1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 682

Российская экономика: не застрять в прошлом

Российская действительность демонстрирует очередное противоречие. Президентский рейтинг Владимира Путина стабильно высок. Однако экономическая ситуация ухудшается, и редкие проблески позитива не могут скрыть нарастающего в целом неблагополучия. Экс-глава Центробанка Виктор Геращенко, задавшись вопросом «Мозги у правительства есть вообще?», убеждённо отвечает: надо менять экономическую политику, развивать отечественное производство — мы много чего можем делать сами и даже лучше других…

*****

Виктор Геращенко, трижды возглавлявший Центробанк страны (один раз — Госбанк СССР и дважды — Банк России), выступил с резкими критическими заявлениями в преддверии секции Московского экономического форума по теме «Центральный банк для России: друг или враг?» (http://me-forum.ru/media/news/3520/).

По мнению бывшего главного банкира, «руководят экономикой „гайдары“, которые никогда в ней не работали, писали какие-то диссертации на не пойми какие темы. Рыба гниёт с головы. Во главе правительства сидят некомпетентные люди, которые всегда занимались административными департаментами с лёгким уклоном в существующее законодательство. Поэтому чего от них ждать-то? И цены у нас растут неспроста на основные товары жизнедеятельности, а по причине отсутствия конкуренции в производстве, а также жёсткого контроля со стороны государства» (Выделено. — В.Т.).

Он назвал грубейшей ошибкой «Гайдара и его команды» запрет «кредитовать промышленность, которая раньше всё время кредитовалась на оборотные средства». Среди печальных последствий — деиндустриализация, угроза национальной технологической безопасности, потеря позиций на мировых промышленных рынках, растущая сырьевая зависимость российской экономики.

Чтобы стать «сильными и самостоятельными в экономическом плане, государственная политика должна быть ориентирована на создание продовольственной, энергетической и медицинской безопасности».

*****

Примечателен ответ Геращенко на вопрос, как Центробанк может стимулировать экономический рост: «Причём тут Центробанк? Вы видели, какие сейчас налоги?»

Небольшое отступление. Конечно, нельзя не видеть запредельные ставки по кредитам, в разы превышающие те, которые предлагают иностранные банки. Это «автоматически» бьёт по и так слабо конкурентным отечественным производителям. Поэтому российские компании (те, которые до западных санкций имели такую возможность) кредитовались за рубежом. При этом ЦБ стремится всеми силами («монетарно-административными»!) удержать инфляцию в заданных пределах. В то же время Минфин озабочен бюджетным благополучием и нередко, словно «царь Кощей», «над златом чахнет». И Федеральная налоговая служба не ослабляет налоговую удавку. Не отстаёт и Минэкономразвития, буквально тиражируя одноимённые стратегии. Главный промышленный координатор — Минпромторг ожидает принятия федерального закона о промполитике и озабочен возможностями отечественных предприятий по импортозамещению, развитием конкурентоспособности в промышленности. И т.д.

Не будем продолжать. Перефразируя известное выражение — каждое ведомство по-своему право. Но где консолидирующая и вдохновляющая общество национальная стратегия экономического развития, не упоминаемая сегодня разве что ленивым? Где долгосрочная государственная политика, о необходимости которой говорит Геращенко и которая свидетельствовала бы об отходе от дискредитировавших себя экономических принципов — без какой-либо политической предвзятости и оглядки на конъюнктуру?

Упорство (точнее, упрямство) правительства в этом архиважном (как любил повторять классик) вопросе — это либо непонимание глубины проблем, возникших в российской экономике, либо неспособность постичь эту глубину, сформулировать системные выводы и обозначить дальнейшие адекватные шаги.

Итог удручает: в России отсутствует цельная и обоснованная общенациональная Стратегия, чётко указывающая направление развития в рамках современной цивилизационной парадигмы, важные контуры которой уже осмысливают в странах-лидерах («Кто в лес, кто по дрова» — см. здесь же).

Получается как в басне Крылова: лебедь, рак да щука «из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу!.. Кто виноват из них, кто прав — судить не нам, да только воз и ныне там». Когда нет «сквозной координации», общего плана и единых действий, когда «руководят экономикой „гайдары”, которые никогда в ней не работали, писали какие-то диссертации на не пойми какие темы» (Геращенко), тогда даже грозные президентские предупреждения о персональной ответственности — малоэффективны («Экономика без ответственности» — см. здесь же).

По мнению Эльмара Муртазаева, главного редактора русского журнала «Форбс», «замораживание экономической политики, которое мы наблюдаем, — это тоже очень плохой сценарий. Не потому, что у России нет на это времени, а потому, что другие страны используют это время совсем с другим КПД» («Forbes.ru», 20 ноября 2014 г.).

