1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 10093

Отсутствие кворума, противоречие правопорядку и другие причины для отмены решений собраний

С легкой руки законодателя решения собраний получили не только специальное регулирование в виде отдельной главы в ГК РФ, но и условия, при которых такие решения могут быть признаны оспоримыми или являются ничтожными. Как показывает сложившаяся с 2013 г. судебная практика, чаще всего решения коллегиальных органов управления организаций, которые составляют значительную часть решений собраний, суды признают недействительными в связи с нарушением порядка созыва собраний или отсутствием необходимого кворума при их принятии.

За почти три года действия новой главы 9.1 ГК РФ «Решения собраний» судебной практики ее применения сформировалось относительно немного. За это время арбитражные суды округов вынесли около двух с половиной сотен постановлений, из которых менее 200 касаются корпоративных правоотношений. При рассмотрении данных споров суды активно руководствуются разъяснениями Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление № 25, см. краткий комментарий к постановлению — «ЭЖ», 2015, № 24, с. 05). В пункте 103 указанного постановления разъясняется, что к решениям собраний, в частности, относятся решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и т. д.), решения собраний кредиторов, а также комитета кредиторов при банкротстве, решения долевых собственников, в том числе решения собственников помещений в многоквартирном доме или нежилом здании, решения участников общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения. В настоящем материале рассматривается практика применения арбитражными судами округов норм главы 9.1 ГК РФ в части решений органов управления юридических лиц.

Решения собраний не сделки, но могут быть оспоримыми и ничтожными

Специальная глава 9.1, регулирующая такие юридические факты, как решения собраний, была введена в Гражданский кодекс РФ около трех лет назад: внесенные Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ (далее — Закон № 100-ФЗ) изменения вступили в силу 1 сентября 2013 г. (см. также «ЭЖ», 2013, № 19, с. 07). До этой даты решения собраний также признавались законодателем юридическими фактами, с которыми связывалось возникновение, изменение или прекращение правоотношений, однако регулировались они отдельными нормами глав Кодекса либо федеральных законов (в частности, от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон № 14-ФЗ, и от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон № 208-ФЗ).

Несмотря на то что решения собраний в новой редакции Кодекса попали в раздел, посвященный сделкам и представительству, сделками как таковыми они не являются. Например, в отличие от сделок, решения собраний могут повлечь возникновение правовых последствий для лиц, которые не голосовали за принятое решение или даже не участвовали в таком голосовании (ст. 153, 181.1 ГК РФ). В то же время законодатель применяет к решениям собраний такие понятия, как оспоримость и ничтожность, и, как следствие, устанавливает такие способы защиты прав заинтересованных лиц, как признание решения собрания недействительным и (или) применение последствий недействительности ничтожного решения собрания (ст. 181.4, 181.5 ГК РФ).

Оспоримым решение собрания признается судом по определенным основаниям, установленным в законе. К ним относятся:

  • существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания;

  • отсутствие полномочий у лица, выступавшего от имени участника собрания;

  • нарушение равенства прав участников собрания при его проведении;

  • существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола (п. 1 ст. 181.4 ГК РФ). По умолчанию недействительные решения собраний являются оспоримыми, если из закона не следует, что решение ничтожно (постановление АС Поволжского округа от 15.03.2016 № Ф06-6241/2016 по делу № А55-8601/2015).

Если иное не предусмотрено законом, ничтожным решение собрания признается, если оно:

  • принято по вопросу, не включенному в повестку дня (кроме случая, когда в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества);

  • принято при отсутствии необходимого кворума;

  • принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

  • противоречит основам правопорядка или нравственности (ст. 181.5 ГК РФ).

Заметим, что согласно ст. 3 Закона № 100-ФЗ положения ГК РФ в его редакции, в частности, нормы главы 9.1, применяются к правоотношениям, возникшим после 1 сентября 2013 г. (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 24.02.2014 по делу № А58-2250/2012).

