1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 145

Откуда возьмутся цифровые инженеры

Формирование так называемой цифровой экономики — ведущий мировой тренд, которому, благодаря соответствующей правительственной программе, следует и РФ (см. «ЭЖ», 2018, № 04 и 06). Данная программа, в частности, подразумевает подготовку соответствующих кадров, способных не просто трудиться в новых условиях, но и стать той самой активной и креативной силой, эти условия создающей. Усилиями так называемых цифровых инженеров будет поддерживаться реальный технологический уровень цифровых предприятий и цифровых экосистем РФ. С учетом всех существующих и сопутствующих проблем в настоящей статье предлагаются как минимальные, так и более существенные меры по перестройке высшего образования в РФ, чтобы в будущем экономика страны могла с полным основанием стать частью мировой цифровой экономики.

Широкомасштабная государственная программа «Цифровая экономика РФ» предусматривает подготовку 1 млн человек по второму высшему образованию, связанному непосредственно с цифровой экономикой. Согласно Программе, через семь лет в России появятся как минимум десять предприятий в сфере высоких технологий, а система высшего образования сможет удовлетворить спрос на специалистов в сфере ИТ.

Ожидается, что с 2019 г. российских школьников начнут обучать основам информационных технологий (ИТ). В частности, к внедрению в школьную программу предлагается предмет «Технология», вести который должны специалисты из реального сектора экономики. Ну а старшее поколение получит возможность профессиональной переподготовки в ИТ-сфере.

Искусству управления можно научить, а талант — от Бога

В области образования глобальная конкуренция ставит перед государством абсолютно конкретные (и зачастую новые) задачи, решить которые необходимо, чтобы страна оставалась полноценным, самостоятельным и уважаемым участником мирового сообщества к середине столетия. Имеющиеся тренды на построение цифровых предприятий и создание цифровой экономики подразумевают проведение так называемой цифровой трансформации бизнеса путем смены бизнес-модели при одновременном проведении оцифровки бизнес-процессов и фундаментального реинжиниринга. И все это во имя кардинального повышения конкурентоспособности предприятия, пути к которому еще только предстоит увидеть его работникам. Главное здесь — включить голову, быть креативным и нестандартным.

Как говорил главный конструктор уникального комплекса ПВО «Панцирь-С1» Аркадий Георгиевич Шипунов, искусству управления можно научить, а вот талант — это от Бога. Талантами страна пока еще не оскудела, но хорошо бы их увидеть пораньше, нацелить на нужное и сохранить подольше. Как представляется, при «перезагрузке» образовательных систем XXI века приоритетом должно быть объявлено не репрезентативное знание, а креативное, включающее в себя умение критически мыслить, способность к взаимодействию и коммуникации, творческий подход к делу, любознательность и все это обязательно в применении на практике.

С сожалением следует признать, что сегодняшняя система среднего и высшего образования не соответствует указанным выше квалификационным требованиям, продолжая выпускать специалистов для выполнения шаблонных, стереотипных задач. Редкий кадровый состав «оставшихся на плаву» отечественных НИИ и вузов не содержит большую популяцию тех, «кому за 70». Именно они во многом продолжают оставаться креативными, любознательными творцами будущего, не лишенными так важного в наше время патриотизма. Это они с горечью говорят, что как же можно бросить свое дело, и совсем не потому, что на пенсию не проживешь (хотя и зарплатой хвалиться не приходится), а потому, что в инженерной сфере потеряно чуть ли не три поколения специалистов. И бесполезно требовать каких-либо достижений в электронике или робототехнике от людей, которые, к примеру, не знают закона Ома.

Несмотря на все проблемы, ИТ-отрасль остается одной из самых эффективных в экономике России. Согласно оценке Минкомсвязи один сотрудник в данной сфере создает продукцию и услуги на сумму в среднем более 2 млн руб. в год. А согласно исследованию экспертов Института развития Интернета (ИРИ) «Взаимодействие ИТ бизнеса и вузов», только 15—20% выпускников готовы к немедленному трудоустройству и эффективной работе в сфере ИТ.

Подготовку нужно сблизить с практикой

Сегодняшние абитуриенты, как правило, выбирают и специальность, и специализацию сразу после школы, не понимая толком, что реально они получат в итоге, что они смогут делать сами и на что вообще способны. Часто на профориентацию абитуриентов больше влияют доступные им цифровые развлечения, чем будущий инженерный труд.

