1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 20

Денег нет ни на лекарства, ни на подсчёт того, сколько их надо больным россиянам

Экспертно-аналитический центр РАНХиГС предложил создать в России базу данных потребления лекарственных препаратов, чтобы отслеживать текущее потребление медикаментов и планировать госзакупки. Как сообщила газета «Коммерсант», в Минздраве отметили несомненную пользу от предложений экспертов, но подчеркнули, что в настоящее время средства на проведение реформ в ведомстве отсутствуют.

Инициатива учёных понятна: лекарств для льготников всё чаще не хватает. Вот и предложили аналитики РАНХиГС разобраться, сколько и чего не хватает. А для этого создать базу учёта и потребления, которая могла бы помочь определить текущие потребности в медикаментах, спланировать госзакупки с вовлечением в софинансирование страховщиков и даже спрогнозировать эпидемии.

Директор экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николай Калмыков рассказал радио БФМ: «При создании персонифицированных личных счетов наших граждан, в которые будут фиксироваться закупки лекарственных средств государством в их интересах и приобретении ими, соответственно, по льготным ценам или же просто получение по льготе, гражданин, во-первых, будет видеть, на что тратит государство в его интересах, с одной стороны, с другой стороны, это возможность собрать большие данные. Когда мы имеем большие данные о ситуации с потребностью в лекарственных средствах по всей России, то это возможность планировать бюджеты, планировать предотвращение тех или иных рисков. То есть не когда уже появилась та или иная проблема, а предусматривать её решение на этапе возможного наступления рисковой ситуации... Вдруг по какой-то причине вырастает потребность в тех или иных лекарственных средствах. О чём это может говорить? Это может говорить о необходимости профилактики или неэффективности работы конкретных местных ответственных за здравоохранение или же о неблагоприятных экологических условиях, или иных других проблемах. То же самое с финансированием. Как бы сейчас происходит планирование закупки этих лекарственных средств, когда же мы получаем большие данные, подобные детализации с информацией своевременной о том, что гражданам нужно, что они покупают, влияние чиновника на планирование закупок минимизируется. Ну и, конечно же, своевременность. Одно дело — чиновник запланировал на свое усмотрение, когда, что закупать, другое дело, когда есть привязка на основе методических рекомендаций. Закупка зависит от сезонности, допустим, или от потребности конкретной территории».

Федеральный бюджет обеспечивает фармацевтической продукцией около 5 млн человек — по 12 000 руб. на человека в год. Региональные бюджеты финансируют препараты еще почти для 9 млн человек — около 2500 руб. на человека в год.

Эти данные формируются на основе выписанных льготных рецептов. Эксперты сходятся во мнении, что число получателей лекарств занижено, поскольку многие не знают, что имеют право на такую льготу. То есть попытка инвентаризации и структурирования получателей может привести к росту их числа. Но на всех лекарств недостаёт уже сейчас.

Причина, по которой наивно ожидать внедрение схемы учёных в России, в том, что это потребует больших финансовых вливаний либо со стороны государства, либо со стороны бизнеса. Дополнительные деньги будут нужны и для создания самой системы, и для обеспечения дополнительных нуждающихся.

Не приводятся конкретные подсчёты о том, сколько всего нужно бы денег на упорядочивание обеспечения нуждающихся препаратами. Сами медики, отвечающие за распределение льготных лекарств, говорят проще: мол, мы знаем наших больных, знаем, сколько из них приходят к нам каждый месяц с вопросом, не поступили ли нужные лекарства, и скольким мы даём отрицательные ответы. Так что начинать можно было бы без массовой компьютеризации сельских поликлиник, а просто поставляя лекарства без задержек.

Тут тоже нет ясности и ответа на вопрос, сколько же денег не хватает стране на то, чтобы выполнять свои обязательства и выдавать людям препараты. По крайней мере, об этом публично не объявляется.