1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 60

Повышение долгосрочной устойчивости ЕАЭС требует больше усилий

«Интеграционное ядро» Евроазиатского экономического союза продолжает укрепляться, но на повышение долгосрочной устойчивости этого интеграционного проекта институтам ЕАЭС стоит направить больше усилий. Таковы выводы из четвертой волны исследования «Интеграционный барометр ЕАБР», проводимого Центром интеграционных исследований Евроазиатского банка развития (ЦИИ ЕАБР).

Согласно опросу 2015 г. в государствах — членах ЕАЭС (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия) преобладает положительное отношение к евразийской экономической интеграции. Уровень поддержки участия в ЕАЭС со стороны населения России и Казахстана составляет 78 и 80% соответственно. Ниже всего оценивают участие в ЕАЭС граждане Армении и Беларуси (56 и 60% соответственно), при этом динамика за год слабо отрицательная (снижение позитивных ответов на 8 п.п. в обеих странах). В Армении отмечается постепенный рост доли граждан, относящихся безразлично или отрицательно к участию страны в Евразийском экономическом союзе.

Отдельно авторы «Барометра» остановились на Кыргызстане, который на момент проведения опроса (апрель — июнь 2015 г.) находился в процессе присоединения к ЕАЭС. Так как Кыргызстан стал полноправным государством — членом ЕАЭС в августе 2015 г., его гражданам был задан вопрос о желательности присоединения к ЕАЭС. Согласно результатам исследования в Кыргызстане фиксируется самый высокий среди стран региона уровень общественной поддержки евразийской экономической интеграции, которая оказалась рекордной за четырехлетний период, увеличившись с 50% населения в 2014 г. до 86% в 2015-м.

Среди стран, пока не являющихся членами ЕАЭС, наиболее высокие показатели общественной поддержки перспектив вступления в объединение характерны для Таджикистана (72%), население которого ориентировано преимущественно на экономическое взаимодействие со странами региона СНГ, прежде всего с Россией. Данный факт, считают аналитики ЦИИ, указывает на целесообразность и востребованность дальнейшего приоритетного развития интеграционного взаимодействия ЕАЭС с Таджикистаном, а также с Узбекистаном, где в 2014 г. 68% населения хотело бы видеть свою страну в ЕАЭС.

В Молдове в 2015 г. выявлен некоторый рост доли граждан, желающих видеть свою страну в ЕАЭС (с 49% в 2014 г. до 53% в 2015-м), а также незначительное сокращение доли тех, кто против такой перспективы или безразличен к ней.

В Украине поддержка перспектив вступления в ЕАЭС сократилась за последний год более чем в полтора раза и составила в 2015 г. всего 19% (при 60% отрицательных ответов). Не столь резкое, но статистически значимое снижение показателя зафиксировано в Грузии — с 53% в 2014 г. до 41% в 2015 г., а доля противников увеличилась с 23 до 34%.

К группе стран с преимущественно скептическим восприятием евразийской интеграции традиционно относится Азербайджан, 64% жителей которого в 2014 г. были настроены против потенциального вступления в ЕАЭС и всего 22% выразили поддержку такой гипотетической перспективы.

Исследователи полагают, что такая динамика сохранится в ближайшие годы, так как скептическое восприятие интеграции является нормальным процессом, через который проходят практически все интеграционные объединения мира.

В рамках опроса 2015 г. населению четырех стран — членов ЕАЭС задавался вопрос об отношении к созданию некоторых общих институтов в рамках ЕАЭС — единой валюты, общих законов, общей армии и общего органа управления.

Анализ показывает, что на сегодняшний день отсутствует сложившееся мнение относительно необходимости общих институтов стран — членов ЕАЭС, а полученные в ходе опросов ответы в значительной мере случайны. Скорее всего, полагают авторы «Барометра», вопросы были неожиданны для респондентов в этих странах, и они давали ответ спонтанно, как обычно бывает в подобных случаях. Необходима специальным образом выстроенная информационная политика, направленная на формирование общественного мнения стран — членов ЕАЭС через информирование населения о сути, смысле и выгодах формирования подобных общих институтов, считают аналитики ЦИИ.

