1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 344

Американская «Родина» для российских любителей телесериалов

Телеканал «Россия 1» приступил к показу сериала Павла Лунгина «Родина». Опять, как много раз прежде в других проектах, мы имеем дело не с оригинальным сценарием, а с как-то адаптированным заграничным. На этот раз за основу был взят американский сериал Homeland, который, в свою очередь, был создан по мотивам израильского телепроекта «Военнопленные».

Российские авторы пытаются строго следовать за американским оригиналом. Оригинал же откровенно глуп, хоть и снят профессионально. Заявка: солдат в плену становится мусульманином и посвящает свою жизнь служению новым идеям, как-то совмещая их со старыми представлениями о гуманизме. Это могло бы стать основой для серьёзной психологической драмы, только в Homeland этого не случилось.

В американском оригинале интересно не то, как развивается сюжет, как меняются герои, — это сделано на уровне любительского сценария учеников младших классов какой-нибудь школы из глухой провинции, будь она в России, Штатах или в африканской пустыне. Но американская «Родина» имела успех. Этот фильм полезно изучать профессионалам как образец филигранной работы службы маркетинга. Каждый жест героев, каждый пейзаж в кадре, каждый поворот действия здесь точно рассчитан на усталого к вечеру зрителя, который не готов серьёзно задумываться о судьбах цивилизации. Неизвестно, пришлось ли спорить телевизионным социологам с авторами сценария или авторы сами думали об успехе у обитателей дощатых строений, а не о художественном результате. Но итог оказался выигрышным, четыре сезона сериал выдержал.

В российской версии действие, конечно, переносится на Северный Кавказ, где бойцы спецназа ГРУ уничтожают тренировочный лагерь боевиков и находят в подвале пленного российского морпеха Брагина (Владимир Машков), который сидел там шесть лет. Далее — всё по-американски: майор возвращается героем и начинает замышлять нехорошее. У американцев главный женский персонаж страдает биполярным расстройством, у нас — просто глотает какие-то таблетки, говорит, что часто жить не хочется, но диагноз нам не озвучивают.

Перенося американский сюжет на российскую почву, авторы игнорируют то, что в оригинале речь идёт о войне между Штатами и заграничными террористами, а мы говорим о том, что происходит внутри страны. Если бы американский герой сидел в плену не где-то в Азии, а, скажем, в штате Техас, то те же мастера маркетинга непременно бы постарались разыграть и эту коллизию. Однако коллектив под руководством П. Лунгина посчитал, что географическая разница несущественна.

Американский сериал — цинично искусственный и надуманный. Но это объяснимо с точки зрения большинства пенсильванцев или иллинойсцев: где-то далеко за морем живут злобные люди, которые охмуряют наших хороших парней и стремятся порушить сытую жизнь. В российской действительности всё жёстче, но П. Лунгин берёт американский сюжет.

Однако в любом поисковике можно найти заметки и рассказы о реальных событиях, связанных с противостоянием разного рода боевиков и просто солдат российским спецслужбам. Это невыдуманные истории. Любой профессиональный журналист знает, что жизнь даёт такие сюжеты, которые просто невозможно придумать, сидя в удобном кресле. Те же американцы снимают боевики или мелодрамы, в которых последние кадры — о реальных участниках рассказанных событий. И у нас есть выжившие в передрягах, люди с судьбами, которые только бери и экранизируй. Есть подозрение, что П. Лунгин об этом слышал. Почему же предпочел ходульный сюжет реальным событиям? Вряд ли только потому, что нет в стране способных сценаристов. Может быть, настоящая жизнь и её сюжеты пугают творцов...

Возникает ещё вопрос: почему взят именно сюжет Homeland? Для несколько иной публики в Штатах недавно вышли и другие сериалы, которые заставили критику дружно говорить о наступлении золотого века телесериалов. Причём имеется в виду, что нынче сериалы нередко имеют больший художественный смысл, становятся культурными явлениями в отличие от многих блокбастеров, которые снимаются как фон для тех, кто приходит в кинотеатр пожевать попкорн. Почему не выбран, скажем, «Карточный домик», ведь нашему зрителю могло быть интересно понаблюдать за интригами Кремля и Белого дома? Или «Во все тяжкие», где доведённый до отчаяния долгами пожилой учитель принимается варить наркотики? Учитывая «любовь» россиян к банкам, которые всё время спасает государство, тоже можно было бы рассчитывать на успех. Но П. Лунгину оказался ближе Homeland.

Ответ на все вопросы напрашивается такой. Российский кинематограф усердно рисует нам какую-то выдуманную действительность, далёкую от окружающей реальности. При этом выработалась привычка заимствовать готовые сценарии и передач, и фильмов. По параметрам доходящего до идиотизма моделирования реальности под представления скучающих обывателей, Homeland — отличный образец. Его и взяли, сняли и показывают.