*****

Возвращение Крыма, при всей неоднозначности действий, — исторически справедливый акт, к тому же предотвративший неизбежное кровопролитие, о чём свидетельствует трагедия юго-востока Украины. Как результат — политический оптимизм в России оказался на подъёме.

В экономике, однако, постепенно вызревает кризисная ситуация. Этого уже не скрывают высокопоставленные чиновники, признавая, что тяжко придётся всем — и простым гражданам, и предприятиям.

Информация к размышлению

1. Антон Силуанов, министр финансов: инфляция в стране в годовом выражении в январе 2015 г. может достичь двузначных значений.

Центробанк повысил прогноз по инфляции в 2014 г. до 8,2—8,4% с 7,5%, в 2015 г. — до 6,2—6,4% с 4,5—5%, в 2016 г. — до 4,9—5,3% с 3,7—4,2% («В начале 2015 года инфляция в годовом выражении будет двузначной — прогноз», «Экономика и жизнь», 19 ноября 2014 г. — см. здесь же).

2. Согласно данным Росстата годовая инфляция составила 8,3% («Slon.ru», 22 октября 2014 г.).

3. Алексей Ведев, замминистра экономического развития: по итогам 2014 г. инфляция будет в лучшем случае 9% или выше («Финмаркет», 20 ноября 2014 г.).

4. ОЭСР прогнозирует нулевой рост российской экономики в 2015 г. и 1,6% роста — в 2016-м при стоимости барреля нефти 85 долл. Рост мирового ВВП составит 3,3% в 2014 г. и 3,7% в 2015 г. («Slon.ru», 25 ноября 2014 г.).

5. Согласно прогнозу аналитиков международного рейтингового агентства Standard & Poor's, рост ВВП России в 2014 г. составит 0,3%, в 2015 г. — 0,6% («Финмаркет», 25 ноября 2014 г.).

6. Morgan Stanley понизил прогноз роста ВВП РФ в 2014 г. с 0,8% до 0,4%. В следующем году аналитики ожидают падения российской экономики на 1,7% против ранее ожидавшейся стагнации с умеренным снижением ВВП на 0,5% («Финмаркет», 1 декабрпя 2014 г.).

Журнал «Форбс», который трудно заподозрить в пророссийских настроениях, в октябре обратился к читателям с вопросом: «Ощущаете ли вы на себе ухудшение ситуации в российской экономике?» (табл. 1, http://www.forbes.ru/polls). Паники нет, но постепенно появляются причины для беспокойства.

Таблица 1.

Ощущаете ли вы на себе ухудшение ситуации

в российской экономике (%)?

Да, рост цен на продукты сказывается на моём кошельке

49

Да, поездки за рубеж стали ощутимо дороже из-за падения рубля

10

Да, мой работодатель может сократить зарплату или уволить

6

Нет, пока никаких последствий на себе я не ощутил

12

Главное, что Крым — наш

22

Практически половина ответила, что основной повод для беспокойства — высокий «ценовой всплеск» на продукты питания, усилившийся после введения ответных санкций. Никаких последствий на себе не ощутили всего 12% ответивших. Следовательно, абсолютное большинство россиян уже почувствовали на себе ухудшение экономической ситуации.

Хорошо известно, что на кризисные явления, в частности при стагнации экономики и снижении реальных доходов, каждая социальная группа по-своему меняет потребительское поведение. Но есть и общая закономерность: растёт доля расходов населения на потребление в ущерб инвестиционным расходам. Высокая инфляция ещё более усиливает тенденцию («Slon.ru», 5 ноября 2014 г.).

О том, что, несмотря на благопристойные показатели официальной статистики, подобные опасения небеспочвенны, свидетельствуют, в частности, сравнительные данные ряда опросов, проводившихся на протяжении нескольких лет аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь» (табл. 2 и 3).

Таблица 2. Оцените свой уровень жизни, %

Годы

2011

2013

2014

Низкий/неудовлетворительный

50

52

56

Средний/удовлетворительный

45

45

34

Высокий

3

3

10

Затрудняюсь ответить

2

Таблица 3. Как изменился/изменится ваш уровень жизни (%)?

Годы

2012

Прогноз на 2014/факт

2015/прогноз

Повысился/повысится

17

23/10

16

Понизился/понизится

56

24/69

61

Не изменился/не изменится

19

53/16

11

Затрудняюсь ответить

8

— / 5

12

По ощущениям респондентов — читателей газеты, прослеживается очевидная тенденция к снижению уровня жизни. Больше половины из них (до 56%, табл. 2) фиксирует этот уровень как устойчиво низкий и неудовлетворительный.

