1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 78

Путь к цифровому государству ставит новые задачи

Как и любое новое дело, претворение в жизнь принятой в стране программы «Цифровая экономика Российской Федерации» будет как встречать определенные трудности, о которых шла речь в прошлой публикации («ЭЖ», 2018, № 04), так и ставить новые задачи перед гражданами и государством, о чем размышления сегодня.

Прогрессивное человечество вступает в цифровую эпоху — эпоху цифрового бизнеса, цифровых предприятий, цифровых экосистем и, собственно, цифровой экономики, которая характеризуется беспрецедентным уровнем конвергенции технологий, бизнес-процессов, коммуникаций, искусственного интеллекта (ИИ) и различных «умных» вещей на волне генерации прорывных инноваций (Disruptive Innovations) во многих отраслях. Происходит трансформация взаимодействия людей и бизнесов на базе более глубокого понимания различных данных.

В целом это будет огромный шаг на пути развития всего государства, которое после соответствующего развития всего вышеперечисленного можно было бы даже назвать цифровым государством. Тем более что такие понятия, как цифровая политика и цифровая дипломатия, существуют уже сравнительно давно, а про цифровые медиа вкупе с цифровыми развлечениями знает уже подавляющее большинство граждан.

Хлеба и знаний!

Разумеется, сколь ни была бы прогрессивна Программа, следует понимать, что та же цифровая экономика не существует сама по себе и является лишь надстройкой над экономикой традиционной. К примеру, из известной формулы «хлеба и зрелищ» в цифровой экономике не хватает именно хлеба. То есть поучаствовать в приобретении, хранении, выращивании, сборе и переработке зерна, а также в поставке и продаже готового продукта в рамках цифрового сельхозпредприятия она может. Теоретически может даже создать цифровую очередь за хлебом в интернет-магазине, но сотворить из данных непосредственно хлеб ей не под силу. Вывод таков: продолжать развивать и крепить традиционную экономику в стране таки придется.

В рамках цифрового предприятия применяются сквозные бизнес-процессы и интегрированные технологии управления жизненным циклом предприятия, изделия и даже отдельного узла. Сквозные бизнес-процессы как минимум должны поддерживаться более совершенными и интегрированными системами электронного документооборота, инвентаризации, продаж и пр. Само изделие теперь уже не просто «железка», которую изготовил, продал и забыл, а подсистема, входящая в другую систему, которая, в свою очередь, входит в третью систему и взаимодействует с другими системами и с окружающей средой. Производитель должен подумать и об указанных взаимодействиях, и о последующих модернизациях, вплоть до того, как потом выводить из эксплуатации и утилизировать изделие. Предприятие рассматривается уже не просто как совокупность производственных активов и персонала, а как единая цифровая сущность (система), состоящая из набора других цифровых сущностей — от ресурсов и оборудования до различных бизнес-процессов, продуктов и информации об их разработке, производстве и эксплуатации.

Поэтому если вам скажут, что цифровое предприятие является логическим завершением процесса автоматизации на предприятии всего и вся, не верьте. Хотя бы потому, что, как сказал один умный человек, нельзя автоматизировать беспорядок, не говоря уже обо всех «косяках» устаревших бизнес-процессов или обслуживающих их информационных систем, что объективно встречается повсеместно. Тут в любом случае надо наводить порядок, имея в виду, что автоматизация на базе ИТ являлась принадлежностью предыдущего этапа мировой индустриализации.

В целом мировой тренд на развитие цифровых предприятий можно вывести из осознания дальнейшей невозможности компенсации неэффективности существующей производственной системы банальным ростом инвестиций. Теперь к цифровой трансформации предприятий и бизнес-моделей нужно приложить головы и компетенции соответствующего креативного персонала, поскольку пусть и высокомотивированные, но низкоквалифицированные кадры тут не помогут. Прежде всего, теперь нужны новые знания. И не только знания о роботах или цифровых рынках, но и знания о цифровых двойниках предприятий и их продуктов.

