1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 275

Виктор Бациев: «Налоговые вычеты второго сорта. Почему суды все еще по-разному решают споры с участием граждан и государства?»

То ли по роковому стечению обстоятельств, то ли по иным, не поддающимся логическому объяснению причинам, но при возникновении серьезных правоприменительных проблем в налоговой сфере высшие судебные инстанции приходят к парадоксальным или не вполне последовательным выводам, главным образом в тех спорах, которые касаются прав и обязанностей налогоплательщиков — физических лиц.

Так, Конституционный cуд РФ слегка огорошил юридическую общественность декабрьским постановлением по легендарному «делу Ахмадеевой» (постановление КС РФ РФ от 08.12.2017 № 39-П), признав законность взыскания налоговых недоимок по правилам гражданского судопроизводства. А Коллегия по административным делам ВС РФ посчитала необходимым облагать налогом на доходы выгоду, получаемую гражданами в связи с реализацией мер социальной государственной поддержки; а именно — в связи приобретением очередником жилья у муниципалитета по льготной стоимости (Кассационное определение ВС РФ от 28.12.2016 № 53-КГ16-27).

Есть еще одно дело, которое можно смело проиллюстрировать словами грустной шутки: «Никогда такого не было, и вот опять…». Предваряя юридический анализ, необходимо сказать, что проблема, о которой мы поведем речь, во многом возникла из-за неуклюжих и непродуманных законодательных маневров.

Постоянное ужесточение правил и санкций при регулировании долевого участия в строительстве жилья в конце концов привело к тому, что застройщики стали прибегать к запутанным, а порой и откровенно фиктивным схемам сделок, чтобы вывести свои отношения с покупателями жилья из-под действия Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости <…>». Одной из наиболее популярных схем стали манипуляции с векселями. В деле, которое лежит в основе нашего исследования, факты и хронология событий имеют важное значение, поэтому на них необходимо остановиться подробнее.

Итак, гражданка Р. решила приобрести квартиру в строящемся многоквартирном жилом доме, используя кредитные средства, для чего обратилась к небезызвестному застройщику — компании «СУ-155». Сделка была построена следующим образом. Товарищество на вере (коммандитное товарищество) «„СУ-№155“ и Компания», действующее от имени доверителя — ЗАО «Энерготехпром ИнвестСтрой», заключило с Р. предварительный договор, в соответствии с которым последняя намеревалась приобрести квартиру. Далее между Р. и коммерческим банком был заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставил заемщику кредит, целевым назначением которого являлось приобретение простого беспроцентного векселя, выданного товариществом на вере «„СУ-№155“ и Компания». В тот же день платежным поручением от имени Р. на счет коммандитного товарищества «„СУ-№155“ и Компания» в качестве оплаты по договору купли-продажи векселя банк-кредитор перечислил денежные средства.

Заочным решением Бутырского районного суда г. Москвы от 15.02.2013 по гражданскому делу по иску Р. к застройщику и банку было признано право собственности истца на жилое помещение и в числе прочего установлено, что, приобретая вексель, Р. фактически вносила платеж, составляющий стоимость квартиры по предварительному договору купли-продажи.

По истечении некоторого времени Р. обратилась в налоговую с заявлением о предоставлении имущественного налогового вычета на основании ст. 220 НК РФ в сумме произведенных расходов на погашение процентов по кредиту, выданному ей на приобретение векселя. Но инспекция отказала в предоставлении вычета, указав, что имеющиеся у налогоплательщика документы не подтверждают того факта, что кредит, предоставленный заемщику на приобретение векселя, связан с приобретением квартиры.

Суд первой инстанции признал незаконным решение налогового органа, исходя из того, что факт использования векселя для оплаты квартиры установлен вынесенным ранее и вступившим в законную силу решением Бутырского районного суда г. Москвы от 15.02.2013. Однако в апелляционной инстанции данный судебный акт был отменен, а в удовлетворении административного иска налогоплательщику было отказано.

В мотивировочной части определения Мосгорсуда отмечалось, что кредитный договор Р. заключила с целью приобретения векселя, а не жилого помещения. Указанный договор мнимым или притворным не признавался, платежные документы, оформленные в установленном законом порядке и подтверждающие перечисление денежных средств, полученных по кредитному договору, на счет продавца квартиры, в налоговые органы не представлены.