Особую тревогу должно вызывать то, что ожидавшееся сокращение числа граждан с понижающимся уровнем жизни — с 56% в 2012 г. до 24% в 2014 г. (табл. 3) — судя по ответам, не состоялось. Напротив, за этот период произошло их увеличение до 69% (с разницей 45%) и прогнозируемым уменьшением до 62% в 2015 г.

Подтверждением такого вывода является и динамика числа граждан, уровень жизни которых не меняется: в 2012 г. так считали 19%. В 2014 г. надеялись, что «хуже не будет» 53% — почти в три раза больше. Но жизнь внесла коррективы — их число упало до 16% в текущем году (ниже уровня 2012 г.) и ещё более снизится в 2015 г. (прогноз — до 11%).

Доля «оптимистов» (у которых уровень жизни повышается) вместо роста с 17 до 23% в нынешнем году по факту снизилась до 10% с надеждой увеличения до 16% в 2015 г. (табл. 2).

В 2015 г. возможны разнонаправленные тренды: несколько сократится число граждан с низким уровнем жизни и не ожидающих его изменения. Аналогично увеличится число тех, у кого уровень жизни повысится.

Информация к размышлению

1. В январе — сентябре 2014 г. среднемесячная начисленная зарплата служащих Администрации Президента РФ составила 216,411 тыс. руб. По сравнению с аналогичным периодом 2013 г. рост зарплаты — 13,8%.

Работники Аппарата Правительства РФ получали в среднем 200,434 тыс. руб. (+8,5%), Конституционного суда — 135,851 тыс. руб. (+23,1%), Счётной палаты — 122,179 тыс. руб. (+16,3%), Совета Федерации — 120,035 тыс. руб. (+24,4%) («Финмаркет», 25 ноября 2014 г.).

2. Недавние опросы фонда «Общественное мнение» по заказу Центробанка показали, что девять из десяти россиян жалуются на инфляцию, отсутствие роста доходов и экономическую неопределённость. Только каждый десятый считает, что его доходам удалось обогнать или хотя бы не отстать от инфляции (NEWSru.com/Экономика, 17 октября 2013 г.).

3. По данным опроса Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), после введения западных санкций сомневались в стабильности российской экономики и устойчивости финансовой системы в мае 31% респондентов, а в октябре — 52% («Финмаркет», 23 октября 2014 г.).

Сентябрьский анализ подготовленных МЭР РФ сценарных вариантов социально-экономического развития, выполненный под руководством Виктора Ивантера (директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН), показал весьма скромный рост зарплат населения в сравнении с ожидаемой инфляцией, не превышающей 6% (рис. 1, «Российская газета, 29 сентября 2014 г.). Однако, как показано выше, уже в 2015 г. инфляция может стать двузначной.

Рисунок 1. Прогноз изменения зарплаты и инфляции в 2015—2017 гг.

Вывод академика вполне предсказуем: опасность для отечественной экономики заключается в неадекватной экономической политике.

Эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) зафиксировали первое после кризиса 2008—2009 гг. в России сокращение зарплат. Пока — на 0,3%. Но уже в 2015 г. инфляция обгонит рост зарплат почти на 2%. Начавшееся снижение потребительского спроса может завести экономику в рецессию уже к концу текущего года («Независимая газета», 22 октября 2014 г.).

Таким образом, в целом уровень жизни граждан уже снижается. А это означает, что негативное влияние внешних и внутренних факторов большинство россиян чувствуют на себе, как сказал поэт, «весомо, грубо, зримо». Но власть, судя по комментариям и действиям, ничего особо напрягающего «народ и партию» пока не видит. Значит, всё впереди?..

*****

Понятно, надежда умирает последней. И уверенность, что мы «выстоим и сможем», имеет исторические основания. Однако в новейшую историю государства Российского были вплетены опасные противоречия. Важнейшие из них — в сфере экономики. Объективные трудности экономического развития присущи всем странам — и ведущим, и развивающимся, и формирующим постиндустриальную «экономику знаний», и стремящимся отстроить и использовать потенциал индустриальной стадии.

Каждому государству присущи специфические особенности — наследуемые и возникшие. Россия не исключение. В конце XX века, кроме исторически вдохновляющих традиций и умений, перспектив, открывавшихся перед страной, избравшей путь построения рыночной экономики и гражданского общества, она приискала сомнительные обретения. Наиболее опасные и неприемлемые из них возникли в экономической и социальной сфере — как взаимосвязанные, взаимозависимые и взаимно определяющие явления.

