1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 50

Нет четких ответов

C 09.01.2017 вступила в силу новая редакция ГК РФ, благодаря которой в ст. 312 добавился новый пункт. Он предусматривает право должника не исполнять обязательства представителю кредитора в случае, если полномочия данному представителю делегированы в рамках договора, который совершен в простой письменной форме, и должник не был лично ознакомлен с этим договором или если положение о возможности представительства не было предусмотрено первоначальным договором между сторонами. Разберемся, как трактовать норму, логичны ли разъяснения, данные в п. 19 Постановления Пленума ВС № 54 по этому вопросу, могут ли стороны вовсе исключить право требовать предъявления нотариальной доверенности.

Диспозитивный характер

В первом пункте ст. 312 ГК РФ изложено следующее: если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.

Введение второго пункта в ст. 312 ГК РФ расширяет правомочия должника в части установления возможности права требования представителем кредитора исполнения обязательств, предусмотренных первоначальным договором. Часть пункта, в которой говорится о письменном уполномочии, которое было представлено кредитором непосредственно должнику, и о случаях, при которых полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником, дают основание называть данную норму отсылочной, поскольку эти положения указывают на другие, изложенные в этом же нормативно-правовом акте, в п. 3 и 4 ст. 185 соответственно.

Учитывая актуальность и новизну рассматриваемой нормы, п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» был разобран и детализирован п. 2 ст. 312 ГК РФ.

В рамках этой детализации Постановление устанавливает следующее: по смыслу п. 2 ст. 312 ГК РФ право должника требовать от представителя кредитора подтверждения его полномочий, в частности предъявления доверенности, удостоверенной нотариально, возникает тогда, когда исполнение принимается от имени представляемого лицом, действующим на основании письменного документа, а письменное уполномочие не было представлено непосредственно кредитором должнику и не содержится в договоре между ними.

По сути, данный абзац не вносит никакой конкретизации в положения, которые содержатся в Гражданском кодексе в рамках разбираемых правоотношений, и никак не дополняет положения данной нормы, а вместо этого дублирует изложенный в этом пункте текст. Акцентируется внимание на моменте возникновения права должника требовать доказательств от представителя кредитора – документов, подтверждающих его статус в рамках обязательственных отношений. Оно, согласно данному абзацу, возникает с момента предъявления требований представителем кредитора должнику по обязательству.

Стороны вправе в своем соглашении установить порядок подтверждения полномочий представителя кредитора, например установить, что при наличии сомнений должник обращается непосредственно к кредитору с требованием оперативно подтвердить полномочия его представителя в простой письменной форме, в том числе в форме электронного документа и иного сообщения, переданного по каналам связи (ст. 165.1, 185.1, 434 ГК РФ). В таком случае полномочия представителя кредитора подтверждаются в предусмотренном сторонами порядке.

Положения этого абзаца частично отражаются в п. 1 ст. 312 ГК РФ, там также говорится о праве должника потребовать от кредитора доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом. В этом фрагменте п. 19 Постановления Пленума ВС следует обратить внимание на то, что стороны могут в первоначальное соглашение внести порядок, в котором представитель кредитора должен будет подтвердить свой статус перед должником, в случае если сам должник запросит данное подтверждение, прежде чем истребовать от него исполнения обязательств.

Все положения, разобранные в данных пунктах постановления, носят диспозитивный характер, поскольку речь в них идет о правах сторон, в частности должника, на совершение определенных действий, единственное ограничение – это строго определенный момент наступления тех обстоятельств, при которых, например, должник вправе потребовать у представителя кредитора нотариальной доверенности. Этот момент может быть обусловлен неосведомленностью должника о наличии представителя кредитора, так как согласно п. 1 ст. 312 ГК должник несет риск последствий непредъявления такого требования, он вправе удостовериться о наличии у данного представителя права требования исполнения обязательств в рамках соглашения, по которому интересующаяся сторона является должником.

Как подтверждаются права представителя

Помимо проанализированных абзацев, в п. 19 Постановления содержится разъяснение касательно отсутствия возможности у должника в рамках специального регулирования права требовать предъявления удостоверенной нотариально доверенности у законного представителя или при случаях, когда полномочия явствуют из обстановки, в которой действует представитель: в силу специального регулирования должник не вправе требовать нотариально удостоверенной доверенности, в частности, от законного представителя (ст. 26, 28 ГК РФ) и в случае, если полномочия явствуют из обстановки, в которой действует представитель (п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Проанализировав данное Постановление в интересующей нас части, стоит обратить внимание на положения, касающиеся удостоверенной нотариально доверенности. Исходя из изложенного, рассматриваемая норма является диспозитивной. В том числе это утверждение будет распространяться и на решение сторон о внесении в соглашение порядка подтверждения полномочий представителя кредитора. Оно, следуя позиции Верховного Суда, не является обязательным.

В данном случае нас интересует нотариально удостоверенная доверенность. Следуя логике законодателя и опираясь на текст Постановления, можно сделать вывод, что стороны могут вовсе исключить право требовать предъявления нотариальной доверенности из соглашения и могут заменить его иным способом подтверждения прав представителя кредитора.

В качестве примера в тексте Постановления указано, что при наличии сомнений должник может обратиться непосредственно к кредитору с требованием оперативно подтвердить полномочия его представителя в простой письменной форме, в том числе в форме электронного документа и иного сообщения, переданного по каналам связи.

Изучив и проанализировав п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», следует констатировать фактическое отсутствие разъяснений и детализации по п. 2 ст. 312 ГК РФ, поскольку текст Постановления по большей части дублирует положения данной нормы.

Также Постановление не дает четкого ответа на ряд вопросов, в частности: может ли должник обратиться непосредственно к кредитору с требованием оперативно подтвердить полномочия его представителя в простой письменной форме, в том числе в форме электронного документа и иного сообщения, переданного по каналам связи, если данный пункт не указан в соглашении сторон и отсутствует пункт о нотариально удостоверенной доверенности, которая подтверждала бы права представителя кредитора?

В силу диспозитивности самой нормы и отсутствия надлежащих разъяснений в Постановлении Пленума на практике это может породить ряд сложностей, которые в полной мере сможет разрешить только соответствующий судебный акт.