1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 11

Ни подсудимый, ни свидетель...

Федеральной палате адвокатов не понравился проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления порядка участия лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, в уголовном деле в отношении соучастников преступления». По ее мнению, разработчики проекта не учли и не отразили в документе положения, сформулированные Конституционным Судом РФ. Напомним, что подготовить такой законопроект законодателя обязал КС РФ Постановлением от 20.07.2016 № 17-П.

Основные возражения касаются статуса так называемого особого свидетеля. Они сформулированы в письме, направленном Председателю Государственной Думы ФС РФ В. Володину.

ФПА РФ полагает, что законопроект требует дальнейшей доработки, поскольку в тексте законопроекта положения, сформулированные КС РФ, в некоторых случаях искажены, а в некоторых вообще не учтены. Например, в законопроекте предлагается «обвиняемого по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве» наделить статусом «особого» свидетеля, сохраняющего «процессуальный интерес в исходном уголовном деле, в рамках которого было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Однако для позиции свидетеля в уголовном деле характерна процессуальная нейтральность. Что же касается лица, выступающего с показаниями по уголовному делу, по которому обвиняемым является его предполагаемый соучастник и по которому само это лицо изначально было признано обвиняемым, то позицию такого лица – в силу его заинтересованности в исходе дела – нельзя рассматривать как процессуально нейтральную. Соответственно процессуальный статус такого лица должен быть обусловлен в контексте гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина не одним лишь формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, но и фактическим положением данного лица, которое дает показания, не будучи по этому делу ни подсудимым, ни свидетелем.

С учетом такой правовой позиции ФПА РФ считает ошибочным содержащееся в законопроекте предложение регламентировать статус этого лица в главе 8 «Иные участники уголовного судопроизводства» УПК РФ, в ст. 56.1, следующей по очередности за ст. 56 «Свидетель». Именно отсутствие у такого лица свойства процессуальной нейтральности и наличие в основном и выделенном уголовном деле процессуального интереса не позволяют ФПА РФ согласиться с предложенной правовой конструкцией, в которой такое лицо предлагается рассматривать как «особого свидетеля», хотя прямо в тексте законопроекта оно свидетелем и не названо.

Статус такого лица ФПА РФ предлагает изложить в главе УПК РФ, предусматривающей наличие субъектов уголовного процесса, имеющих в деле собственный интерес. При этом ФПА РФ предлагает рассматривать это лицо не как «особого свидетеля», а как «особого обвиняемого», который, заключив досудебное соглашение о сотрудничестве, добровольно согласился дать показания по основному уголовному делу в отношении своих соучастников. По сути, процессуальный статус этого лица является одним из видов процессуального статуса обвиняемого, существующего определенный период времени и включающего особые «сокращенные» права. В законопроекте же правовой статус этого лица основывается на правовом статусе свидетеля, а процедура его допроса ничем не отличается от процедуры допроса свидетеля. Роль этого лица в уголовном процессе описана в предлагаемой редакции как «участник уголовного судопроизводства, привлекаемый к участию в процессуальных действиях по уголовному делу в отношении соучастников преступления».

По мнению ФПА, такое описание роли не привносит ничего сущностного для определения его статуса и отграничения его от других участников уголовного судопроизводства, что свидетельствует о явном несоответствии нормативного описания роли этого лица в уголовном процессе его правам и обязанностям. КС РФ указал, что такое лицо должно допрашиваться в рамках основного уголовного дела только по вопросам, касающимся подсудимого по этому делу. Следовательно, к такому лицу не применяются и не могут применяться процедурные правила, регламентирующие участие в судебном заседании (в том числе при производстве допроса) подсудимого. КС РФ обязывает законодателя в тексте законопроекта указать на предмет допроса такого лица и сформулировать правила его допроса, отличные в сущностных характеристиках от предусмотренных правил допроса подсудимого. Но текст законопроекта не содержит регламентацию этих сущностных вопросов, что может привести к нивелированию различий между свидетелем и обвиняемым по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.