1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2569

Конференция в ВШЭ. Социальное неравенство — «красный свет» на пути прогресса

Несправедливое распределение собственности и национального дохода является причиной не только растущего социального расслоения российского общества, но и основным препятствием на пути всесторонних реформ. Последовательное преодоление неравенства (не путать с уравнительностью) — важнейшее условие развития человеческого капитала, усиления мотивации к общественно полезному труду, превращения России в передовое государство и вхождения в группу мировых лидеров. В противном случае страна рискует оказаться на задворках цивилизации. Это не преувеличение, а грозная вероятность превращения возможного в действительное.

Справедливое общество

Проблему пробуксовки российских реформ связывают с незаинтересованностью элиты, коррупцией, монополизацией рынка и недостаточными конкурентными отношениями, пресловутым «нефтяным проклятием» и т.д. Особенность состоит в том, что при всей значимости данных и им подобных факторов, тормозящих процесс, преодоление любого из них не может рассматриваться в качестве необходимого и достаточного условия дальнейшего конкурентного общественного развития.

В опросах всех ведущих социологических структур именно достижение справедливости фиксируется как ключевой элемент общественно полезной деятельности россиян и актуальный позитивный критерий оценки происходящего в стране. Понятно, что и то и другое пока что из области желаемого...

На XIV Апрельской научной конференции ВШЭ были доложены результаты соответствующего исследования 2012 г. на тему «О чём мечтают россияне: идеал и реальность» (Светлана Мареева, ИС РАН, НИУ ВШЭ).

Почти половина населения (45%) поддержала «вариант ответа, связанный со справедливо устроенным обществом — социальная справедливость, равные права для всех, сильное государство, заботящееся о своих гражданах». Следовательно, «именно идея справедливости в наибольшей степени может играть роль консолидирующей идеи для российского общества». При этом респонденты выделяют «связку „власть — справедливость“, существующую в сознании россиян: те, кто хотел бы жить в справедливом обществе, видят основным фактором обеспечения и гарантии этой справедливости именно государство».

Ключевые элементы, разделяемые большинством граждан, — «равенство возможностей для всех, активная роль государства в системе социальной защиты, поддерживающей всех оказавшихся в сложном положении, дифференциация в доходах, отражающая образование, квалификацию и эффективность работы каждого человека, но находящаяся в разумных пределах. Такие представления характерны для большинства россиян вне зависимости от их собственного положения и динамики их личного благополучия, что свидетельствует о давно уже сформировавшейся в обществе и устойчивой во времени нормативно-ценностной системе».

Особый интерес представляет отношение россиян к распределению доходов и сформировавшемуся институту частной собственности: 83% полагают, что разница в доходах слишком велика, 65% считают несправедливой нынешнюю систему распределения частной собственности. Лишь 14% против 65% согласны, что люди в России получают достойное вознаграждение за свои интеллектуальные способности и квалификацию, а всего 27% (против 37%) уверены в необходимости большой дифференциации доходов людей для экономического процветания страны.

Обращает на себя внимание значительное (без малого 40%) число тех, кто не имеет однозначного ответа. Неудивительно, что, по мнению граждан, «существующая проблема с избыточными неравенствами не решается, и ощущение несправедливости системы, сложившейся в российском обществе, не покидает население страны и приобретает уже хронический характер» (там же).

Стойкое убеждение россиян в отсутствии легитимности многих частных капиталов и несправедливом распределении национального богатства — факт не только долговременный и объективный с точки зрения российской действительности. Он отражает также всё более однозначно формирующееся глобальное представление о справедливости как гарантированном (в соответствии с количеством и качеством личного общественно полезного труда) доступе каждого к созданным благам.

Экономическая теория Карла Маркса сегодня не в чести у большинства российских учёных, придерживающихся официальных политэкономических канонов (заметим, в отличие от многих зарубежных экономических школ, оказавшихся в меньшей степени ангажированными и способными с учётом прошлых и настоящих исторических реалий непредвзято относиться к трудам предшественников).

Позволим себе утверждение, что с известными оговорками марксов закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил отражает наблюдаемые противоречия перехода от индустриальной стадии развития к постиндустриальной экономике. Одно из таких противоречий, свидетельствующих о неадекватности «традиционно формируемых» производственных отношений требованиям современного, постиндустриального этапа, проявляется в самодостаточности финансового капитала — мобильного и всё более спекулятивного, отрывающегося от реального сектора экономики, теряющего своё объективное инвестиционное, общественно полезное предназначение, демонстрирующего безудержную корысть и алчущего прибыли любой ценой.

Вектор его формирования должен быть направлен именно на создание общественно полезных и доступных большинству ценностей, обеспечение всё более справедливого их распределения и предотвращение развития естественных противоречий до разрушительного антагонизма. Об этом сегодня говорят политики и экономисты, представители крупного бизнеса и различные общественные деятели.

Действительность не оправдывает ожиданий. Глобальные тенденции, объединяющие национальные экономики (при всех достоинствах и недостатках, характерных для общемирового процесса), пока не поддерживаются достаточными действиями, скорее политически согласованными, нежели экономически эффективными. Так, если судить по возникшим трудностям еврозоны, при её создании политические предпочтения в немалой степени превалировали над экономической целесообразностью.

Сегодня усиленно критикуют экономический фундаментализм, подразумевая прежде всего рыночный либерализм в его монетарном исполнении и неприятии активного участия государства в экономике. Но ведь и социализм советского типа с его гипертрофированной плановостью и всесильной партхозбюрократией также был проявлением экономического фундаментализма. В России яростные схватки между теми, кто поддерживал рыночные идеи, и теми, кто отстаивал план как основу, завершились победой первых. Маятник резко ушёл в противоположную сторону — с побеждёнными переговоры не ведут!