Коллегия по административным делам ВС РФ в Определении от 07.05.2018 № 5-КГ18-9 прогнозируемо не согласилась с выводами Мосгорсуда, отменила его судебный акт и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию. Однако при этом и мотивировочная, и резолютивная части Определения Коллегии ВС РФ также дают повод для нескольких критических стрел в свой адрес.

С одной стороны, Коллегия обратила внимание на ключевой для разрешения спора вопрос об установлении реальной цели и экономической сущности сделок налогоплательщика. Но, с другой стороны, не поставила довольно очевидную точку в споре, углубившись во второстепенный вопрос: имеет ли преюдициальное значение для дела решение суда по гражданско-правовому спору. Да, возможно, с формальной точки зрения ссылка заявительницы на ст. 64 Кодекса административного судопроизводства, с точки зрения обязательности выводов и юридической квалификации взаимоотношений сторон, содержащихся в мотивировочной части решения Бутырского суда, не верна. Правовую позицию по налоговому спору суд, конечно же, формирует самостоятельно. Однако факты остаются фактами, и в данном конкретном случае, находясь в здравом уме и твердой памяти, трудно представить себе, что истинной целью гражданина может быть покупка на кредитные (а значит, платные) средства беспроцентного векселя компании-застройщика в тот момент, когда у него одновременно имеется с той же компанией предварительный договор купли-продажи квартиры (по которому он не внес ни копейки). Выражаясь образно, это все равно что верить в непритворность сделки по продаже кошки, которая по условиям договора должна уметь есть сено, давать молоко, мычать и бодаться.

Суд кассационной инстанции специально отметил, что в ходе рассмотрения дела административным ответчиком факт оплаты Р. квартиры векселем не оспорен. И, кроме того, как пояснила инспекция, после вступления в законную силу решения Бутырского районного суда г. Москвы и регистрации права собственности на квартиру Р. был предоставлен имущественный налоговый вычет в сумме фактически произведенных расходов на приобретение указанной квартиры. Однако, несмотря на все это, принципиального решения принято не было и дело возвратилось в суд апелляционной инстанции с указанием о проверке давно выясненных обстоятельств. И в этой связи представляется, что высшие суды должны проявлять гораздо большую решительность и постановлять окончательные судебные акты в делах, способных повлиять на интересы нескольких десятков тысяч семей.

Повторно дело рассматривалось Мосгорсудом совсем недавно (см. Апелляционное определение от 06.07.2018 № 33а-4647/2018). И в этот раз правовая позиция суда первой инстанции серьезных возражений у апелляции не вызвала. Судебный акт в части признания незаконным решения налогового органа об отказе в предоставлении имущественного вычета оставлен в силе. В части требований о возложении на налоговую обязанности выплатить Р. имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц принято новое решение, которым налоговая обязана повторно рассмотреть вопрос о наличии оснований для предоставления Р. имущественного налогового вычета. Говоря откровенно, такое решение не самое удачное, поскольку фактическая реализация прав истца вновь переводится в режим «долгого ящика».

Резюмируя, хотелось бы повторить уже неоднократно высказанную мысль. Экономическое правосудие при разрешении налоговых споров довольно давно приняло на вооружение доктрину о превалировании существа над формой, согласно которой принимаются во внимание реальные цели, результаты и экономическая природа рассматриваемых отношений (в противовес их документальной оболочке, способной ввести в заблуждение). Уже сформировался обширнейший пласт правоприменительной практики и оформились логичные и недвусмысленные правовые подходы, которые эффективно срабатывают, к примеру, в делах о получении необоснованной налоговой выгоды. Думается, что теперь необходимо достичь баланса, при котором названная доктрина будет работать в обоих направлениях, служа в том числе и защите прав налогоплательщиков. В кейсе, который мы разобрали, очевидно имелось множество фактов, при оценке совокупности которых суды могли сделать выводы с налогово-правовой точки зрения и без предварительных решений по гражданским спорам. Будем надеяться, что в аналогичных спорах, которые со временем наверняка окажутся на рассмотрении судов, возобладает именно такая точка зрения.