Экономическое притяжение

Экономическое притяжение среди стран постсоветского пространства в целом отражает тенденции предыдущих волн «Интеграционного барометра ЕАБР». Векторы эмиграционных и иммиграционных предпочтений в основном ограничены постсоветским пространством и территорией стран Евросоюза. Вместе с тем интерес в бизнес-партнерах, импорте товаров и технологий выходит за границы обозначенных территорий и в основном направлен на страны «остального мира», как правило, США, Японию и Турцию.

Среди основных тенденций в блоке экономического притяжения авторы исследования выделяют:

  • сохранение ориентации на Россию в вопросах импорта товаров, трудовой эмиграции, притока трудовых и финансовых ресурсов, а также научно-технического сотрудничества в Таджикистане, Казахстане, Армении и, в меньшей степени, в Молдове;

  • повышение открытости населения Таджикистана и Кыргызстана для экономического взаимодействия с различными странами, но с сохранением существенного перевеса интересов в пользу России;

  • рост автономистских настроений в России и Беларуси при сохранении для Беларуси доминирования притяжения к региону СНГ;

  • дальнейшее обособление населения Грузии и Украины с точки зрения векторов экономического притяжения: доминирование ориентаций на сближение с европейскими странами и США, постепенное ослабление желательности связей со странами постсоветского пространства (ПСП).

Потребительские предпочтения

Сравнение потребительских предпочтений в разрезе трех групп стран (регион СНГ, Евросоюз, «остальной мир») не позволяет экспертам ЦИИ говорить о значительных различиях между кластерами. Если сравнивать средние по девяти странам оценки предпочтений, то все три вектора притяжений упоминаются примерно с равной частотой. Но в отдельных странах фиксируются различные приоритеты.

Более всего доверяют продукции, импортированной из стран региона СНГ, в Таджикистане, Казахстане и Армении (по итогам 2014 г. — и в Узбекистане). Покупать товары из стран ЕС предпочитают жители Грузии и население стран европейской части ПСП — Украины, Беларуси и Молдовы. В Кыргызстане потребительский выбор осуществляется в пользу товаров из категории «другие страны», в основном за счет популярности продукции из Турции. В России также предпочтения отдаются в пользу импорта товаров из «других стран», в частности, из Японии и Китая. В каждом из перечисленных случаев соответствующий вектор притяжения (кластер стран) имеет значимо более высокий удельный вес по сравнению с двумя остальными.

По сравнению с 2014 г. существенное возрастание интереса к товарам из стран СНГ произошло в Казахстане (сдвиг на 10 п.п. ). В Грузии, Армении, Кыргызстане и России, напротив, значительно сократилась доля населения, ориентированного на покупку продукции из стран СНГ: так, в 2015 г. доля упоминаний этих стран в Кыргызстане (39%) и Грузии (32%) составила только половину от уровня показателя в 2014 г. (69 и 56% соответственно).

Наиболее ориентированы на внутренний рынок товаров жители России, Армении, Беларуси, Украины и Молдовы, наименее — население Таджикистана, Кыргызстана и Казахстана.

Если говорить о потребительских предпочтениях в выборе продукции из конкретных стран, то в этом вопросе лидирующие позиции для жителей региона СНГ заняли товары из России, Германии и Турции.

Потребительские предпочтения в большинстве стран ПСП заметно зависят от возраста: чем меньше возраст респондента, тем реже выражается желание приобретать товары из отдельных стран СНГ (в большинстве случаев из России) и тем чаще желание потреблять европейские и американские товары.

