1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1549

Компенсацию за нарушение исключительных прав можно снижать без предела

Положения Гражданского кодекса РФ, позволяющие правообладателю требовать компенсации за нарушение исключительного права на объект интеллектуальной собственности, но не предусматривающие для суда возможности снизить общую сумму компенсации при нарушении прав сразу на несколько объектов, не соответствуют общеправовому принципу соразмерности (пропорциональности) санкции совершенному правонарушению и положениям основного закона страны. Суд вправе снизить размер взыскиваемой компенсации ниже установленного законом минимального предела, но только при наличии определенных условий.

При нарушении индивидуальным предпринимателем одним действием прав сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности общий размер компенсации, который подлежит выплате правообладателю по его выбору вместо возмещения причиненных убытков, может быть меньше общего размера компенсации, исчисленного по минимальным лимитам за нарушение права на каждый объект в отдельности. Проще говоря, при нарушении прав на несколько объектов «цена» каждого нарушения может быть ниже установленного законом минимального предела. Сейчас такой порог составляет 10 000 руб. Данный вывод содержится в постановлении Конституционного суда РФ от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» (далее — Постановление № 28-П).

Однако необходимо отметить, что для применения данного КС РФ и безусловно спасительного для нарушителей толкования необходимо наличие определенных условий.

Во-первых, речь идет о нарушении прав на несколько объектов одним действием, а не о совокупности отдельных нарушений.

Во-вторых, общий размер компенсации, исчисленный по установленным в ГК РФ минимальным лимитам, должен многократно превышать размер причиненных правообладателю убытков.

В-третьих, убытки должны поддаваться исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком.

В-четвертых, правонарушение должно быть совершено индивидуальным предпринимателем впервые.

В-пятых, использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не должно являться существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя и не должно носить грубый характер.

Правовые нормы, которые стали предметом рассмотрения в КС РФ, предусматривают возможность правообладателя вместо взыскания с нарушителя причиненного ущерба потребовать выплаты денежной компенсации. Так, при нарушении исключительного права автор (иной правообладатель) сможет претендовать на компенсацию в размере от 10 000 до 5 млн руб. (подп. 1 ст. 1301 ГК РФ). Аналогичные лимиты размеров компенсаций предусмотрены для обладателей исключительного права на объект смежных прав или товарный знак (подп. 1 ст. 1311, п. 3 ст. 1252 ГК РФ). Конкретный размер компенсации определяется судом с учетом характера нарушения.

Изначально указанные нормы были сформулированы таким образом, что выплата компенсации предполагалась за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

После внесения в 2014 г. изменения в часть четвертую ГК РФ (Федеральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ) компенсации предусмотрены за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а при нарушении принадлежащих одному и тому же лицу прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности общий размер компенсации допустимо снижать ниже минимального предела, но не менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

За продажу диска стоимостью 75 руб. правообладатель попросил почти миллион

В 2013 г. индивидуальный предприниматель продал диск с записью нескольких десятков аудиозаписей песен известного российского певца за 75 руб. Однако закупка оказалась контрольной и даже фиксировалась на видео. Компания, обладающая исключительными правами на аудиозаписи, обратилась в суд с иском к предпринимателю, потребовав вместо возмещения причиненного ущерба выплатить компенсацию — около 1,8 млн руб. Правда, затем сумма требований была снижена до 859 000 руб.

Арбитражный суд первой инстанции при рассмотрении дела удовлетворил требования истца только частично, снизив размер взыскиваемой компенсации с 859 000 до 15 000 руб. Судьи посчитали, что продажа контрафактного диска с несколькими десятками фонограмм является продажей одной партии однотипных товаров, то есть одним случаем правонарушения. Также во внимание было принято тяжелое материальное положение ответчика. Апелляционная инстанция с этим вердиктом согласилась.

Однако при рассмотрении дела в кассационной инстанции Суд по интеллектуальным правам (СИП) пришел к выводу, что каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на компакт-диске, является самостоятельным объектом авторских и смежных прав, подлежащим защите. А значит, компенсацию правообладатель вправе требовать отдельно за каждую фонограмму. Поскольку правило о снижении общего размера компенсации при нарушении прав сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности вступило в силу в 2014 г., а рассматриваемое правонарушение было совершено за год до этого, то, по мнению СИП, суды не вправе были снижать общий размер компенсации до 15 000 руб. Судебные акты первой и апелляционной инстанции отменили и направили дело на новое рассмотрение.

Выводы судов о злоупотреблении правом со стороны истца и о том, что истцом не утрачена возможность предъявления требований не только к продавцу товара, но и к его производителю и перепродавцам суд по интеллектуальным правом посчитал необоснованными.

Несоразмерная компенсация нарушает положения Конституции

Арбитражный суд Алтайского края, рассматривавший дело в первой инстанции, обратился в Конституционный суд РФ с запросом о проверке конституционности подлежащих применению в указанном деле положений ГК РФ, которые не позволяют суду снижать компенсацию за незаконное использование нескольких результатов интеллектуальной деятельности до размера, который бы соответствовал характеру и тяжести совершенного правонарушения.

Судьи КС РФ пришли к выводу, что сами по себе правовые нормы Конституции РФ не противоречат. Однако при определенных обстоятельствах такое противоречие возможно.

В силу значительной специфики объектов интеллектуальной собственности, обусловленной их нематериальной природой, правообладатели ограничены как в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации третьими лицами и выявлять допущенные нарушения, так и в возможности установить точную или по крайней мере приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно в виде упущенной выгоды), в том числе если правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности. Этой спецификой обусловлена и необходимость установления специальных способов защиты нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, в том числе упомянутой компенсации по выбору потерпевшего. Конкретный размер компенсации определяется судом в пределах, предусмотренных законом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Таким образом, возможна ситуация, когда в пользу правообладателя взыскивается компенсация в размере, превышающем размер фактически причиненных ему убытков. Принимая во внимание затруднительность расчета размера убытков в каждом конкретном случае правонарушения, допущение законом такой возможности не является мерой, несовместимой с основными началами гражданского законодательства.

В то же время не исключаются и ситуации, при которых мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации даже с учетом его характера и последствий, а также других обстоятельств дела может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости. Ведь, как было сказано выше, конечный размер компенсации не может составлять менее 50% суммы минимальных ее размеров для каждого объекта, права на который нарушены.

Судьи обратили внимание, что если речь идет о нарушителе-компании, то подобные санкции обычно чрезмерно не вторгаются в имущественную сферу участников такой компании — физических лиц. Если же речь идет об индивидуальном предпринимателе, который отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, то назначение такого наказания может не только поставить под сомнение продолжение таким лицом предпринимательской деятельности, но и крайне негативно отразиться на его жизненной ситуации.

Таким образом, размер ответственности может в сопоставлении с совершенным деянием превысить допустимый с точки зрения принципов равенства и справедливости предел и в конечном счете привести к нарушению ст. 21 Конституции, которая гарантирует охрану государством достоинства личности и не допускающей наказаний, унижающих человеческое достоинство.