1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 117

Инвестиции растут несмотря на неопределенность ситуации и вялый спрос

Рост инвестиций в основной капитал в III квартале прошлого года составил 5,2% к аналогичному периоду 2017 г. (за январь — сентябрь 4,4%). При этом в обрабатывающем секторе капвложения увеличивались быстрее, чем в добывающих отраслях. Экономисты отмечают, что компании могут инвестировать еще больше, ведь балансовая прибыль в экономике за девять месяцев выросла на 37%. Мешают неопределенность экономической ситуации и слабый спрос.

Динамика инвестиций в основной капитал за июль — сентябрь прошлого года, представленная Росстатом, свидетельствует об ускорении их прироста до 5,2% год к году против 3,6 и 2,8% в предыдущих двух кварталах.

Вместе с тем ситуация, по оценке экспертов Центра развития ВШЭ, выглядит противоречивой. Ряд опережающих индикаторов указывал на возможное замедление в III квартале инвестиционной активности, в частности динамики строительства, инвестиционного импорта и ряда секторов, производящих оборудование.

«Тем не менее при всей неопределенности перспектив наблюдающегося в российской экономике в III квартале инвестиционного оживления ясно, что внутренние сбережения в экономике есть. Однако средства компаний реального сектора с меньшей интенсивностью используются на цели инвестирования и в большей мере накапливаются, — подчеркивает аналитик „Вышки“ Валерий Миронов. — В частности, об этом говорит явный понижательный тренд индикатора склонности к инвестированию, показывающего поквартальное соотношение объемов инвестиций и ликвидности у компаний, аппроксимированной суммой балансовой прибыли и прироста кредитов за квартал».

Так, за январь — сентябрь 2018 г. объем балансовой прибыли в экономике увеличился на 37%, или на 2766 млрд руб., а размер инвестиций по экономике в целом за этот же период вырос только на 870 млрд руб. Ситуация неопределенности, риски и вялый внутренний спрос, по мнению экономистов ВШЭ, продолжают ограничивать инвестиционный процесс.

Обработка наращивает капвложения быстрее добычи

В январе — сентябре ушедшего года обрабатывающая промышленность демонстрировала весьма приличный рост инвестиций в основной капитал (на 4% к соответствующему периоду 2017 г.). Увеличение капвложений в добывающий сегмент за этот же период составило 3,2%.

Лидеры роста инвестиций в обрабатывающей промышленности остаются прежними: капиталоемкая целлюлозно-бумажная промышленность и пользующийся государственной поддержкой автопром.

Несмотря на более высокие темпы роста капвложений в обработке, основной объем инвестиций приходится на добывающую индустрию. «Если из состава обрабатывающей промышленности вычесть инвестиции в нефтепереработку, то станет ясно, что капвложения в добычу полезных ископаемых в целом вместе с переработкой нефти (2395 млрд руб. в январе — сентябре 2018 г.) более чем в два раза превышают инвестиции в обрабатывающую промышленность за минусом нефтепереработки (1107 млрд руб.)», — комментирует ситуацию эксперт ЦР Алексей Кузнецов.

Важная деталь: в добыче полезных ископаемых инвестиции составляют около 60% балансовой прибыли, а в обрабатывающей промышленности они не достигают 50%. Это может свидетельствовать о том, что перспективы быстрого увеличения спроса в обработке более пессимистично оцениваются производителями.

Кроме того, для финансирования капиталоемких проектов собственных ресурсов в обрабатывающей индустрии может не хватать. А возможность получения кредитов тут ограничивается более низкой рентабельностью, чем в добыче полезных ископаемых. В обработке рентабельность продаж сейчас примерно в три раза ниже, чем в добывающих секторах. Вплоть до последних месяцев рентабельность продаж в обрабатывающей промышленности была ниже ставки по кредитам на срок свыше одного года, которые можно использовать на инвестиционные цели. При этом тенденция к увеличению инфляции сказывается на ключевой ставке ЦБ и ставке по кредитам, что еще больше увеличивает отраслевые диспропорции в инвестиционном процессе.

Зарубежные рецепты привлечения инвестиций

Мировой опыт показывает, что в странах, где капвложения росли быстрее 6% в год, важную роль сыграли приток иностранных инвестиций и/или инновационный сектор экономики, которые были активно поддержаны государством.

Так, в Индии прямые иностранные инвестиции (ПИИ) осуществляются по «автоматическому маршруту» без предварительного разрешения правительства и Резервного банка Индии. А правительство в целом активно стимулирует инвестиции в отрасли, продукция которых востребована на рынке страны с условием, что впоследствии она может быть отправлена на экспорт.

В Индонезии регуляторы особое внимание обращают на обеспечение равноправного отношения как к внутренним инвесторам, так и к иностранным (на основании специального закона об инвестициях, принятого в 2008 г.). Здесь действует «служба одного окна» для регистрации компаний с местным и иностранным капиталом. Важнейшим приоритетом экономической политики в целом является поддержка экспортоориентированных отраслей экономики.

На долю Турции, являющейся крупным получателем ПИИ в Западной Азии, пришлось более четверти от общего объема их притока в регион в 2007—2015 гг. Однако с июля 2016 г. политическая нестабильность оказывала постоянное негативное влияние как на турецкую экономику в целом, так и на потоки ПИИ. Ведущие рейтинговые агентства понижали суверенный кредитный рейтинг страны.

На этом фоне приток ПИИ в Турцию существенно снизился. Тем не менее в целом страна продемонстрировала значительный рост инвестиций за счет различных мер поддержки национального бизнеса и наиболее перспективных секторов новой экономики. Так, в 2016 г. правительство представило обширный пакет мер поддержки НИОКР и инновационной деятельности. Кроме того, страна была самой активной среди развивающихся государств по количеству проблем, которые были решены с помощью международной системы урегулирования споров между инвесторами и государством ISDS (investor-state dispute settlement). Ее деятельность, с одной стороны, оценивается неоднозначно (в силу отсутствия, в частности, достаточной транспарентности), но с другой — играет позитивную роль медиатора в спорах между корпорациями и государством по вопросам защиты инвестиций.

Турецкий опыт особенно интересен для нас, поскольку эта страна пережила не только экономический, но и политический кризис, и при этом сумела сохранить высокие темпы роста инвестиций за счет внимания к инновационной экономике, а также в результате активного участия в международных инвестиционных соглашениях.

Еще один фактор привлечения инвестиций — внимание к секторам экономики, способным производить конкурентоспособную продукцию на экспорт. Именно развитие таких сегментов, как правило, ведет к росту инвестиций, что демонстрируют примеры Индии и Новой Зеландии. Кроме того, упрощение процедур ведения бизнеса и снятие излишних ограничений по входу и выходу из него с высокой вероятностью способствует как экономическому росту в целом, так и увеличению капвложений.

«Мировой опыт показывает, что даже в условиях неопределенности предприниматели могут выбирать совершенно разные инвестиционные стратегии: от наиболее осторожного минимаксного подхода, когда минимизируются максимально возможные потери, до максимаксного, когда максимизируются максимально возможные прибыли, — отмечает аналитик ВШЭ Наталья Самсонова. — Важную роль в таком выборе играет наличие (или, наоборот, отсутствие) оптимизма и взаимного доверия между бизнесом и регуляторами».