Неизвещение участников или акционеров — самое популярное основание для отмены оспоримых решений

Как показывает практика арбитражных судов округов по корпоративным делам, сложившаяся с сентября 2013 г., наиболее популярным основанием для признания решения собраний недействительными становится существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания (подп. 1 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ). Правда, доказать существенность допущенных нарушений у истцов получается далеко не всегда.

К существенным нарушениям суды относят неизвещение участника (акционера) о созыве собрания, вследствие чего такое лицо не имеет возможности принять участие в голосовании по вопросам, внесенным на повестку дня. Например, в постановлении от 04.04.2016 № Ф04-29182/2015 по делу № А46-475/2015 АС Западно-Сибирского округа пришел к выводу о недействительности решения общего собрания участников общества, удовлетворив требования одного из них. Из обстоятельств дела следовало, что собрание вообще не проводилось, а подписи истца на протоколах были фальсифицированы, что подтвердили результаты почерковедческой экспертизы. Аналогичный вывод отражен в постановлении АС Московского округа от 10.07.2015 № Ф05-7802/2015 по делу № А40-143784/2014. В данном споре истцы — участники ООО оспаривали два решения общего собрания участников ООО: об увеличении уставного капитала и увеличении номинальной стоимости долей участников, а затем об утверждении итогов внесения дополнительных вкладов. В результате принятых решений доли истцов в уставном капитале общества уменьшились с 21 и 20% до 0,7 и 0,47% соответственно.

Суды установили, что участники не были извещены о проведении собраний, участия в них не принимали. Такие нарушения порядка созыва собрания являются существенными, а значит, достаточными для признания решений недействительными на основании подп. 1 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ.

Не только неизвещение участников или акционеров, но и нарушение установленного законом срока (даже на один день) такого извещения может привести к признанию решения недействительным, как это произошло в деле № А36-4007/2015, рассмотренном АС Центрального округа (постановление от 14.04.2016 № Ф10-880/2016). Так, суды расценили как существенное нарушение порядка созыва общего собрания участников ООО, которое выразилось в извещении участника общества с нарушением установленных законом сроков — не за 30, а за 29 календарных дней до собрания. В итоге решение общего собрания об утверждении устава общества в новой редакции, на котором участник не присутствовал, было признано недействительным.

Не относится к существенному нарушению порядка созыва собрания тот факт, что акционеры не участвовали в голосовании в заочной форме, но не в связи с неизвещением, а потому что не предприняли необходимые меры для доставки бюллетеней для голосования обществу. Более того, направили эти бюллетени в последний день срока, отведенного для их направления (постановление АС Дальневосточного округа от 15.12.2015 № Ф03-5271/2015 по делу № А59-5462/2014).

Несущественными нарушениями, не являющимися основаниями для признания решений недействительными, суды также признают:

  • отсутствие указания кандидатуры директора в уведомлении о проведении собрания, в повестке дня которого обозначен вопрос о назначении нового директора (постановление АС Уральского округа от 13.08.2015 № Ф09-5383/15 по делу № А07-23817/2014);

  • нарушение порядка избрания регистрационной комиссии, оформления бюллетеней для голосования (постановление АС Дальневосточного округа от 12.04.2016 № Ф03-1187/2016 по делу № А59-2931/2015).

Отказами в удовлетворении требований о признании решения собрания недействительным заканчиваются и обращения в суд участников или акционеров, которые не могли повлиять на результаты голосования и, соответственно, принятое решение (постановления АС Уральского округа от 09.11.2015 № Ф09-7941/15 по делу № А76-16058/2014, Дальневосточного округа от 28.03.2016 № Ф03-980/2016 по делу № А59-2366/2015, Центрального округа от 19.03.2015 № Ф10-584/2015 по делу № А36-2369/2014, Северо-Кавказского округа от 29.04.2016 № Ф08-2533/2016 по делу № А53-21563/2015).