Без цифровых двойников — никуда

Первый вид цифровых двойников позволяет упростить и ускорить вопросы мониторинга, управления, проектирования, технологичес­ких процессов и пр., а также, что самое главное, быстро переориентироваться на новые продукты, технологии и бизнес-модели. Да, сегодня все более активно используются роботы, которые стали гораздо более гибкими, чем раньше. Но дело отнюдь не только в роботах, а в менеджменте, который тоже должен трансформироваться и иметь дорожную карту по развитию цифрового предприя­тия. Но для начала абсолютно все, входящее в состав цифрового предприятия, должно быть классифицировано и идентифицировано (это первейшее условие любой автоматизации).

Второй вид цифровых двойников позволяет создать эталон, в процессе сравнения реальной продукции с которым можно осуществлять мониторинг качества, надежности, имеющегося ресурса, а также вести учет и понимать последствия различных эксплуатационных моментов. Использование цифрового двойника позволяет эффективно вести разработку, интегрировать расчеты и натурные испытания, а также модели и данные, чтобы устранить существующий разрыв между проектированием и производством.

В Индустрии 4.0 будут создаваться новые цепочки ценностей по различным вертикалям и, возможно, через разные экосистемы. Причем все эти экосистемы могут быть принципиально разными, с разными цифровыми двойниками, сформированными по разным стандартам, и, вероятно, будут конфликтовать друг с другом при попытке выстроить из них вертикаль. И задача будущего цифрового регулятора — наряду со всеобщей классификацией и идентификацией увидеть и эту будущую проблему, которая в цифровой век, несомненно, может быть решена, но кем, в какой момент и за чьи деньги?

Нет — серым мыслям и «серым» схемам

Не менее сложной задачей является вовлечение потенциальных потребителей в Индустрию 4.0. Собственно, на рынке издавна действует правило, когда клиенту абсолютно все равно, как вы сделали. Ему интересно, что именно вы сделали, что это даст заказчику и за какие, собственно, деньги. Для этого недостаточно придумать новую бизнес-модель для цифрового предприятия, она должна содержать какие-то неоспоримые преимущества для клиента, который уже сегодня изрядно избалован многочисленными сервисами Яндекса, Google, Mail.ru Group и т. д. Очевидно, что в условиях, когда грань между Индустриями 3.0 и 4.0 очень тонка, преимущества и особенности многих цифровых услуг нужно постоянно доказывать. Но сначала их нужно будет объяснить самому себе.

В Индустрии 4.0 должна отводиться большая роль знаниям и креативности, поэтому необходима кардинальная смена ориентиров в образовании, чтобы подготовить новую генерацию людей разных (а точнее, всех) специальностей, воспринимающих цифровую экономику как данное и, по сути, живущих в ней. Их счет пойдет уже на миллионы. Для этого как минимум надо давать понимание происходящего уже на втором курсе любого вуза, чтобы будущие молодые специалисты встраивались в цепочку создания ценности цифровой экономики РФ.

Кстати, все мечтающие о будущих благах революции, которую привнесет в нашу жизнь цифровая экономика, не должны забывать, откуда все берется и в какой момент и почему может внезапно закончиться. Каждая революция должна уметь защищаться. Дополнительную информацию по данному вопросу могут предоставить специалисты по информационной безопасности.

И наконец, всяческие обещанные блага цифровой экономики, как, впрочем, и цифрового государства по части оперативности, достоверности, прозрачности и доступности всяческих данных имеют вполне логичные последствия, вероятно, до сих пор не вполне осмысленные. К примеру, в «абсолютно прозрачной» цифровой экономике принципиально не могут быть заложены какие-либо «серые» схемы, уход от налогов, недобросовестная финансовая отчетность, заведомо ложная реклама, заранее выиг­ранные тендеры, необоснованные «наезды» на бизнес и пр. Кто-нибудь думал, что тогда будет с бизнесом, финансовыми взаимоотношениями, правоохранительной системой, образованием? Уж не случится ли на цифровой планете предсказанный в Библии Апокалипсис, означающий в переводе с греческого «открытие, снятие покрова, разоблачение», а именно всеобщее прозрение человечества, к которому оно движется на пути к цифровому государству. Предсказано же, что «однажды все тайное станет явным».

Кстати, говорят, что лучшее наказание за добродетель — сама добродетель.