Векторы возможной трудовой миграции

Одним из важных признаков экономической привлекательности страны является число людей, выражающих намерение в ней временно поработать. Из трех геополитических блоков по средним значениям ни один не является приоритетным: страны региона СНГ, страны Евросоюза и кластер «другие страны» получили в среднем 20—25% упоминаний. В отдельных странах авторы исследования отмечают следующие значимые отклонения:

  • в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане (в 2015 г.), а также в Узбекистане (по данным за 2014 г.) наиболее выражен вектор предпочтений стран региона СНГ (прежде всего России);

  • повышенный интерес к странам Евросоюза наблюдается в Украине, Грузии, Молдове, Армении, Беларуси и России. Существенных изменений в распределениях по сравнению с 2014 г. не отмечается.

В пределах постсоветского пространства с точки зрения привлекательности работы лидером остается Россия. Особенной популярностью она пользуется среди жителей Таджикистана, в котором по сравнению с 2014 г. этот показатель вырос с 42 до 53%, и населения Кыргызстана, где о возможности временной работы в России заявили 38% респондентов. Наименьший уровень этого показателя был зафиксирован в Украине и Грузии (что ожидаемо) и в Беларуси (что для аналитиков ЦИИ сравнительно неожиданно).

Среди других направлений они отмечают ориентацию на временную работу в Германии среди населения Украины (21%), Грузии (15%), Армении (16%), Беларуси (15%). Среди желательных стран — реципиентов трудовых мигрантов авторы «Барометра» выделяют США, которые находятся на первых позициях по числу упоминаний в Грузии, Украине и Армении (18, 16 и 15% соответственно).

В подавляющем большинстве стран региона СНГ молодежь чаще, чем более взрослое население, проявляет желание временно поработать в странах Евросоюза и странах «остального мира». Так, в Беларуси 27% молодежи выбрали Германию как страну, предпочтительную для возможного переезда на временную работу, в сравнении с 13% респондентов среднего возраста, а в Армении 22% молодежи до 25 лет выбрали США в сравнении с 12% населения среднего возраста, 22% — Германию и Францию в сравнении с 14—15% взрослых респондентов.

В Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане заметно наибольшее среди стран ПСП различие между мнением молодежи и взрослого населения стран относительно кластера «другие страны»: молодежь чаще проявляет желание временно поработать в Турции и США.

Среди стран, население которых в наибольшей степени ориентировано на внутренние рынки труда, лидируют Россия, Беларусь и Украина (69, 64 и 52% «автономистов» соответственно). При этом радикальный сдвиг в сторону автономности произошел в России, где доля людей, ориентированных на внутренний рынок труда, увеличилась на 20 п.п. по сравнению с 2014 г. Продолжает постепенное движение к автономии Беларусь.

Предпочтительные источники инокапитала

Согласно данным исследования дистанция между векторами предпочтений стран ПСП в пользу тех или иных стран-инвесторов не столь значима: страны региона СНГ, Евросоюз и группа стран «остального мира» в среднем были упомянуты примерно в равных долях — 43, 43 и 47% респондентов соответственно.

Как и в других вопросах, касающихся предпочтений в экономической интеграции, среди населения Таджикистана и Казахстана доминируют ориентации на приток капитала из стран региона СНГ. Ориентируются на данное направление и жители Кыргызстана.

На Украине и в Молдове более выражен интерес к притоку капитала из стран Евросоюза, преимущественно за счет высокой частоты упоминаний Германии. При этом на Украине достаточно популярны предпочтения прихода бизнеса и инвестиций из стран «остального мира», в особенности из США и Японии.

По итогам 2015 г. наиболее выражены ориентации на приток инвестиций из стран «остального мира» среди населения Грузии. Этот перевес обеспечивает высокая популярность США, которые были упомянуты в более чем половине случаев (52% респондентов). В России также преобладает ориентация на иностранных инвесторов и приток капитала из стран дальнего зарубежья (в особенности популярны Китай и Япония).

Жители Армении и Беларуси примерно в равной степени ориентируются на все три страновых блока с некоторым преобладанием ориентаций на кластер «другие страны». Такое распределение может свидетельствовать о высокой степени открытости стран к иностранным инвестициям, однако довольно высокий уровень автономности этих стран не позволяет аналитикам ЦИИ сделать однозначный вывод.