Кроме того, основанием для отказа в удовлетворении иска о признании решения собрания недействительным может стать отсутствие права на такой иск у лица, обратившегося в суд. Согласно п. 3 ст. 181.4 ГК РФ решение собрания вправе оспорить в суде участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения. Соответственно, не имеет права на оспаривание решения общего собрания акционеров лицо, не являющееся акционером данного общества (постановление АС Московского округа от 27.04.2015 № Ф05-3914/2015 по делу № А40-60553/14). Нет такого права и у ликвидатора общества, который освобожден оспариваемым решением собрания от возложенных на него полномочий (постановление АС Московского округа от 17.03.2015 № Ф05-1706/2015 по делу № А40-178535/13).

В некоторых случаях ответчики по делам о признании решений недействительными ссылаются на п. 2 ст. 181.4 ГК РФ, который исключает признание судом решения собрания по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда. В то же время, как было сказано выше, основанием оспоримости решения собрания является существенное нарушение порядка его созыва (подп. 1 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ). Потому на практике возник вопрос, включается ли порядок созыва собрания в порядок принятия решения собрания. Положительный ответ на него был сформулирован сначала в п. 108 постановления № 25, в котором сказано, что к нарушениям порядка принятия решения могут быть отнесены нарушения, касающиеся созыва, подготовки, проведения собрания, осуществления процедуры голосования. Таким образом, под порядком принятия решения понимается не только процедура голосования на собрании, но и порядок осуществления всех предшествующих и сопутствующих процедур — созыва, подготовки и проведения собрания, в том числе порядок инициации проведения собрания, порядок извещений о проведении собрания и т. д. (постановление АС Уральского округа от 26.01.2016 № Ф09-10786/15 по делу № А60-14426/2015). Однако в судебных актах, вынесенных до 23 июня 2015 г., то есть до опубликования текста постановления № 25, встречаются и противоположные выводы. Например, АС Волго-Вятского округа в постановлении от 01.04.2015 № Ф01-474/2015 по делу № А82-653/2014 не применил норму п. 2 ст. 181.4 ГК РФ, поскольку посчитал, что допущенное нарушение порядка созыва общего собрания участников общества не относится к нарушениям порядка принятия решения, о которых идет речь в указанной норме.

Отсутствие кворума автоматически превращает решение в ничтожное

Гражданский кодекс предусматривает четыре случая, перечисленные ранее, в которых решение собрания является ничтожным. Из них на практике чаще всего встречается отсутствие необходимого кворума при принятии решения, причем не только из-за неявки участников или акционеров, в том числе не извещенных надлежащим образом (постановление АС Дальневосточного округа от 20.11.2014 № Ф03-4713/2014 по делу № А51-9525/2014), но и, например, из-за отсутствия подтвержденных полномочий представителей таких лиц, принимавших участие в собрании (постановление АС Дальневосточного округа от 08.12.2015 № Ф03-5372/2015 по делу № А51-3516/2015).

Решения собрания, для принятия которых законом установлены специальные требования, признаются судами недействительными при невыполнении таких требований. Причем даже если срок исковой давности по требованию о признании такого решения недействительным истцом пропущен, это не препятствует признанию недействительными последующих решений, основанных на первоначальном, ничтожном. Примером такого спора может быть спор, рассмотренный АС Западно-Сибирского округа (постановление от 30.07.2015 № Ф04-20893/2015 по делу № А81-5483/2014). На общем собрании участников ООО было принято решение об увеличении уставного капитала на основании заявления одного из участников. Согласно п. 2 ст. 19 Закона № 14-ФЗ такие решения принимаются участниками ООО единогласно, однако на собрании присутствовал только один участник, обладающий долей в размере 70% уставного капитала. Второй участник о проведении собрания не извещался и на нем не присутствовал. Позднее первым участником было принято решение об утверждении итогов внесения дополнительных вкладов, в результате которого доля отсутствовавшего участника уменьшилась с 30% до 0,1%, а доля голосовавшего участника выросла с 70% до 99,9%. Суды признали, что на момент обращения истца в суд специальный срок давности по требованию о признании первого решения собрания недействительным истек, однако указали на ничтожность этого решения как принятого в отсутствие кворума, с грубейшим нарушением закона и причинившего истцу, не участвовавшему в голосовании, убытков. По этой причине решение об утверждении итогов увеличения уставного капитала и внесения дополнительных вкладов было признано недействительным.