Речь идёт, в первую очередь, о приватизации госсобственности и либерализации цен. Соответствующие реформы, объективная необходимость которых никем особенно не оспаривалась, были проведены не «по уму», а в «шоковом режиме».

Это в немалой степени способствовало подавлению внутреннего спроса (большинство россиян одномоментно лишились сбережений), разорению и банкротству (зачастую целенаправленному) предприятий, удушению слабых ростков конкуренции, положило начало доминированию спекулятивной составляющей экономического развития в ущерб долгосрочным инвестициям, деиндустриализации промышленности и смежных сфер (своего рода мультипликативный эффект со знаком минус).

Однако наиболее тяжкие следствия — углубляющееся имущественное расслоение и усиливающееся социальное неравенство как неотъемлемые причинно-следственные соответствия общества неравных возможностей.

Информация к размышлению

Из Открытого письма Президенту СССР Михаилу Горбачёву (1991 г.)*:

«…Существует опасность, что Ваша страна заимствует у нас такие черты экономики, которые мешают западным странам процветать в той мере, в какой они могли бы. В частности, есть опасение, что Вы можете последовать по нашему пути, позволив частному сектору присваивать большую часть земельной ренты». И далее: «Взимание обществом ренты за землю и природные ресурсы преследует три цели. Во-первых, это гарантирует, что никто не лишает своих сограждан собственности за счёт приобретения в своё распоряжение непропорционально большой доли природных богатств, принадлежащих всему человечеству. Во-вторых, это обеспечивает получение государством дохода, который правительство может использовать для финансирования социальных программ, не снижая стимулы к накоплению капитала и к труду, не мешая эффективному распределению ресурсов. В-третьих, собирая рентный доход, государство имеет возможность устанавливать такие цены на коммунальные услуги и системы общественного пользования, которые будут способствовать их эффективному использованию...» (Выделено. — В.Т., «НЭП 2.0 для России» — см. здесь же).

*Письмо подписали лауреаты Нобелевской премии в области экономики Франко Модильяни, Джеймс Тобин, Роберт Солоу, Уильям Викри (лауреат 1996 г.) и др. — всего 29 подписей.

Как видим, ещё в 1991 г. американские учёные призывали сохранить общественную собственность на землю и формировать государственные доходы, взимая адекватную ренту за пользование землёй и природными ресурсами в интересах всего общества.

Но Россия выбрала «особый» путь, и спустя почти четверть века в российской экономике присутствуют неэффективная госсобственность и корпоративно-корыстный частный капитал. Углубляется «сырьевая» ориентация, в полной мере соответствующая интересам госкорпораций и крупного частного бизнеса. Растёт концентрация капитала в руках немногих, конкуренция зачастую подменяется имитацией и не получает должного развития из-за административных барьеров, картельных сговоров, неразвитой инфраструктуры и критически недостаточного числа компаний среднего и особенно малого предпринимательства («Кому выгодна экономика, порождающая неравенство» — см. здесь же).

Информация к размышлению

1. Александр Некипелов, академик РАН: до настоящего времени «издержки в результате неудачного (ну очень дипломатично! — В.Т.) реформирования несут население и промышленность» («Литературная газета», 12 марта 2014 г.).

2. Владимир Боглаев, эксперт Московского экономического форума, генеральный директор ОАО «ЧЛМЗ»: «…у российской элиты мотивация к соответствующим подвижкам низка, так как мероприятия в этом направлении требуют согласиться с серьёзными изменениями правил игры в распределении общественного богатства» («Дела идут, контора пишет…» — см. здесь же).

3. 1% россиян владеет 71% национального богатства. В Европе в среднем — 32%. 5% самых богатых россиян владеют 82,5% национального частного богатства, а 10% — 87,6%. Иными словами, Россия — мировой лидер по неравенству распределения богатства в мире («Slon.ru», 17 июня 2014 г.).

*****

ВШЭ и Институт социологии РАН в 2012 г. провели опрос «О чём мечтают россияне: идеал и реальность». Оказалось, что для абсолютного большинства граждан характерно стремление к обществу с меньшей, чем сегодня, дифференциацией доходов, а чрезмерное неравенство не отвечает представлениям общества о справедливости («Конференция в ВШЭ. Социальное неравенство — „красный свет“ на пути прогресса» — см. здесь же.).

По мнению 83% опрошенных, разница в доходах слишком велика, 65% считают несправедливой нынешнюю систему распределения частной собственности. Для 45% населения справедливое общество означает социальную справедливость, равные права для всех и сильное государство, заботящееся о своих гражданах.

