1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 194

Религиозная цензура не нашла поддержки в суде

В Новосибирске закрыли дело на режиссёра оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер» Тимофея Кулябина. Не подтвердились опасения, что в Россию может вернуться «средневековое мракобесие и начало эпохи новой инквизиции», как говорил Борис Гребенщиков.

Постановка не понравилась митрополиту Новосибирскому и Бердскому Тихону. Он написал соответствующее заявление в органы. Митрополит усмотрел в постановке в Новосибирском государственном театре оперы и балета использование не по назначению церковной символики. В частности, он возмутился тем, что, по его мнению, в версии режиссёра Т. Кулябина Иисус Христос представлен в качестве героя эротического фильма «Грот Венеры», который по ходу действия снимает Тангейзер. Прокуратура Новосибирска возбудила административное дело в отношении режиссёра Т. Кулябина, а также в отношении директора театра Бориса Мездрича по статье Кодекса РФ об административных правонарушениях «Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение».

Ситуация приняла серьёзный оборот, так как суд не посчитал нужным даже привлечь квалифицированных экспертов для того, чтобы выяснить, нарушили ли постановщики закон или не нарушили.

За постановщиков «Тангейзера» вступились известные режиссёры, руководители театров и народные артисты России: Евгений Миронов, Кирилл Серебренников, Олег Табаков, Алексей Бородин, дирижёр Владимир Юровский, музыкант Б. Гребенщиков. Художественный руководитель театра «Ленком» Марк Захаров написал письмо в Следственный комитет и прокуратуру Новосибирской области, в котором назвал абсурдной и вопиюще опасной историю обвинений против постановки. С аналогичным обращением выступила худрук театра «Современник» Галина Волчек. Она обратила внимание на то, что создаётся чудовищный прецедент, когда при негативной оценке спектакля некоторыми зрителями художника вызывают в суд. «Цена ошибки режиссёра измеряется пустыми местами в театральном зале, но не судебным приговором», — уверена Г. Волчек. Актриса Чулпан Хаматова назвала происходящее вокруг оперы «Тангейзер» «культурной катастрофой». «Нельзя ни оправдать, ни объяснять суд над режиссёром, иначе это будет началом расцвета такого дремучего мракобесия, что повлечёт за собой последствия катастрофические», — цитирует Ч. Хаматову «Сноб». Открытое письмо в Следственный комитет и прокуратуру написали эксперты театральной премии «Золотая маска». По их мнению, в спектакле проводится последовательный и уважительный диалог со зрителем на тему сложных взаимоотношений художника и веры.

В защиту «Тангейзера» высказался и художественный руководитель Театра имени Ермоловой Олег Меньшиков, назвав чудовищным сам факт того, что постановка оперы Вагнера стала объектом внимания правоохранительных органов.

«Если предмет искусства становится поводом для судебного разбирательства, значит, в государстве возрождается цензура», — написал О. Меньшиков в обращении к прокуратуре Новосибирской области и областному управлению СК.

Надо отметить, что РПЦ не поддержала митрополита Новосибирского и Бердского, сказав, что не стоит по таким поводам идти жаловаться в прокуратуру. Тем не менее в Новосибирске собирались митинги, на которых горячо решались искусствоведческие вопросы. В воскресенье, 1 марта, около тысячи православных активистов, борцов с концертами металл-групп и Мэрлина Мэнсона, выступили против театральных постановок, оскорбляющих их чувства, и потребовали отставки мэра, министра культуры и начальника департамента культуры, спорта и молодёжной политики города. С этого митинга дало репортаж агентство «Медуза»: «К двум часам дня за памятником Ленину выстроились митингующие — пенсионеры, женщины в платках и мужчины в чёрных куртках.

— Театр открывался оперой „Иван Сусанин“! Плакал весь люд! Прошло время, и вдруг здесь такое управление театром, такой репертуар, что страшно. У нас „Аида“, великая опера, идёт без Египта — какие-то охранники бритые, лысые и Радамес в плавках. Посмотрите „Фауста“ — Мефистофель, сатана, появляется на лимузине и в президентском костюме, представляете? И женщина голая. Режиссёра гнать надо было! — кричит со сцены член-корреспондент РАЕН, профессор академии водного транспорта Геннадий Чебряков.

Толпа аплодирует и свистит. Возле сцены поднимают плакат „Долой пятую колонну“ с изображением начальника департамента культуры, спорта и молодёжной политики Анны Терешковой и галериста Марата Гельмана»…

Первые судебные заседания по административным делам оперы «Тангейзер» состоялись 4—5 марта. Суд отказался проводить независимую искусствоведческую и религиоведческую экспертизу постановки, приобщив к материалам заключение, которое по своей собственной инициативе сделал протоиерей Борис Пивоваров.

Министерство культуры и туризма Удмуртии в эти же дни опубликовало свой ответ священнику Владимиру Андрианову, который пожаловался властям на постановку по мотивам пушкинской «Метели» в Русском драмтеатре республики: «Считаем, что спектакль „Метель“, поставленный по мотивам повести Александра Пушкина в трактовке Василия Сигарева, ни в коей мере не нарушает права и свободу совести вероисповеданий, не оскорбляет религиозных чувств верующих. В своей творческой деятельности режиссёр Максим Соколов не имел намерений, не совершает и не совершал публичные действия, выражающие неуважение к обществу и кому бы то ни было, в целях оскорбления религиозных чувств».

Ранее священник Свято-Михайловского собора Ижевской епархии РПЦ В. Андрианов направил в адрес администрации главы и правительства Удмуртии обращение с просьбой об «адекватной реакции» руководства республики на постановку «Метели». Он также затребовал официальных извинений от театра, режиссёра спектакля и Минкультуры за оскорбление его религиозных чувств. Больше всего В. Андрианов был возмущён тем, что сам образ священника был подвергнут преднамеренному искажению, персонаж показан пьяницей и вымогателем, носящим ко всему прочему «гипертрофированный и уродливый» крест.

Автор письма потребовал прекратить использование православной символики. В случае невыполнения требований он выразил намерение обратиться в суд и прокуратуру.

Чиновники в своём ответе отметили, что образ священника в спектакле «является точным прочтением классического произведения и не несёт за собой умышленного оскорбления, поскольку литературные произведения, как и любые сценические, предполагают различные трактовки. Драматический спектакль по определению является художественным вымыслом, а сценография, костюмы, и декорации призваны вызывать ассоциативный ряд у зрителей, не являясь точной копией».

«Спектакль не может нравиться всем без исключения, так как у всех зрителей разные вкусы, разный художественный опыт и чувство юмора, и поэтому мнение зрителей разнится, — подчёркивается в ответе Минкультуры региона священнику. — Современная культура является синтезом различных жанров и видов искусства, и её невозможно подгонять под один шаблон».

Комментируя это послание, министр культуры и туризма Удмуртии Владимир Соловьёв сообщил Интерфаксу, что в республике будет создан экспертный совет из деятелей искусств, которые будут оценивать постановки перед премьерами, с тем чтобы те не оскорбляли кого-либо, но при этом он подчеркнул, что спектакль «Метель» не будут убирать из репертуара театра.

Премьера спектакля по мотивам повести А. Пушкина «Метель» состоялась в Русском драматическом театре Удмуртии 5 марта, очередной спектакль запланирован на 21 марта.