1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 264

В Гражданском кодексе появятся цифровые права, цифровые деньги и регулирование смарт-контрактов

В марте в Госдуму внесли законопроект о регулировании криптовалюты (№ 419059-7 «О цифровых финансовых активах»). Однако базовые положения в нем не определили. В связи с этим появился еще один законопроект с поправками уже в Гражданский кодекс (№ 424632-7). В нем хотят закрепить новый объект гражданских прав — цифровые права, а также включить нормы о том, что заключение смарт-контрактов приравнивается к письменной форме сделки.

Депутаты Госдумы В.В. Володин и П.В. Крашенинников внесли 26 марта 2018 г. на рассмотрение Госдумы законопроект о внесении в Гражданский кодекс РФ поправок о цифровых правах, цифровых деньгах и смарт-контрактах (проект № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Напомним, что недавно Минфин России и Банк России подготовили свои версии регулирования криптовалюты и смарт-контрактов (подробнее читайте в материале «Криптовалюту, майнинг и смарт-контракты легализуют. Как это отразится на юридической работе?», «ЭЖ-Юрист», № 06, 2018). А 20 марта 2018 г. текст законопроекта был внесен в Госдуму (№ 419059-7 «О цифровых финансовых активах»). Однако уже сейчас ясно, что этот закон (если он будет принят) не сможет работать без изменения ряда положений Гражданского кодекса. В частности, без закрепления общего регулирования о том, чем являются криптовалюта и смарт-контракты. В пояснительной записке к законопроекту сказано, что без этих общих норм невозможно даже ограничить оборот объекта указанием на круг лиц, которые вправе его иметь, если такой объект не определен в Гражданском кодексе, если не определено место данной сущности в ряду объектов гражданских прав, если нет возможности понять, включается ли такой объект в конкурсную массу при банкротстве или в наследственную массу. Кстати, в последнем случае речь идет о конкретном судебном деле, в котором суд отказался включить криптовалюту в конкурсную массу банкрота. Свое решение он мотивировал тем, что в законодательстве не установлено, что понимается под содержимым криптокошелька (см. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 05.03.2018 по делу № А40-124668/17-71-160Ф).

Новый вид объектов гражданских прав — цифровые права

В Гражданский кодекс предлагают ввести новый вид объектов гражданских прав — цифровые права. По сути, речь идет о токене, который изначально обозначал устройство для идентификации, а затем стал использоваться в ИТ-лексиконе для обозначения шифров. Но разработчики решили не использовать этот термин, а взять общее понятие — цифровое право. Под ним понимается совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), которая удостоверяет права на вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг, исключительные права. Запись о правах на такие объекты гражданских прав должна быть в информационной системе, которая соответствует установленным законом признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»).

Обладателем цифрового права признается лицо, имеющее уникальный доступ к цифровому коду или обозначению, позволяющему совершать действия по распоряжению цифровым правом.

В случаях, предусмотренных законом, обладателем цифрового права может являться иное лицо, указанное в этом качестве в учетных записях лица, имеющего такой уникальный доступ.

Цифровые деньги

В законопроекте закреплено, что цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей. Цифровые деньги не обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории РФ, однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства.

Из этого следует, что по общему правилу цифровые деньги не являются законным средством платежа. Но в случаях и на условиях, установленных законом (то есть в перспективе), физические и юридические лица смогут использовать цифровые деньги в качестве платежного средства в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке.

В случаях когда цифровые деньги могут использоваться в качестве платежного средства, к их обороту применяются правила о цифровых правах. Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег и что такие деньги переходят от одного лица к другому только с помощью записи. Это позволит также включить цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследственную массу. Но даже при прямом указании в законе это будет возможно лишь тогда, когда есть техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на данный объект. Наряду с иностранной валютой цифровые деньги можно будет использовать при формулировании валютных оговорок в соглашениях.

Форма сделки

Изменения внесут и в положения Гражданского кодекса о форме сделок. К простой письменной форме сделки будет приравнено выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в интернете). Сюда относится заключение смарт-контрактов. Условием соблюдения письменной формы в таких случаях будут служить обстоятельства, при которых воля выражается с помощью технических средств:

если по условиям принятия волеизъявления совершения определенных действий достаточно для выражения воли. Например, когда на странице в интернете, в информационной системе, в том числе в приложении, установленном в смартфоне, описаны условия для нажатия клавиши ОК и из этих условий вытекает, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления;

если из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что таких действий достаточно.

Оспаривание факта совершения смарт-контракта

В статью 309 ГК РФ предлагается ввести правило о том, что факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается. Исключение — когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения, то есть только случаи вмешательства в действие программы. Суть заключается в следующем: после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, а лицо, покупающее виртуальный объект (цифровое право), получит этот объект автоматически при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств. Например, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя. В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена автоматически, без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки — у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя.

Разработчики считают, что никаких других норм для смарт-контрактов в Гражданском кодексе не требуется. Другие положения могут быть включены в специальные законы (например «О цифровых финансовых активах»).

Регулирование базы данных

В законопроекте предлагается включить конструкцию договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширить понятие базы данных. В пояснительной записке к проекту сказано, что новые нормы о договоре об оказании услуг по предоставлению информации необходимы, что закрепить негативное обязательство — обязательство не раскрывать информацию третьим лицам.

Цитируем документ

Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику (договор об оказании услуг по предоставлению информации), может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.

Статья 783.1 ГК РФ в редакции проекта

Разработчики считают, что Гражданский кодекс нужно поправить и в части определения базы данных. Сейчас родовым понятием, через которое база данных определена в ст. 1260 Гражданского кодекса, является «совокупность материалов». Это понятие толкуется чрезмерно ограничительно. Поэтому в проекте предлагается заменить его на более общее понятие — «совокупность данных или сведений». Это позволит считать базой данных свод любого массива информации, что в конечном итоге позволяет использовать предусмотренные частью 4 Гражданского кодекса договоры в отношениях по поводу таких объектов.

Вступление в силу

Сейчас в законопроекте сказано, что он вступит в силу с 1 мая 2018 г. Вряд ли за один месяц проект успеет пройти все инстанции, поэтому, скорее всего, дату вступления в силу перенесут. Если поправки в Гражданский кодекс примут, то они будут применяться только к правоотношениям, возникшим после введения его в действие.

Прикрепленные файлы: