1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5139

Отчуждение доли в ООО: правовая природа и проблемы нотариального удостоверения

Природа сделок с долями в ООО по существу такая же, как и у сделок с акциями, — стороны заключают договор, в котором прописывают обязательства продавца передать долю и обязательства покупателя предоставить за нее встречное предоставление, а затем уже совершают непосредственно сделку по передаче доли от продавца к покупателю. Однако в отличие от сделок с акциями природа сделок с долями по ряду причин не всегда очевидна участникам оборота. Об обязательственной и распорядительной сделках в рамках отношений по отчуждению долей в ООО, а также о практических аспектах такого разделения на вебинаре «Сделки с долями в ООО. Особенности нотариального оформления», организованном порталом Lextorium, рассказал Андрей Егоров, к.ю.н., первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ.

В мае 2014 г. Пленум ВАС РФ разработал, но так и не принял постановление «О сделках с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью» (текст проекта можно найти по ссылке: http://www.arbitr.ru/vas/presidium/prac/108071.html, далее — проект постановления ВАС РФ). Что предлагалось закрепить в этом постановлении и какие из его идей имеют значение для практики сегодня?

Отчуждение доли в ООО включает две сделки: обязательственную и распорядительную

Договор купли-продажи доли в ООО — это сделка, а значит, к нему применимы все предусмотренные законодательством основания для признания его недействительным. Получается, что договор отчуждения доли, помимо специфического объекта — доли в ООО, осложнен еще и тем, что может быть признан недействительным или расторгнут по общим основаниям ГК РФ.

В июле 2009 г. ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) заработала в новой редакции (в ред. Федерального закона от 30.12.2008 № 312-ФЗ). Наряду с другими изменениями в ней появился п. 11, согласно которому сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале ООО, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы указанной сделки влечет за собой ее недействительность.

Как, по замыслу законодателя, должна была работать эта норма?

В договоре отчуждения доли в ООО следует различать две сделки — обязательственную и распорядительную. Первая предполагает принятие на себя владельцем доли обязательства совершить ее отчуждение в пользу контрагента, который в свою очередь принимает обязательство предоставить за это встречное предоставление. Вторая сделка — распорядительная, которая представляет собой непосредственно действие по передаче прав на долю.

По замыслу разработчиков нормы, обязывающей нотариально удостоверять сделки с долями, требование о нотариальном удостоверении распространяется только на распорядительную сделку и не является обязательным для обязательственной. Безусловно, стороны могут просить нотариуса удостоверить нотариально обе сделки, однако закон этого не требует.

Это разъяснение закреплял п. 1 проекта постановления ВАС РФ.

Цитируем документ

…Судам надлежит иметь в виду, что законодатель различает договор, устанавливающий обязательство совершить сделку, направленную на отчуждение доли (далее — договор об отчуждении доли), и сделку, направленную на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества (далее— сделка, направленная на отчуждение доли; распорядительная сделка).

При этом под сделкой, направленной на отчуждение доли, подлежащей нотариальному удостоверению, понимается распорядительная сделка, совершением которой участник передает, а приобретатель принимает долю в уставном капитале общества, то есть сделка, непосредственно направленная на передачу доли. Договором об отчуждении доли может быть любой гражданско-правовой договор об отчуждении имущества другому лицу (купля-продажа, мена и т.п.); для такого договора обязательной нотариальной формы закон не предусматривает.

Какие проблемы на практике порождает смешение обязательственной и распорядительной сделок при отчуждении доли?

Надо сказать, что из формулировки п. 11 ст. 21 Закона об ООО вывод о том, что удостоверять нотариально нужно только распорядительную сделку, явно не следует. Соответственно, не очевиден он и многим нотариусам, к которым обращаются клиенты за удостоверением сделок об отчуждении долей в ООО.

В чем практические преимущества конструкции, в которой разграничиваются обязательственная и распорядительная сделки при отчуждении долей в ООО?

Если исходить из того, что закон требует нотариального удостоверения только распорядительной сделки (то есть факта передачи доли), то нотариусам не нужно вникать в специфику обязательственной конструкции. Ведь чем крупнее отчуждаемый бизнес, тем объемнее и сложнее договор купли-продажи доли: в нем учитывается множество нюансов, зависящих от специфики конкретной компании. Но чем объемнее и сложнее договор, тем больше в нем заложено потенциальных рисков признания недействительным, как полностью, так и в части.

Здесь также важно учитывать, что по общему правилу ст. 180 ГК РФ недействительность одного из условий сделки влечет недействительность сделки в целом, если нельзя предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Поэтому на практике проверять обе сделки (и распорядительную, и обязательственную) в рамках договора отчуждения доли для многих нотариусов проблематично. В ряде случаев обязательственная сделка выражена в многостраничном контракте со множеством условий и нюансов, иногда и вовсе структурированном по иностранному праву. У нотариусов порой просто не хватает времени и квалификации проверять такие договоры. В результате нотариусы предлагают сторонам альтернативные варианты, например собственный типовой договор отчуждения доли в ООО, который, очевидно, не отражает специфики конкретных отношений между сторонами.