Похожая цепочка решений описана в постановлении АС Дальневосточного округа от 25.11.2015 № Ф03-4449/2015 по делу № А24-549/2015. Первым решением общего собрания участников, принятым тремя из четырех участников общества, было согласовано, что принятие общим собранием участников общества решений и состав участников общества, присутствовавших при их принятии, подтверждаются путем подписания протокола всеми участниками или частью участников и нотариального удостоверения не требуют. Последующими решениями был увеличен уставный капитал общества за счет дополнительных вкладов участников. Суды пришли к выводу, что решение об отказе от нотариального удостоверения решений общего собрания участников и состава присутствовавших на нем участников является ничтожным как принятое в отсутствие необходимого кворума (100% голосов). Следовательно, и принятые позднее и не удостоверенные нотариально решения собрания об увеличении капитала и утверждении его итогов также являются ничтожными вследствие несоблюдения обязательной нотариальной формы сделки (п. 3 ст. 163 ГК РФ).

Заинтересованность владельца контрольного пакета акций в совершении акционерным обществом крупной сделки влечет за собой ничтожность решения об одобрении такой сделки, если владелец контрольного пакета участвовал в принятии решения, поскольку принадлежащие этому акционеру голоса не учитываются при голосовании. К такому выводу пришел АС Уральского округа в постановлении от 18.01.2016 № Ф09-8354/15 по делу № А07-15349/2014. Спор был инициирован одним из акционеров, который не был извещен о предстоящем собрании акционеров и участия в нем не принимал. Решение об одобрении крупной сделки (передаче в уставный капитал создаваемого ООО недвижимости) было принято двумя акционерами, один из которых владел 65% акций. Он же выступал и учредителем ООО, в уставный капитал которого планировалось внести вклад. Судьи пришли к выводу, что голоса владельца 65% акций как заинтересованного лица учитываться при голосовании не должны, следовательно, состоявшееся собрание акционеров не имело кворума (п. 1 ст. 58, п. 4 ст. 83 Закона № 208-ФЗ).

Решение общего собрания, принятое в отсутствие кворума, суд не признает недействительным, если впоследствии такое решение было одобрено (как путем принятия решения по аналогичным вопросам, так и путем формального указания на одобрение принятого решения) на общем собрании участников или акционеров с соблюдением всех требований закона. При таких обстоятельствах первоначальное решение ничтожным не является в силу положения п. 2 ст. 181.4 ГК РФ, так как отсутствие кворума при проведении собрания относится к нарушениям порядка принятия решения (п. 108 постановления № 25, постановление АС Уральского округа от 26.01.2016 № Ф09-10786/15 по делу № А60-14426/2015).

При установлении факта злоупотребления правом участника ООО, не явившегося на собрание лишь с целью заблокировать принятие решения, суд такое решение недействительным не признает. Так, постановлением от 05.11.2015 № Ф09-6191/15 по делу № А50-23717/2014 АС Уральского округа подтвердил правомерность отказа в удовлетворении требований участницы ООО, владеющей долей в уставном капитале в размере 40%, о признании недействительным решения о прекращении полномочий директора общества, которое было принято участником с долей в размере 60%. При рассмотрении дела было установлено, что лишившийся своих полномочий директор являлся супругом истицы, которая, зная о невозможности повлиять на итоги голосования, не явилась на собрание с тем, чтобы впоследствии оспорить его.