По сравнению с данными предыдущих волн в исследовании 2015 г. его авторы зафиксировали следующие изменения. На Украине уменьшилась доля людей, предпочитающих приток инвестиций и бизнеса из стран региона СНГ (с 25 до 19%). Некоторое снижение показателей востребованности данного кластера также наблюдается в Грузии. При этом в Казахстане интерес к инвестициям и бизнесу из соседних по региону СНГ стран повысился с 45% населения в 2014 г. до 51% в 2015-м.

Интерес к странам-инвесторам из ЕС существенно вырос в Таджикистане и Армении и снизился в России. При ослабевании притяжения к европейскому блоку в Кыргызстане наблюдается скачок популярности стран из «остального мира», лидером по числу упоминаний является Турция. Авторы «Барометра» подчеркивают, что в 2015 г. во всех странах, кроме Таджикистана, в разной мере увеличилась доля людей, поддерживающих приток инвестиций из ЕС. В остальных случаях существенных изменений не наблюдается.

Склонность к автономии в инвестиционных вопросах более всего прослеживается в России, где более трети (38%) жителей не смогли назвать страны, откуда был бы желателен приток иностранного капитала. Менее всего рассчитывают на ресурсы собственной страны и соответственно более открыты приходу бизнеса и инвестиций извне жители Таджикистана, где зафиксировано только 7% «автономистов».

По итогам исследования 2015 г. его авторы отмечают, что существенных изменений в выборе стран-инвесторов не произошло. Как и в опросах 2012—2014 гг., среди стран региона СНГ лидирующие позиции в качестве источника иностранного капитала занимает Россия, которой отдают предпочтение жители всех стран постсоветского пространства (в среднем 37% респондентов), кроме Грузии, Украины и Молдовы. Особенной популярностью в качестве источника инокапитала Россия пользуется в Таджикистане (почти 70% жителей) и Кыргызстане (59%). Свое положение Россия также немного укрепила в Армении, Беларуси и Казахстане.

В то же время на Украине произошел значимый спад привлекательности России в качестве источника капитала: впервые за четыре года этот показатель опустился до 9% (в 2013 и 2014 гг. он составлял 27 и 21% соответственно). В остальных странах существенных изменений отмечено не было.

Население Грузии остается последовательным в своих взглядах и отдает предпочтение притоку инвестиций из США, которые упомянули более половины ее жителей (52%). Приблизительно такая же доля респондентов поддерживает американские вложения в Армении (45%) и Украине (47%), в которых произошел значительный рост поддержки прихода бизнеса и инвестиций из США (по сравнению с волной 2014 г. данный показатель увеличился с 27 до 45% и с 39 до 50% соответственно). Германия является одним из наиболее желательных партнеров на Украине (50%), где рост привлекательности немецкого бизнеса составил 11 п. п. , и в Молдове (42%). Притоку инвестиций из Китая отдают предпочтение более трети жителей Беларуси (37%) и России (32%). При этом в последней несколько более выражены ориентации на азиатских бизнес-партнеров за счет упоминания Японии (18%).

Сотрудничество в области науки и техники

По сравнению с данными предыдущей волны «Интеграционного барометра» в предпочтениях населений стран-участниц не произошло значительных сдвигов в выборе кластеров: по совокупному числу упоминаний лидирующими странами-партнерами в области научно-технического сотрудничества остаются страны за пределами ЕС и региона СНГ — кластер «другие страны» в среднем отмечен половиной респондентов (53%). На второй позиции — страны Евросоюза (44%), и с существенным отставанием от первого — страны региона СНГ (40%). Такое смещение связано с большим числом упоминаний стран с инновационным типом экономики — Японии и США, а также Китая. В целом кластер «другие страны» имеет наиболее высокий по сравнению с другими кластерами удельный вес в России, Грузии, Украине, Беларуси и Армении (в 2014 г. также в Азербайджане и Узбекистане).

