (в зависимости от сценария).

Для объективной оценки текущего состояния российской экономики и возможности выхода на целевые показатели развития ученые Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) проанализировали сложившуюся по итогам 2018 г. структуру темпов роста ВВП. В этих целях они использовали адаптированную к российским условиям методику декомпозиции темпов роста ВВП, согласно которой наблюдаемая динамика являются совокупностью структурной, внешнеторговой и конъюнктурной составляющих.

Структурная компонента отвечает за долгосрочные темпы роста ВВП и определяется динамикой фундаментальных факторов производства: труда, капитала, совокупной факторной производительности. Внешнеторговая компонента определяется колебаниями условий торговли страны, а в нашем случае тесно коррелирует с мировыми ценами на сырьевые товары: нефть, газ, металлы и др.

Конъюнктурная компонента представляет собой сумму внутреннего делового цикла и случайных шоков.

Возможен прирост в пределах 1,7—2%

Основной вклад в темпы роста ВВП в 2018 г. внесла структурная компонента, которая оценивается аналитиками РАНХиГС в 1,6—1,8 п.п. Она остается вполне стабильной с 2016 г. и — до 2024 г.

«Наши оценки показывают, что минимум значений совокупной факторной производительности (СФП) был пройден в 2015—2016 гг. В прошлом году СФП находилась примерно на уровне 2013 г., когда экономика начала заметно замедляться еще при сохранении высоких цен на нефть, — отмечает старший научный сотрудник РАНХиГС Павел Павлов. — К 2024 г. совокупная факторная производительность не поднимется выше уровня, соответствующего 2008—2009 гг. Вклад инвестиций и увеличения основного капитала в структурные темпы роста практически полностью компенсируется снижением численности экономически активного населения».

Несмотря на повышение цен на нефть в 2018 г. с 53 до 69,6 долл. за баррель марки Urals, они остаются ниже среднего многолетнего уровня за прошлые периоды. Поэтому вклад внешнеторговой компоненты в рост ВВП в 2018 г. был отрицательным, примерно –0,5 п.п., но масштабы этого отрицательного влияния были заметно меньше, чем в 2015—2017 гг.

Конъюнктурная составляющая в 2018 г. осталась на уровне 2017 г., примерно 1,2 п.п., что свидетельствует о сохранении тенденции к плавному циклическому росту экономики.

Таким образом, результаты декомпозиции динамики ВВП не свидетельствуют о том, что прирост в прошлом году (2,3%) был связан с воздействием набора разовых внутренних факторов (это должно было отразиться на ускорении конъюнктурной составляющей). Скорее, на него повлияло улучшение ситуации на мировых товарных рынках. Динамика структурной и конъюнктурной составляющих ВВП плавная. Она соответствует гипотезе о медленном, но устойчивом преодолении экономикой последствий кризиса 2014—2015 гг., адаптации ее к условиям санкций и новому, более низкому, уровню цен на углеводородное сырье.

«Поскольку Минэкономразвития учитывает в своем прогнозе снижение цен на нефть в 2019 г. и текущие цены действительно несколько ниже среднего за 2018 г. уровня, увеличение отрицательного вклада внешнеторговой составляющей в темпы роста ВВП выглядит логичным, — комментирует ситуацию заведующий лабораторией макроэкономических исследований РАНХиГС Сергей Дробышевский. — Однако для торможения экономики до 1,0—1,3% требуется очень серьезное замедление конъюнктурной составляющей. Поскольку циклический рост можно считать достаточно устойчивым, к замедлению может привести серьезный внешний и внутренний отрицательный шок. В отсутствие таких негативных шоков для конъюнктурной или структурной составляющей рост ВВП в 2019 г. будет, по нашим оценкам, находиться в пределах 1,7—2,0%».

Консенсус-прогноз ВШЭ остается на уровне 1,3%

Тем не менее 25 экспертов, опрошенных Центром развития ВШЭ, считают, что темпы прироста отечественной экономики в текущем году будут равняться 1,3%.

«Хотя усредненный консенсус-прогноз почти не изменился по сравнению со своим прошлым значением, приходится констатировать, что в целом в сообществе экспертов настроения скорее ухудшились, — подчеркивает аналитик Центра развития „Вышки“ Сергей Смирнов. — Экстраординарную оценку роста ВВП в минувшем году (да, 2,3% в год теперь приходится рассматривать как нечто экстраординарное!) никто из экспертов не воспринял как начало долгожданной фазы ускорения».

Но нельзя не обратить внимание на тот факт, что консенсус-прогнозы на 2022—2023 гг. увеличились по сравнению с предыдущим опросом на 0,4—0,5 п.п. Это объясняется в определенной степени тем, что в панели участников появились два эксперта, прогнозирующие на эти годы ежегодный прирост ВВП на 2,5—3,5%.

Только один прогнозист повысил свои оценки по сравнению с прошлым опросом на 0,5—0,7 п.п., у остальных изменения обычно лежат в диапазоне ±0,1 п.п. В любом случае консенсус-прогнозы на 2021—2025 гг. по приросту ВВП остаются на 1,1—1,4 п.п. ниже прогнозов Министерства экономического развития. Еще сильнее они отстают от среднемировых темпов роста, вследствие чего удельный вес России в мировой экономике, согласно консенсус-прогнозу, будет в эти годы понемногу сокращаться. С другой стороны, лишь один эксперт ожидает небольшой рецессии в 2022—2023 гг. Оценки вероятности рецессии превышают 35% лишь в редких случаях.

Эксперты также ожидают очень медленного и, в общем, незначительного снижения цен на нефть и столь же постепенного ослабления рубля.

В целом, в более или менее длительной временной перспективе, консенсус-прогноз предполагает такой сценарий. Прирост ВВП будет составлять около 2% в год; инфляция — 4%; ключевая ставка ЦБ — чуть больше 6% годовых (+2—2,5% в реальном выражении); цена нефти — 63—65 долл. за баррель; курс ослабляется примерно на 1 руб./долл. в год, иногда чуть больше, иногда чуть меньше.

Таким образом, большинство экспертов ожидают вполне спокойной ситуации в финансовом сегменте при стагнации или (в лучшем случае) вялом росте в реальном секторе экономики.