Встречаются в практике и довольно специфические случаи, например, принятие решения общим собранием участников ООО, на котором присутствовало лишь третье лицо, утверждавшее, что оно приобрело долю в уставном капитале на основании гражданско-правовой сделки. При этом якобы участник общества не предпринял необходимых действий для перехода к нему доли в уставном капитале, в ЕГРЮЛ сведения о нем как об участнике общества также отсутствовали. Суды признали принятое таким лицом решение недействительным по иску других участников, которые не были уведомлены о проведении собрания (постановление АС Центрального округа от 23.06.2015 № Ф10-340/2015 по делу № А14-4742/2014).

Решения собраний нарушают правопорядок, а нравственность пока что нет

Ничтожным признается решение собрания, противоречащее правопорядку и нравственности (п. 4 ст. 181.5 ГК РФ). Данный факт суды устанавливают исходя из обстоятельств дела и довольно редко признают его наличие — в большинстве постановлений кассационной инстанции решения собраний не были признаны противоречащими правопорядку (вопрос о противоречии нравственности в судебных актах этого уровня вообще не рассматривался). Единственное дело, в котором арбитражный суд согласился с наличием такого противоречия, — это спор, рассмотренный АС Восточно-Сибирского округа (постановление от 29.12.2015 № Ф02-6750/2015 по делу № А19-7592/2015). Несмотря на то что иск был заявлен не о признании недействительным решения, а о взыскании дивидендов, о выплате которых было принято решение общего собрания акционеров, в постановлении содержится вывод о ничтожности решения общего собрания акционеров. Так, истец от имени владельца 100% акций общества (РФ) принял решение о выплате дивидендов, которые согласно уставу общества должны были быть выплачены в течение 60 дней после принятия решения об их выплате. Спустя шесть дней после принятия решения 100% акций общества были приобретены сторонним ООО, а еще через месяц — другим ООО. После чего истец обратился в суд к акционерному обществу с требованием о выплате дивидендов. При рассмотрении спора суды установили, что решение о выплате дивидендов было принято с нарушением установленного в законе срока, данные о величине чистых активов общества, на основании которых определялся размер дивидендов, являлись недостоверными (что следовало из аудиторского заключения). Кроме того, в решении о выплате дивидендов вопреки требованиям закона не была указана дата, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов, совет директоров общества рекомендованный размер дивидендов также не определял, дату, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов, не устанавливал. Оценив в совокупности все обстоятельства, суды трех инстанций пришли к выводу, что решение общего собрания акционеров о выплате дивидендов является ничтожным, а иск о взыскании дивидендов удовлетворению не подлежит.

Как правило, суды не усматривают противоречия решения собрания правопорядку и нравственности. Например, не противоречащим правопорядку АС Восточно-Сибирского округа признал решение единственного участника ООО о ликвидации компании (постановление от 08.12.2015 № Ф02-6276/2015, Ф02-6760/2015 по делу № А19-4089/2015) при наличии долгов перед кредиторами. Кредитор-истец посчитал, что добровольная ликвидация общества осуществляется с тем, чтобы избежать погашения долга перед ним. Однако суды приняли во внимание тот факт, что обязательства ликвидируемой компании перед истцом были обеспечены залогом и стороны предприняли все необходимые меры для удовлетворения этих требований за счет предмета залога. Несогласие истца, утверждавшего, что при сложном материальном состоянии общество должно было инициировать банкротство, а не ликвидацию, с принятым решением не свидетельствует о его недействительности. Законодателем предусмотрено безусловное право юридического лица на его добровольную ликвидацию в установленном порядке. К похожим выводам пришли АС Московского округа в постановлении от 18.03.2016 № Ф05-296/2016 по делу № А41-51243/2015 (истец требовал признания недействительным решения о ликвидации убыточных железнодорожных путей, в отношении которых было вынесено предписание о необходимости проведении ремонта) и Уральского округа в постановлении от 20.08.2015 № Ф09-4612/15 по делу № А60-50780/2014 (истец утверждал, что решение о прекращении ликвидации общества было принято для того, чтобы обеспечить в рамках дела о банкротстве назначение «правильного» арбитражного управляющего). Не обнаружили противоречия правопорядку суды и в решении об увеличении уставного капитала ООО за счет внесения дополнительного вклада третьего лица, в результате которого доля одного из участников (на нее был наложен арест) снизилась с 50 до 0,0416%, поскольку это решение с отчуждением доли связано не было (постановление АС Дальневосточного округа от 26.05.2015 № Ф03-1303/2015 по делу № А59-3381/2014).