В свою очередь, вузы, принимая абитуриентов, могут ориентироваться только на результаты ЕГЭ, которые абсолютно не привязаны к конкретной специальности и специализации будущих теперь уже повсеместно цифровых инженеров. Как отмечают специалисты ИРИ, современная консервативная вузовская система подготовки ИТ-специалистов не вполне отвечает на кадровый запрос современной экономики, не успевая за скоростью изменений на рынке труда, как, впрочем, и в самой ИТ-отрасли. Между академическим образованием в сфере ИТ и реалиями работы по-прежнему сохраняется колоссальный разрыв, считают 86% экспертов, опрошенных ИРИ. Для преодоления этого разрыва вузы усиливают взаимодействие с представителями ИТ-отрасли — ключевыми ИТ-компаниями, которые открывают при учебных заведениях свои кафедры, лаборатории или разрабатывают совместные образовательные программы.

Быть может, необходимо усилить интерес участников рынка к подобной деятельности со стороны государства, подумав о возможных преференциях и мотивации? Конечно, конкретным предприятиям не нужны сразу тысячи или даже сотни молодых цифровых инженеров, но они нужны стране, которая могла бы поощрить подобную благотворительность.

Сегодня первые два-три курса в техническом вузе обычно целиком посвящены общеобразовательным предметам, но сегодня этого уже явно недостаточно. Применительно непосредственно к вузам, очевидно, целесообразно уже в рамках баклавриата на втором курсе (третий и четвертый семестры) предусмотреть расширенный курс по будущей профессии с такими аспектами специализаций, как системный анализ, обслуживание различных систем, их проектирование, разработка технических решений.

Хорошо бы провести хоть какие-то научные исследования, в том числе в рамках курсового проекта (четвертый семестр) по специализации по выбору студента и рекомендации преподавателя. Защита указанного курсового проекта должна производиться комиссией, в составе которой должны обязательно присутствовать специалисты по различным специализациям и психологи. По решению данной комиссии определяется не только дальнейшая специализация студента, но и целесообразность, и перспективы его дальнейшего обучения в магистратуре и далее в аспирантуре.

Наверное, вузу тоже было бы интересно пораньше дифференцировать студентов по возможности использования их в цифровой экономике, для чего можно было бы «потеснить» немного общеобразовательные предметы. Впрочем, никакого реального снижения объема общеобразовательных предметов не будет — давайте считать, что сегодня они просто станут (должны стать) немного другими и ориентированными на дело.

Зачем вузам выпускать пэтэушников?!

Что же касается самого института бакалавриата, то, по общему мнению, специалистов нашей (далеко не самой последней по части инженерных наук) страны, бакалавр — это недоученный специалист, находящийся примерно чуть выше уровня выпускников профессионально-технических училищ (ПТУ), многие из которых в 90 гг. закрылись или переименовались в «академии». Кстати, в западной системе образования нет никаких ПТУ, подготавливающих специалистов средней квалификации. Мы же, слепо переняв эту западную модель, начали в вузах дублировать выпускников ПТУ.

Помимо прочего, неудобство состоит в том, что если раньше абитуриент сдавал вступительный экзамен один раз, обучался и становился специалистом, то теперь, после четырех лет обучения, приходится сдавать второй вступительный экзамен в магистратуру. Опыт показывает, что по окончании бакалавриата лишь треть студентов продолжает учебу в магистратуре, чтобы превратиться в квалифицированных инженеров. Остальные предпочитают побыстрее устраиваться на какую-нибудь работу (и не обязательно по специальности), чтобы просто зарабатывать деньги.

Таким образом, в целом Болонская система приводит к снижению количества людей с высшим образованием. Скажите, а нам это надо? Мы для кого готовим специалистов? К тому же из-за перехода на Болонскую систему пришлось выполнять огромную бумажную работу по переделыванию учебных программ и образовательных стандартов. Спросите, чем заняты сегодня преподаватели вузов, и почти наверняка услышите про непрерывное заполнение различных форм и отчетов, а не о постоянном повышении компетенций в столь быстро меняющемся окружающем мире технологий.

Формирование армии цифровых инженеров — это не услуга, а создание уникального продукта

А быть может, надо начинать с «консерватории» и в первую очередь сделать цифровыми наши вузы путем оцифровки бизнес-процессов и фундаментального реинжиниринга? При этом вузы должны превратиться в цифровые предприятия со своими цифровыми экосистемами, в которых наряду со сквозными процессами обучения в любой форме должны присутствовать все участники цепочек передачи знаний и цепочек создания стоимости (как обучения, так и непосредственно цифровых инженеров).

Нужно, наконец, понять, что формирование столь необходимой армии цифровых инженеров — это не услуга, как это пытаются представить люди из быстро устаревшего и грозящего полной деградацией бытия, а создание нового уникального в своем роде продукта, интегрирующего, извините за выражение, молодых граждан РФ с передовыми компетенциями и знаниями. И все это, чтобы превзойти, а не повторить то, что уже существует в мире.

У кого-то есть возражения?