Если исходить из того, что закон требует нотариального заверения в целом договора купли-продажи доли в ООО, а не одной лишь распорядительной сделки, возникают и другие сложности. Например, если стороны договорились, что оплата доли и ее передача осуществляются одновременно, то передача денег должна проходить непосредственно в офисе нотариуса, который вынужден проверять соблюдение условий сделки об оплате доли. Но это самая простая ситуация. А как быть нотариусу, если стороны договорились, что сначала покупатель передаст деньги, а потом уже продавец передаст ему свою долю? Или наоборот?

Если же исходить из того, что закон требует нотариального удостоверения только сделки по передаче доли, ситуация значительно упрощается. Нотариус не проверяет соблюдение условий договора, которые согласовали стороны, а лишь подтверждает переход доли. Что делать покупателю, который, к примеру, перечислил деньги, но не получил долю из-за того, что продавец отказался/не смог ее передать? Покупатель может потребовать расторжения договора в порядке ст. 450 ГК РФ и возврата уплаченной по сделке суммы.

Соответственно, если нотариус исходит из того, что в соответствии с требованиями ст. 21 Закона об ООО ему необходимо заверить только акт передачи доли в ООО, то круг вопросов, которые он должен проверить, значительно сужается. В таком случае нотариус проверяет лишь:

  • осознает ли лицо, отчуждающее долю, значение своих действий?

  • есть ли у отчуждающего долю лица воля на ее передачу?

  • имеет ли отчуждающее долю лицо достаточный объем прав, чтобы ее передавать?

Вопросы оплаты и действительности условий самого договора отчуждения доли в таком случае нотариус не проверяет.

В этом и заключалась основная идея проекта постановления ВАС РФ: нотариус заверяет лишь акт передачи доли, проверяя правоспособность отчуждающего долю лица, а не договор об установлении обязательства передать долю. Причем речь может идти не только о договоре купли-продажи, но и о любой договорной конструкции, предусматривающей отчуждение.

Идея о разграничении обязательственной и распорядительной сделок по отчуждению доли — основная, но не единственная из заложенных в проекте постановления ВАС РФ. Еще одна важная мысль: сделка, устанавливающая обязательство участника передать долю в ООО, сама по себе ничего не передает.

Это правило работает в отношении долей примерно так же, как и в отношении акций: все понимают, что при отчуждении акций есть отдельный договор купли-продажи акций и есть передаточное распоряжение, удостоверяющее факт их передачи. Только почему-то с долями ситуация кажется не такой очевидной.

В проекте постановления Пленум ВАС РФ хотел разъяснить, что сам по себе договор долю не передает, а если он не исполнен (долю не передали), можно заявить о его расторжении.

Надо понимать, что у распорядительной сделки, в отличие от обязательственной, свои критерии и основания недействительности, и основное из них — отсутствие права у отчуждающего долю лица. Удостоверяя распорядительную сделку, нотариус проверяет полномочие отчуждать долю, то есть проверяет, есть ли запись об отчуждающем ее лице в реестре. Здесь работает общий принцип гражданского права: нельзя передать прав больше, чем имеешь сам («Nemo plus juris ad alium transferre potest, quam ipse haberet»).

Совершение сделки по отчуждению доли в ООО под условием

Можно ли заключить сделку по отчуждению доли под условием?

Ответить на этот вопрос значительно проще, если рассматривать отчуждение доли как совокупность обязательственной и распорядительной сделок.

Можно ли совершить распорядительную сделку под условием, например, о том, что доля переходит после полной оплаты?

Андрей Егоров уверен: распорядительная сделка не может быть совершена под условием. Это обусловлено тем, что доля переходит в момент регистрации права на нее за ее приобретателем. Следовательно, регистрирующий орган должен четко понимать, кто является правообладателем доли. Регистратор не должен проверять исполнение условий, под которыми эта сделка совершена. В противном случае, если условия сработают, придется совершать поворот исполнения и вносить изменения в реестр.

Однако под условием можно совершать обязательственные сделки.

Принцип абстракции при отчуждении доли

В немецком праве в отношении сделок с долями действует так называемый принцип абстракции, суть которого сводится к следующему. Если заключен договор купли-продажи доли, нотариус не должен его проверять — он проверяет лишь правомочие передающего лица на отчуждение доли. И даже если впоследствии договор будет признан недействительным, право на долю все равно передано, потому что оно переходит только с распорядительной сделкой.

Похожую идею предлагалось закрепить и в проекте постановления ВАС РФ. Однако большинству судей такая формулировка показалось спорной, и постановление так и осталось на стадии проекта.

Цитируем документ

При рассмотрении споров, связанных с договором об отчуждении доли, согласно которому распорядительная сделка совершается отдельно от этого договора (в том числе после наступления условия или исполнения встречного обязательства, либо наступления срока, либо приобретения в будущем стороной договора той доли, которую она обязуется передать), судам следует учитывать, что в таком случае этот договор об отчуждении доли не требует нотариального удостоверения, а совершение распорядительной сделки, направленной на отчуждение доли, представляет собой исполнение возникшего из соответствующего договора обязательства по передаче этой доли. При этом доля переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения распорядительной сделки, оформляемой отдельным документом.