Аналогичные выводы следуют из результатов опроса, выполненного в 2012—2013 гг. аналитическим центром «ЭЖ» среди 27 тыс. студентов экономических специальностей в 21 российском регионе (табл. 4).

Таблица 4. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России (%)?

Вариант ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не считаю

88,4

55—61

Считаю

6,3

6—10

Затрудняюсь ответить

2,8

12—18

Справедливо частично

2,6

9—19

Подавляющая часть читателей (без малого 90%) и порядка 60% студентов считают несправедливой систему распределения национального богатства в России. Тех, кто согласен с ней, — явное меньшинство в обоих случаях. Это означает, что даже молодое поколение, не заставшее советскую власть и «общенародную собственность» (называвшуюся в народе «ничейной»), только вступающее в самостоятельную жизнь, ощущает негативные последствия неправедного передела («Опасный симптом» — см. здесь же).

Большинство граждан разделяют такие принципы, как равенство возможностей для всех, активную роль государства в системе социальной защиты, разумную дифференциацию в доходах, отражающую образование, квалификацию и эффективность работы каждого человека. Подобные представления характерны для россиян вне зависимости от их собственного положения и личного благополучия. Любопытно, что те, кто хотел бы жить в справедливом обществе, видят основным фактором обеспечения и гарантии этой справедливости именно государство («Конференция в ВШЭ. Социальное неравенство — „красный свет“ на пути прогресса» — см. здесь же.)

Информация к размышлению

Согласно докладу швейцарского банка Credit Suisse, благосостояние россиян с 2007 по 2014 гг. выросло на 15% в рублёвом выражении, но упало более чем на 17% в долларовом эквиваленте из-за реальной девальвации рубля. Благосостояние среднестатистического взрослого россиянина возросло с 2920 долл. в 2000 г. до 19 590 долл. в 2014 г.

Всего 10% российских домохозяйств владеет 85% благосостояния домохозяйств (75% — в США, 64% — в Китае). Доля долларовых миллионеров от общего числа населения РФ составляет 0,11%, или 158 тыс. человек («Независимая газета», 15 октября 2014 г.).

Итоги последних лет свидетельствуют, что активы миллиардеров ежегодно росли на десятки процентов, у некоторых из них — в разы и достигли трети от стоимости национального богатства. Но слабый рост ВВП с одновременным ударным умножением и увеличением частных капиталов означает, что национальное богатство и производимый доход распределяются в обществе неравномерно и несправедливо. Во всех опросах респонденты однозначно указывают на данное обстоятельство.

Информация к размышлению

Руслан Хасбулатов: «Налоги должны быть щадящими, прежде всего в мелком бизнесе; а плодить миллиардеров, которые непрерывно жалуются на высокие налоги, — это недопустимо. В нашей стране вообще не должно быть ни одного миллиардера. Если миллиардер — значит вор. Это — аксиома» («Комсомольская правда», 24 ноября 2014 г.).

*****

Как показал французский экономист Томас Пикетти, устойчивый рост неравенства определяется опережающим ростом прибыли от владения капиталом над ростом мирового ВВП. Это происходит, когда норма дохода на капитал (порядка 5%) превышает темпы роста экономики (не более 2—3%) («О капитале и справедливости в XXI веке» — см. здесь же).

Периодически возникающие экономические кризисы и прочие катаклизмы, преодоление которых объективно требует государственного присутствия в экономике, не затрагивают главного: как правило, рентабельность капитала превышает показатели экономического роста в целом, опережает рост зарплаты и ускоряет обогащение владельцев капитала в сравнении с представителями других социальных групп.

Мировая экономика, основанная на индивидуалистских началах, не знает удовлетворительного ответа на неуклонно и опасно обостряющуюся проблему преодоления социальной несправедливости.

Для России перспективно использование коллективных форм хозяйствования — реального, исторически оправданного, актуального, но недооценённого пути экономического развития.

Именно на предприятиях, принадлежащих работникам, — таких как акционерные общества работников (народные предприятия) и кооперативы — органично соединяется в одном лице работник труда и работник капитала, а трудовые коллективы распоряжаются заработанной ими прибылью и несут ответственность за результаты своей производственной деятельности.

Между частной и государственной собственностью существует окно возможностей — коллективная собственность. Разумеется, такой подход не панацея, но важный фактор мотивации, ориентирующий на экономический успех и достижение социальной справедливости.

Более подробно об этом: «Народные предприятия — второе дыхание?», «Дух общинности в экономике» и др. — см. здесь же.