1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 68

Обязательственные правоотношения («ЭЖ-Юрист», № 45, 2016 г.)

Верховный Суд Российской Федерации продолжает заниматься анализом судебной практики. В октябре вышел его Обзор № 3 за 2016 год. Среди прочего достаточно много внимания в Обзоре посвящено спорам из обязательственных правоотношений, подсудным Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Судебная коллегия в настоящем Обзоре в очередной раз осветила вопросы, возникающие из споров с бюджетными учреждениями. Рассмотренный спор касается начисления неустойки за неисполнение договорного обязательства бюджетным учреждением. Истец – коммерческая организация обратился в суд с иском о взыскании неустойки, при этом взыскатель просил суд начислить указанную неустойку по дату фактической уплаты задолженности бюджетным учреждением.

Ответчик возражал относительно такого порядка исчисления сроков, обосновывая свою позицию тем, что ст. 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусмотрен особый порядок исполнения судебных актов бюджетными учреждениями, следовательно, неустойка не может быть присуждена по дату фактической оплаты задолженности.

Суды нижестоящих инстанций согласились с доводами ответчика, отметив, что к данным правоотношениям должны применяться нормы БК РФ. Однако, изучив материалы дела, Судебная коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение. При этом основания вынесенного решения достаточно просты. Верховный Суд указал, что установленные БК РФ особенности исполнения судебных актов не распространяются на гражданско-правовые отношения. Так как стороны заключенных договоров равны в своих правах, самостоятельно согласовывали их условия, а гражданско-правовые нормы не содержат каких-либо особых условий относительно подобных сделок, то и порядок начисления и взыскания неустойки применяется для всех без исключений и каких-либо изъятий.

Примечательно, что ВС РФ в своем предыдущем Обзоре судебной практики от 06.07.2016 уже рассматривал схожий спор, только предметом его было взыскание неосновательного обогащения. Бюджетное учреждение основывало свою позицию на приведенной выше норме БК РФ. Судебная коллегия высказала идентичную позицию, что нормы БК РФ в данном случае неприменимы, так как возникновение неосновательного обогащения и его взыскание являются гражданско-правовыми отношениями и не могут быть ограничены нормами БК РФ.

В очередной раз ВС РФ уделил внимание спору, связанному с договором подряда, указав на то, что условие, в соответствии с которым подрядчик вправе приостановить оплату работ до предоставления подрядчиком банковской гарантии, обеспечивающей исполнение последним обязательств по договору, является действительным. При этом в случае, если такая гарантия не предоставляется вовсе, заказчик имеет право на приостановление выплат до истечения гарантийного срока.

Судебная коллегия правомерно указала на необходимость применения принципа свободы договора, когда стороны, принимая определенные условия, обязаны их исполнять. Запрет на включение рассматриваемого условия в законодательстве отсутствует, более того, ст. 711 ГК РФ является диспозитивной и применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное.

Примечателен комментарий относительно того, что принцип свободы договора направлен на развитие предпринимательской деятельности, позволяя ее субъектам самостоятельно регулировать собственные отношения. Данная позиция соответствует существующему в последние несколько лет тренду на либерализацию гражданских правоотношений. Практически все последние изменения в ГК РФ, обсуждения которых до сих пор не утихают, направлены именно на создание тех современных условий, которые необходимы не только для существования бизнеса, но и для его развития в России.

Если рассматривать принцип свободы договора с этой точки зрения, то, действительно, он является основополагающим во всем гражданском законодательстве. Отрадно, что суды, ВС РФ в большей степени, в последнее время пытаются поддержать развитие гражданского права, предоставляя участникам правоотношений как можно более широкие возможности для заключения наиболее выгодных и удобных сделок. При этом недобросовестные участники рынка начинают получать негативные судебные акты относительно тех ситуаций, из которых раньше они могли получить выгоду.

Конечно же, указанное не означает, что все проблемы решены и все предприниматели полностью довольны формирующейся судебной практикой. Но шаги к пониманию того, что гражданское законодательство и судебная практика должны в первую очередь отвечать интересам сторон гражданских правоотношений и защищать добросовестных субъектов, уже сделаны. И эта тенденция представляется правильной.

В Обзоре достаточно много внимания уделено спорам в сфере энергетики. Однако ничего принципиально нового ВС РФ для правоприменителей и судов не предложил. Рассмотренные вопросы, хотя и являются достаточно актуальными, но судебная практика по данным видам споров в последнее время в основном сформировалась. Исключением, пожалуй, может выступить спор о начислении неустойки по договору оказания услуг по передаче электрической энергии за просрочку внесения заказчиком платежей, подлежащих уплате до окончания расчетного периода. Как указал ВС РФ, включение условий о неустойке не противоречит действующему законодательству. Хотя по данному вопросу и существует противоречивая судебная практика, в основном суды приходили к аналогичным выводам. Настоящим Обзором ВС РФ подтвердил правомерность такого подхода.

ВС РФ также указал на то, что заключение договора аренды земельного участка из государственной/муниципальной собственности под зданием не является распоряжением совместно нажитым имуществом супругов, и соответственно в случае заключения договора одним из супругов такая сделка не требует нотариального согласия другого супруга.

Судебная коллегия отменила судебные акты нижестоящих судов, которые ошибочно полагали, что для заключения договора аренды необходимо согласие второго супруга, основываясь только на том, что договор аренды земельного участка подлежал государственной регистрации. ВС РФ указал, что заключение договора аренды участка из государственной/муниципальной собственности как исключительное право собственника здания, расположенного на таком земельном участке, не должно зависеть от согласия супруга собственника здания.

Суд справедливо отметил, что заключение договора аренды участка под зданием направлено на приобретение права аренды и не связано с распоряжением общим имуществом супругов. Суды и ранее высказывали аналогичную позицию об отсутствии необходимости получать нотариальное согласие супруга на заключение сделок, направленных на приобретение прав на недвижимое имущество (в частности, договоров купли-продажи). ВС РФ рассмотренным определением в очередной раз указал на то, что сделки, хотя и подлежащие государственной регистрации, но не связанные с распоряжением общим имуществом супругов, не требуют согласия другого супруга на их заключение.

Проблема в том, что регистрирующий орган, который требует такое согласие, мягко говоря, не всегда в полной мере учитывает позицию, изложенную в судебной практике, тем более что рассматриваемый Обзор не является постановлением Пленума ВС РФ. К сожалению, приходится констатировать, что подобные споры, вероятнее всего, еще будут неоднократно возникать, по крайней мере в обозримом будущем.