В этом случае признание недействительным договора об отчуждении доли само по себе не влечет недействительности распорядительной сделки и сторона, получившая долю во исполнение недействительного договора об отчуждении доли, должна возвратить долю путем совершения обратной распорядительной сделки, а в случае уклонения от ее совершения и нотариального заверения — по решению суда.

На сегодняшний день на практике нотариусы исходят из того, что принципа абстракции нет, однако есть казуальность, поэтому проверяют в том числе и сам договор об отчуждении доли. Поэтому бывает, что нотариусы отказываются заверять объемные и сложные договоры, ссылаясь на отсутствие времени и возможности.

В итоге норма п. 11 ст. 21 Закона об ООО, которая изначально задумывалась разработчиками как устанавливающая обязательство удостоверять нотариально только акт передачи доли, привела к путанице и тому, что многие заинтересованные лица сталкиваются с отказами нотариусов удостоверять полноценные договоры и предложениями составлять договоры в упрощенном варианте.

Можно ли подчинить договор об отчуждении доли в ООО иностранному праву?

Ответить на этот вопрос также помогает разграничение распорядительной и обязательственной сделок.

Обязательственную сделку подчинить иностранному праву можно. Например, два гражданина Германии могут составить договор купли-продажи доли в российском ООО, структурировав его по немецкому праву.

Совершить распорядительную сделку в соответствии с немецким правом гражданам Германии нельзя — отчуждение доли в российском ООО должно совершаться в соответствии с личным законом юридического лица (ст. 1202 ГК РФ). В данном случае речь идет о публичном интересе Российской Федерации, поскольку регистрация права на доли носит правоустанавливающий характер. А это значит, что распорядительную сделку нельзя подчинить иностранному праву.

Какие проблемы могут возникнуть у сторон, если не различать обязательственную и распорядительную сделки, подчинив договор об отчуждении доли в ООО иностранному праву?

Здесь возможны два варианта:

1) российский нотариус откажется заверять передачу доли в российском ООО на основании договора, подчиненного немецкому праву, если она совершена в соответствии с немецким правом;

2) чтобы обойти первую проблему, стороны могут заверить сделку у немецкого нотариуса, однако в этом случае регистрировать переход прав на долю откажется российский регистратор.

Если же исходить из позиции того, что в рамках договора об отчуждении доли в ООО сделки две и не смешивать их, то проблемы не возникнет: можно заключить договор по немецкому праву, а передать долю по российскому праву. Это удобно, поскольку все ключевые условия, вся гибкость и нюансы отношений сторон закреплены в самом договоре купли-продажи, который удостоверять нотариально необязательно. Закон же требует нотариального заверения максимально простой сделки — передачи доли.

Договор об отчуждении доли в ООО

Обязательственная сделка

Распорядительная сделка

Существо

Сторона принимает на себя обязательство передать долю

Сторона передает долю

Содержание

Все возможные условия и нюансы, интересные сторонам

Переход прав на долю

Нотариальное удостоверение

Факультативно

Обязательно

Подчинение иностранному праву

Можно

Нельзя

Совершение под условием

Можно

Нельзя

К сведению

Федеральным законом от 03.03.2015 № 67-ФЗ в п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о госрегистрации) был веден подп. «ф». Согласно этой норме регистрирующий орган вправе отказать в государственной регистрации нового участника ООО, если этот участник был участником с долей более 50% другого недействующего юрлица, которое на момент исключения из ЕГРЮЛ имело задолженность перед бюджетом, или имел право действовать от имени такого юрлица без доверенности, либо был участником с более чем 50% долей или имел право действовать без доверенности от имени юрлица, в отношении которого в ЕГРЮЛ имеется запись о недостоверности сведений. Причем отказать во внесении соответствующих изменений налоговая может в течение трех лет после внесения в ЕГРЮЛ записей о недостоверности или, напротив, исключения компании из ЕГРЮЛ.

Как эта норма повлияла на вопросы совершения сделок по отчуждению доли в ООО? Представим ситуацию: стороны заключают договор купли-продажи доли, заверяют переход доли у нотариуса, покупатель оплачивает приобретенную долю, а затем получает отказ в регистрации его прав на долю в ЕГРЮЛ на основании подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации. Что в таком случае делать покупателю?

Если покупатель не хочет ждать три года, пока ограничение будет снято, найти выход непросто. Дело в том, что расторгнуть договор по инициативе покупателя в такой ситуации вряд ли удастся — продавец свои обязательства выполнил и долю передал. Тот факт, что покупатель не смог эту долю получить, надо квалифицировать скорее как вину и просрочку кредитора (ст. 404 и 406 ГК РФ).

А. Егоров видит следующий выход из подобной ситуации, и выход этот основан на разделении обязательственной и распорядительной сделок. Покупатель, который не смог зарегистрировать свои права на долю, может заключить еще один договор купли-продажи той же самой доли, но уже с третьим лицом, по которому он обязуется передать свои права на долю. А затем попробовать договориться с продавцом, чтобы он вместе с третьим лицом — новым покупателем по договору обратился к нотариусу и зарегистрировал переход доли от продавца к третьему лицу.