1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 107

Пенсионная конструкция падает

Вице-премьер говорила,конечно, о негосударственных фондах. Про Пенсионный фонд России (ПФР) речь в таком контексте не шла. Напрашивается вывод: так надо закрыть все «частные лавочки», оставить один ПФР и будет всем счастье.

Не будет. Подсчеты О. Голодец выглядят некорректными.

Вице-премьер говорит о накопительной системе. Это та, которая призвана собирать взносы с работающих россиян, и как-то сделать так, чтобы за десятилетия, которые пройдут до выхода граждан на пенсию, собранные с них деньги не превратились в пыль – их бы не съела инфляция, их бы не разворовали и не растратили.

Способ для достижения этой цели человечеству известен один – выгодно вкладывать «длинные» деньги в те или иные предприятия, чтобы они приносили прибыль и приумножились бы к тому времени, когда надо будет платить вышедшим на пенсию.

О. Голодец восклицает, что все с этим плохо. «Речь идет об отрицательной доходности в 7% в среднем по рынку за прошлый год, что в пересчете дает около 200 млрд руб.», - говорит она. Но прошлый год был нехорош для всей экономики в целом, доходность всех видов бумаг упала – кризис же. И не принято судить про то, как работают «длинные» деньги по итогам одного года, тут счет идет на десятилетия. Сегодня потеряли 7%, а завтра, глядишь, наверстали.

Однако может быть и так, что кризис затягивается, экономика не растет или растет очень медленно, и куда не вкладывай деньги – прибыли не будет. Значит ли это, что накопительная система вовсе не годится? Не значит, если использовать имеющийся в мире опыт. Во-первых, можно страховать доходность. Это дорого, это снижает прибыль, но дает гарантии. Во-вторых, государство может и должно гарантировать минимальный уровень доходности. Еще надо помнить старое правило про риск «класть все яйца в одну корзину». Деньги вкладываются в разные предприятия разных отраслей. И на случай общеэкономического кризиса есть рецепт – определенную часть денег размещать в иностранных бумагах.

Страхования фактически нет. Госгарантий – тоже. Мало того, пенсионные накопления государство беззастенчиво использует на свои важные государственные нужды. Про то, чтобы покупать заграничные бумаги и заикнуться страшно – разорвут псевдопатриоты. А самые прибыльные российские компании – сырьевые, по большей части закрылись от привлечения денег будущих пенсионеров. Это не у нас крупнейшие инвесторы и владельцы тех же нефтяных компаний – пенсионные фонды. У нас – частные лица.

Кризис заставляет власти искать деньги всюду, где их можно разглядеть. Накопительная система давно раздражает чиновников – она подконтрольна какому-то рынку, а не начальственному окрику. Кстати, под разными предлогами почти половина заявлений граждан о переходе из ПФР в негосударственные фонды отклоняется.

Кризис, в котором страна пребывала прошлый год, мог подтолкнуть к решению давно поставленных задач в той же пенсионной системе. А мог просто стать поводом для того, чтобы изыскать пусть не очень доказательный, но аргумент в пользу окончательного перехода от накопительной, к распределительной системе. О. Голодец, кажется, предпочла второй вариант.

При этом чиновники не оспаривают тот факт, что распределительная система не способна удержать даже нынешний уровень пенсий – работников все меньше, а в пенсионерах россияне все норовят задержаться подольше перед отбытием в вечность. Увеличение пенсионного возраста не решит задачу, просто оттянет развязку – когда платить пенсии станет совсем нечем.

Впрочем, кажется, изящное решение государственные чиновники уже нашли – начислять на пенсионные счета не деньги, а некие баллы. Осталось только придумать, как и в каком виде после выдавать эти баллы пенсионерам и как заставить принимать эти значки в оплату за товары и услуги.

Любопытно в свете выступления О. Голодец и то, как там ударно поработал ПФР – альтернатива наша всяким НПФам?

Вот наши депутаты недовольны его эффективностью. Комитет Госдумы по бюджету и налогам предлагает передать администрирование страховых взносов в Федеральную налоговую службу. Об этом газете «Известия» еще в начале года рассказал глава комитета Андрей Макаров. По его расчетам, проверки правильности уплаты страховых взносов, которые проводит Пенсионный фонд, не окупают даже затрат на их проведение. При этом страховые взносы, которые собирает Пенсионный фонд России (ПФР), и подоходный налог, которые администрирует налоговая служба, выплачиваются с одной и той же базы — зарплаты сотрудников. Поэтому было бы логично поручить налоговикам проверять этот налог.

В самом Пенсионном фонде считают, что работают хорошо. Говорят, что выполняют и перевыполняют прогнозные показатели сбора, а уровень задолженности не превышает сегодня 1,2–1,3%.

То есть, в ПФР видят свою задачу в том, чтобы собирать деньги и потом их выдавать – и все. Время от времени возникает идея забрать у ПФР функцию сбора денег – подобными идеями в стране часто подменяются реформы. Экономист Сергей Алексашенко вспоминает на радио «Коммерсант ФМ»: « Еще три года назад, когда этот вопрос обсуждался на «Открытом правительстве», я выступал за то, чтобы каждый занимался своим делом. Налоговики, говорил я, пусть собирают налоги. Пенсионный фонд пусть в полной мере занимается пенсионными делами, ведет учет пенсионных прав, собирает взносы; постепенно, продолжал я, пусть государство передаст ему в управление Фонд национального благосостояния, а также акции крупнейших предприятий, чтобы он мог превратиться в нормальный фонд, управляющий своими активами и обязательствами. Тогда эта точка зрения возобладала… Но прошло три года. И сегодня я готов не только поддержать Минфин, но и сделать более радикальное предложение — а давайте вообще упраздним Пенсионный фонд. Ведь, по большому счету, он не делает ничего такого, что не могло бы делать любое другое ведомство, оснащенное хорошим вычислительным центром».

ПФР, перечисляет С. Алексашенко, не предлагает никакой внятной концепции пенсионной реформы. Он не выступает против порочной практики конфискации пенсионных накоплений россиян и не требует через суд их вернуть. «И сделать это так — через суд, с начислением штрафных санкций, — чтобы ни нынешнему министру финансов, ни его преемникам эта идея больше не приходила в голову», - говорит экономист.

Вице-премьер О. Голодец выражает точку зрения власти. И эта точка зрения, похоже, такая: главное – не эффективность принимаемых решений, а управляемость звеньев системы, в данном случае – пенсионной.

Поэтому выискиваются поводы для заявлений о порочности накопительной системы вообще на основе данных о падении экономики в результате финансового кризиса, которых уж точно не НПФ создали на ровном месте. У ПФР тоже отмечаются отдельные недостатки, на основе которых можно принимать кадровые решения. Или – по передаче функций от одних управляемых структур другим управляемым структурам. Чиновники понимают, что действующая конструкция уже падает. Но речь не заходит о том, чтобы ее поменять – надо просто подпереть и еще поработает.

Вот почему столь смело говорится государственными чиновниками о повышении пенсионного возраста, что даст системе, может быть, возможность как-то функционировать еще некоторое время. Будущим же поколениям оставляется возможность поработать «после нас» над действительно серьезными проблемами.

Надо же им что-то оставить, коль Фонд будущих поколений был быстро модернизирован в пару других фондов, деньги из которых успешно расходуются.