1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 133

Эксперты предлагают не трогать страховые взносы, а снижать налог на прибыль

В очередном мониторинге экономической ситуации в России, подготовленном экспертами Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ) Минэкономразвития России, подробно разбирается идея налогового маневра, которую продвигает министр финансов Антон Силуанов. Речь идет о предложении снизить страховые взносы с нынешних 30 до 21—22% при одновременном повышении ставки НДС с 18 до 21—22%. Авторы мониторинга проанализировали возможные последствия маневра и предложили альтернативу — снизить не страховые взносы, а налог на прибыль.

Силуановский маневр экономисты прозвали «фискальной девальвацией». Это девальвация для производителей и, напротив, инфляция для потребителей. Она предполагает снижение налогового бремени на производителей (страховые взносы за работников или налог на прибыль) при увеличении налогов на конечное потребление (прежде всего НДС).

Авторы мониторинга попытались рассмотреть воздействие изменения налоговых правил на экономику страны в комплексе.

Сторонники маневра говорят, что он должен стимулировать повышение конкурентоспособности и темпов экономического роста. Авторы мониторинга считают, что данный налоговый маневр едва ли способен повысить конкурентоспособность российской экономики. Изменение структуры налогов даст прирост ВВП лишь на 1% за долгосрочный период. Основной эффект будет получен лишь в первый год (дополнительный прирост ВВП на 0,7%, а в следующее трехлетие по 0,1% прироста в год). Перспектива вывода заметной доли зарплат из тени за счет снижения страховых взносов малореальна. А в результате повышения НДС ожидается краткосрочный рост потребительских цен.

Как это делают в мире

В мониторинге рассказывается, что фискальная девальвация (под которой экономисты понимают те же стимулирующие эффекты, которые дает девальвация курса национальной валюты, речь идет о снижении налогов, которые влияют на стоимость производства) проводилась в отдельных странах Евросоюза.

Эксперты отмечают несколько иные европейские условия, при которых затевалась девальцация. Они пишут: «Когда номинальные ставки процента уже близки к нулевым значениям, возможности стимулирования экономики через монетарную политику крайне ограничены. Кроме того, в условиях единой валюты и обязательств по свободной торговле у стран зоны евро отсутствуют возможности для девальвации и изменения ставок пошлин на экспорт и импорт для того, чтобы простимулировать экономику через рост экспорта и снижение импорта. Более того, экономики государств ЕС традиционно имеют относительно высокий уровень затрат на рабочую силу. Меры бюджетной политики в части увеличения государственных расходов были практически исчерпаны в силу того, что рост долговой нагрузки негативно сказывался на бюджетной устойчивости этих стран. Таким образом, повышение косвенных налогов в обмен на снижение налогов на факторы производства стало своего рода последним доступным способом стимулирования экономики».

За последние 15 лет практически все государства ЕС, а также ряд стран ОЭСР провели повышение базовой ставки НДС на 1—6 п.п. Страны, проводившие фискальную девальвацию, выбрали разные способы «размена» повышения НДС. 30 из 32 государств ОЭСР понизили ставки налога на прибыль. Скандинавские страны, не повышавшие ставку НДС, предпочли снизить ставку налога на прибыль, опасаясь налоговой конкуренции со стороны остальных членов ЕС.

«За последние 15 лет ряд стран ОЭСР действительно уменьшали общую нагрузку на труд. Однако только девять стран сократили ставки заметным образом (четыре и более п.п.) — Австралия, Венгрия, Израиль, Нидерланды, Новая Зеландия, Польша, Словакия, Швеция, Турция. Причем для пяти из них это было временной мерой, поскольку они столкнулись с возросшими рисками бюджетной устойчивости в части исполнения социальных обязательств и вынуждены были затем повысить ставки. В целом же 17 из 32 государств ОЭСР в период с 2010 по 2015 гг. повысили налоговую нагрузку на труд, главным образом, через увеличение ставок страховых взносов», говорится в мониторинге.

Авторы мониторинга отмечают, что судя по текущим темпам экономического роста в ОЭСР, а также сохраняющимся проблемам с безработицей, бюджетным дефицитом и госдолгом, едва ли фискальная девальвация оправдала себя в полной мере (притом что эксперты признают краткосрочный характер ее воздействия на экономический рост).

Как это сработает у нас

Представители российского финансово-экономического блока правительства склоняются к варианту фискальной девальвации, предполагающему снижение страховых взносов вместо сокращения налога на прибыль. Аргументация: Россия входит в число стран с самым высоким в мире уровнем тарифов страховых взносов для работодателей.

В мониторинге отмечается: если взять суммарную нагрузку на фонд оплаты, которую несут работник и работодатель по отчислениям на социальное обеспечение, то здесь Россия находится заметно ниже большинства стран ОЭСР.