Решение общего собрания акционеров или участников, принятое по вопросу, не включенному в повестку дня, является ничтожным, за исключением случая, когда в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества, в том числе если от имени участника в собрании принимал участие его уполномоченный представитель (постановление АС Западно-Сибирского округа от 07.09.2015 № Ф04-22110/2015 по делу № А27-21465/2014). Если участник или акционер был извещен надлежащим образом о проведении собрания, явился на него, но покинул зал голосования до окончания собрания, то внесение изменений в повестку дня, по котором такой участник проголосовал, не является основанием для признания решения недействительным как принятое по вопросу, не включенному в повестку дня (постановление АС Дальневосточного округа от 17.02.2016 № Ф03-163/2016 по делу № А73-9216/2015).

При неизвещении участника (акционера) о внесении в повестку дня дополнительных вопросов и отсутствии такого лица на собрании суды признают принятые на собрании решения недействительными, как, например, сделал АС Северо-Западного округа в постановлении от 29.07.2015 по делу № А13-12907/2014. Причем заметим, что в указанном деле речь шла о решении собрания, которое было принято и по поводу вопросов, изначально включенных в повестку, однако суд пришел к выводу о недействительности решения полностью, а не в части, хотя на такую возможность обращал внимание ВС РФ в п. 110 постановления № 25.

К сведению

Дискуссия

12 мая на площадке ТПП РФ состоялся семинар по практике Верховного суда РФ за I квартал 2016 г. Семинар проводится ежеквартально, его цель — наблюдение за изменениями судебной практики и обмен мнениями о роли того или иного толкования высшей судебной инстанции. В ходе дискуссии обсуждались нескольких дел, однако наибольший интерес, по мнению советника Адвокатского бюро «Бартолиус» Анны Смолы, вызвало дело по иску Москалева М.В. к ЗАО «Аспект-Финанс» об оспаривании решения общего собрания участников (Определение ВС РФ от 31.03.2016 № 305-ЭС15-14197). В этом деле судами рассматривался вопрос о праве на иск об оспаривании решения общего собрания бенефициарным владельцем, контролирующим общество через цепочку зарубежных компаний (подробнее об обстоятельствах этого дела читайте в «ЭЖ», 2016, № 16, с. 16).

Как отметила А. Смола, вынесение положительного решения по данному вопросу Верховным судом РФ сразу же вызвало оживленную дискуссию в профессиональном сообществе. По словам эксперта, этот судебный акт был воспринят скорее как предоставление возможности судебной защиты в ситуации, при которой ранее такой возможности не было. Однако более глубокое и внимательное изучение уже принятого судебного акта позволяет тщательно подойти к анализу потенциальных рисков, которые могут порождаться предложенными в нем трактовками законодательства и предостеречь от его поверхностного прочтения.

В частности, важным представляется исключение расширительного понимания фигуры акционера применительно к возможности оспаривания решения общего собрания. Значимым является также акцент на проработке условий, позволяющих оспорить именно ничтожное решение так назваемым иным лицам. По словам А. Смолы, остается надеяться, что дальнейшая судебная практика пойдет по пути уточнения и детализации вновь предоставленной возможности, а именно более точного формулирования критериев, которые позволяют ею воспользоваться. Эксперт отмечает, что проблемы на практике продолжаются, в том числе из-за неоднозначного соотношения различных способов защиты, которые зачастую реализуются в отдельных судебных процессах. Так, применительно к данному корпоративному конфликту в Верховном суде РФ были рассмотрены два дела. По второму делу (№ 305-ЭС15-16796), в котором тем же лицом заявлялись уже другие требования, о признании недействительными сделок, судебные акты также были отменены, но полного текста определения пока нет.