Ориентация стран региона СНГ в сфере научно-технического сотрудничества направлена преимущественно на Россию (35%), Германию (36%) и Японию (31%). Наиболее привлекательна Россия как партнер в области научно-технического сотрудничества в Таджикистане и Кыргызстане (более 50% упоминаний), а также в Казахстане и Беларуси (по 49% упоминаний). Самые низкие показатели по данному вопросу были отмечены в Грузии и особенно на Украине, где доля заинтересованности в России как партнере в инновационном секторе экономики сократилась в два раза и, так же как по ряду других вопросов, составляет рекордно низкий уровень — 11%.

В Германии как ключевом партнере в сфере науки и техники заинтересованы около половины жителей Беларуси (47%), Грузии (46%), Украины (44%) и Молдовы (41%), а также чуть более трети населения России и Армении (36 и 33% соответственно).

Наиболее желательно сотрудничество в области науки и техники с Японией с точки зрения населения России, Украины, Грузии и Беларуси (доля упоминаний от 40 до 50%). Партнерство с США предпочитают в Украине, Армении и Грузии (от 38 до 42% респондентов), с Китаем — в России и Беларуси (43 и 38% соответственно). Из динамических сдвигов наиболее выделяется укрепление позиций Китая как партнера в сфере науки и техники в России (с 27% в 2014 г. до 43% в 2015-м).

Общей доминанты нет

В целом в экономической сфере общей доминанты в интеграционных предпочтениях нет практически ни в одной стране, резюмируют авторы «Барометра». В частности, они отмечают, что, как и в предыдущих волнах опроса, население России демонстрирует в экономической сфере самый высокий уровень настроенности на автономность, а также большую схожесть своих ориентаций с ориентациями населения Грузии и Украины, чем граждан государств — партнеров по ЕАЭС.

Не менее детально изучив политическое и социокультурное притяжение в регионе СНГ, авторы исследования пришли к выводу, что среди всех стран постсоветского пространства «интеграционное ядро» сложилось, но Евразийскому экономическому союзу целесообразно направить больше усилий на повышение долгосрочной устойчивости евразийского интеграционного проекта, его внутренней и внешней привлекательности не только в экономическом и военно-политическом плане, но и в научно-образовательном, культурном и общем гуманитарном аспектах, особенно в молодежной среде.

Как вы считаете, нужны ли ЕАЭС…

Армения

Беларусь

Казахстан

Россия

ЕДИНАЯ ВАЛЮТА

скорее нужно

55%

34%

46%

43%

скорее не нужно

35%

46%

40%

43%

затрудняюсь ответить

10%

20%

14%

13%

ОБЩИЕ ЗАКОНЫ

скорее нужно

48%

39%

42%

44%

скорее не нужно

40%

43%

44%

43%

затрудняюсь ответить

12%

18%

14%

13%

ОБЩАЯ АРМИЯ

скорее нужно

46%

24%

36%

34%

скорее не нужно

44%

57%

46%

53%

затрудняюсь ответить

11%

18%

17%

14%

ОБЩИЙ ОРГАН УПРАВЛЕНИЯ

скорее нужно

47%

37%

37%

44%

скорее не нужно

38%

43%

44%

41%

затрудняюсь ответить

15%

20%

19%

15%

ИСТОЧНИК: ЦИИ ЕАБР

Общие индексы притяжения к группам стран (геополитическим кластерам), группировка по четырем векторам притяжения, показатели за 2015 г.

Интерес к странам региона СНГ

Интерес к странам Евросоюза

Интерес к «другим странам»

Отсутствие интереса ко всем категориям стран («автономизм»)

Россия

28

22

30

20

Беларусь

40

20

22

18

Украина

22

32

26

20

Молдова

33

33

16

19

Грузия

27

30

29

14

Армения

39

26

19

15

Азербайджан*

29

15

41

15

Казахстан

48

17

24

11

Кыргызстан

49

10

28

13

Таджикистан

56

16

22

6

Узбекистан*

48

15

28

8

Туркменистан**

40

19

29

13

*2014 г.

**2013 г.

ИСТОЧНИК: ЦИИ ЕАБР