А. Силуанов и его единомышленники считают, что путем снижения страховых взносов можно решить проблему высокого уровня прямых налогов на бизнес, а значит, сократить издержки производства и повысить конкурентоспособность экономики. Но опыт некоторых стран демонстрирует, что снижение социальных взносов не приводит к сокращению стоимости рабочей силы. Например, в Чили средняя ставка налога на фонд заработной платы снизилась с 30 до 5% в период с 1979 по 1985 гг. (в настоящее время ставка равна 7%). Однако ее снижение было полностью компенсировано повышением уровня зарплаты и в итоге издержки производителей на труд не уменьшились.

При снижении налога на труд и повышении НДС на рынке труда действуют два противоположно направленных эффекта, считают авторы мониторинга. При снижении страховых взносов увеличивается спрос на труд со стороны фирм, что в свою очередь стимулирует увеличение отработанных часов и ставки заработной платы. Рост же НДС ведет к увеличению цены потребительских товаров, что обусловливает замещение спроса на потребительские товары в пользу другого блага — досуга. То есть спрос на досуг увеличивается, а объем предложения труда вне зависимости от уровня заработной платы, соответственно, снижается.

К выводу о краткосрочном повышении ВВП на 1% эксперты приходят, «учитывая текущее состояние дел в российской экономике, когда безработица близка к «естественному уровню» и реальная заработная плата высокочувствительна к ситуации на рынке труда, а в структуре российского экспорта доминируют углеводороды, добыча которых в краткосрочном периоде практически не зависит от реального курса рубля».

Воздействие на теневую экономику

Эксперты полагают, что напрасны ожидания представителей финансово-экономического блока, что маневр споспособствует «обелению рынка труда». «Очевидно, что фискальная девальвация в случае долгосрочного значимого сокращения издержек на труд снижает привлекательность теневого бизнеса… Однако с учетом краткосрочного характера воздействия снижения взносов на конкурентоспособность экономики и недостаточное доверие к существующей пенсионной системе, перспектива вывода заметного объема зарплат из тени в обозримой перспективе малореальна. В пользу этого вывода свидетельствует отсутствие явной связи между уровнем налоговой нагрузки на труд и долей теневой зарплаты в России: в период 2000—2015 гг. сочетались два тренда — снижение эффективной ставки налогов на труд (по крайней мере, до 2011 г.) и последовательный рост доли теневой зарплаты.

Чем порадует рост НДС и как отреагирует ВВП

В мониторинге об этом говорится предельно конкретно. Увеличение НДС до 21% приведет к краткосрочному ускорению инфляции, а значит, снизит реальный уровень доходов граждан.

Это означает:

  • рост бедности, что в условиях уже произошедшего ее увеличения (с 15,4 млн человек в 2012 г. до 19,7 млн человек в 2016 г.) и состоявшегося падения доходов населения совершенно неприемлемо;

  • наиболее заметный рост цен на продукцию, реализация которой облагается льготной ставкой НДС в 10%: продовольственные и медицинские товары, товары для детей;

  • рост цен на импортные товары.

Важно понимать, что действующая ставка НДС в России соответствует среднеевропейскому уровню налога (17,5%) и близка к тем, которые установлены в странах, являющихся нашими основными торговыми партнерами из стран дальнего зарубежья. Среди стран ОЭСР ставка НДС в 12% и менее действует в шести странах (Япония, Канада, Швейцария, Новая Зеландия, Ю. Корея, Австралия), а также в Казахстане. «Поэтому заметное повышение ставки НДС может не только ухудшить условия ведения бизнеса в приграничных территориях, но и будет препятствовать импорту, что в условиях достаточно высокой зависимости от него несет дополнительные риски, в том числе риск ухудшения доступности не имеющих аналогов в России высокотехнологичного оборудования и машин», пишут авторы мониторинга.

Повышение НДС приведет к ухудшению условий ведения бизнеса для организаций, действующих в специальных налоговых режимах, считают эксперты. Дело в том, что повышение ставки НДС будет увеличивать себестоимость производства у таких организаций. Они вынуждены «входной» НДС не принимать к вычету, а учитывать в стоимости приобретаемых товаров, работ, услуг. Возможным решением является предоставление им возможности добровольной регистрации в качестве НДС-плательщиков (подобный опыт для представителей малого и среднего предпринимательства широко применяется в мире).

Какая есть альтернатива

По мнению авторов мониторинга, с точки зрения воздействия на экономический рост более оправданным представляется налоговый маневр в виде снижения налога на прибыль в сочетании с ростом НДС.

«Во-первых, эффект в этом случае будет устойчивым. Во-вторых, результатом станет увеличение инвестиционных ресурсов у предприятий и одновременно усиление стимулов для их инвестирования. Замена налога на прибыль налогами на потребление (прежде всего НДС) — общая тенденция в развитых странах. При этом с точки зрения бюджета ожидаемый выигрыш связан с вероятным повышением экономической активности. В-третьих, появляется возможность осуществить централизацию части налоговой ставки налога на прибыль, а сокращение налога провести за счет сугубо региональной компоненты. Для компенсации выпадающих региональных доходов прирост ставки НДС целесообразно распределять между субъектами РФ пропорционально численности постоянного проживающего на их территориях населения», — говорится в мониторинге.