1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Сербы выступили в поддержку конкурентов российского «Газпрома»

Сербия заявила о готовности присоединиться к проекту строи­тельства газопровода из Азербайджана. Об этом сообщает Associated Press со ссылкой на премьер-министра Сербии Александра Вучича.

Речь идет о проекте Трансанатолийского газопровода (TANAP), который предполагает создание к 2019 г. системы трубопроводов от азербайджанского месторождения Шах-Дениз через Грузию, Турцию, Грецию, Албанию на юг Италии. TANAP станет альтернативой российскому трубопроводу «Турецкий поток».

А. Вучич говорит о приоритетах страны так: «Это не относится к балансированию, наша стратегическая цель — путь в ЕС».

В Турции уже прошла официальная церемония закладки фундамента TANAP. Этот газопровод позволит ежегодно поставлять в Европу до 10 млрд кубометров газа и еще 6 млрд — в Турцию. Его мощность может быть увеличена до 31 млрд кубометров.

Сами участники проекта TANAP не устают повторять, что не конкурируют с российским «Турецким потоком». Анкара заявляет, что чем больше трубопроводов, тем лучше. Приводятся расчеты, что потребность Европы в природном газе к 2020 г. может увеличиться еще на 70— 100 млрд кубометров в год. В последующие десять лет Европа будет потреб­лять ежегодно до 600 млрд кубометров. То есть мес­та хватит всем. В Москве считают, что для альтернативных проектов не хватит газа, но, с другой стороны, лучше было бы обойтись совсем без конкурентов.

Портал БФМ приводит по этому поводу мнение парт­нера RusEnergy Михаила Крутихина. «К 2020 только году этот газопровод сможет подавать в этот регион примерно десять миллиардов кубометров газа в год. По сравнению со 125—130 миллиардами, которые „Газпром“ продает в Западную Европу, это очень незначительное количество. Другое дело, что часть рынков от „Газпрома“ совершенно определенно уйдет».

Развитие событий складывается так, что заметно усиливается роль Турции, которая становится, ко всему прочему, еще и крупнейшей транзитной державой. Там сходятся газопроводные системы из России, Закавказья и даже Персидского залива. В таких условиях она может диктовать условия. Ее главное требование давно известно — вступление в ЕС.