Теперь авторитетнейшие учёные, нобелевские лауреаты призывают к разумному возвращению государства в экономику — через адекватное государственное регулирование, легитимные механизмы достижения социальной справедливости, учитывающие баланс интересов различных социальных групп. Между прочим, ограничения на выплаты топ-менеджерам в странах мира — один из первых шагов на непростом пути совершенствования производственных отношений и общественной консолидации в интересах достижения социальной справедливости.

Сегодня много говорят о человеческом капитале, роль которого необратимо увеличивается по мере развития индустриальной стадии и становится доминирующей в инновационной экономике — экономике знаний, основанной на производстве интеллектуального продукта и высокотехнологичных услуг. Материальное производство в таких условиях есть необходимый, своего рода дополнительный, сопутствующий компонент, гарантированно удовлетворяющий обоснованные (а не бесконтрольно множащиеся) потребности человека. Это архисложная проблема, и к подобному подходу основная масса человечества пока не готова: одни — от захватывающей полноты возможностей, другие — от их дефицита.

В любом случае, однако, существует взаимосвязь между эффективностью, общественно полезной отдачей человеческого капитала и уровнем социальной справедливости, достигнутым в обществе. Очевидно, что и на глобальном, и на национальном уровнях не избежать сложных решений, имитация которых будет препятствовать прогрессу и лишь усугубит «болезнь».

Факты — вещь упрямая

Представленные выше результаты социологических исследований, выявивших глубинную суть принципа общественной справедливости, в высокой степени коррелируют с данными опросов, выполненных в 2011—2013 гг. аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь».

Информация к размышлению

1. Рыночная стоимость всех российских госактивов оценивается в 100 трлн руб. С учётом нынешнего валютного курса совокупный капитал 131 миллиардера составляет порядка 13,5 трлн руб., то есть всего в семь с небольшим раз меньше стоимости собственности, находящейся в руках государства. По величине он превосходит и запланированный на 2013 г. общий объём доходов федерального бюджета (почти 12,9 трлн руб.), и общий объём расходов (приблизительно 13,4 трлн руб.). С учётом капитала почти 200 000 российских миллионеров это превышение существенно больше.

2. Минэкономразвития в очередной раз скорректировало свой прогноз роста российского ВВП в сторону понижения — до 1,7—2,4%. Относительный прирост стоимости олигархического капитала существенно выше…

Но если ВВП растёт незначительно, а частные капиталы ударно множатся и увеличиваются, это значит, что национальное богатство и производимый доход распределяются несправедливо (табл. 1).

Таблица 1. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России? (%)


Читатели «ЭЖ»

Студенты-экономисты

Не считаю

88,4

55—61

Считаю

6,3

6—10

Затрудняюсь ответить

2,8

12—18

Справедливо частично

2,6

9—19

В опросе приняли участие порядка 27 000 студентов из 21 российского региона.

Как видим, большинство россиян живут, учатся и работают с убеждением, что созданное предыдущими поколениями и производимое ныне в современной России распределяется и потребляется несправедливо. Противоположного мнения менее 10% опрошенных. Оценки студентов не столь категоричны (меньше реальных знаний, практического опыта и других возможных причин), но не меняют картину качественно.

За исключением отдельных примеров, институциональные и прочие преобразования в целом пока не состоялись. Словно пытаясь отвлечь от напрашивающегося «Почему?», нам упорно навязывают мысль, что предлагаемые решения либо недостаточно инновационны, либо их авторы «сужденья черпают из забытых газет времен очаковских и покоренья Крыма». Что надо уйти от традиционных подходов сегодня во имя прорывных достижений завтра.

Восполним пробел и воспользуемся иным подходом к старой теме. Отвергая революционно-политическую подоплёку и задумываясь над соответствием производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, зададимся вопросом: «Должно ли из права собственности на средства производства следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности?». Такой вопрос был задан читателям газеты «Экономика и жизнь» и без малого 1300 студентам-экономистам нескольких столичных и региональных вузов (табл. 2).

Таблица 2. Из права собственности на средства производства не должно следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности, %

Варианты ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты вузов

Не должно

62

54—60

Должно

29

35—39

Другое

7

9— 13

Затрудняюсь ответить

2

1—1,5

Как следует из представленных данных, от 50 до 63% респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда полученные общими усилиями результаты труда безоговорочно достаются собственникам средств производства. Разделяют общепринятую точку зрения порядка 30— 40%, то есть существенно меньше половины опрошенных.

Так может быть, в том числе и с этим «мировым рекордсменом по продолжительности действия» в экономической теории и практике — безусловным правом собственника средств производства присваивать полученный доход — так или иначе связаны и затягивающийся экономический кризис, и проблема несправедливости, всерьёз обеспокоившая в последние годы мировое сообщество? Не эту ли перспективную истину важно понять обществу, ступившему на путь постиндустриального развития?

Растущая общественная доступность производимого интеллектуального продукта как основы общественного производства постиндустриальной экономики нивелирует классическое понятие собственности, актуализирует потребность в новых подходах к организации и ведению производственной деятельности, выработке адекватных критериев эффективности, в том числе характеризующих социальную справедливость.

По данным Всемирного экономического форума, наиболее актуальным риском для мировой экономики, как и годом ранее, является увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными, который грозит сокращением среднего класса и падением уровня потребления («Коммерсантъ», 9 января 2013 г.).

Борьба с бедностью не должна превратиться в борьбу с богатством. В лучших умах (от политики, науки, бизнеса) необратимо вызревает понимание актуальности сбалансированного потребления национального дохода, полученного общественным трудом, необходимости избегать крайностей и минимизировать противоположные социальные группы очень богатых и очень бедных граждан.

Информация к размышлению

1. Любопытен комментарий Дмитрия Медведева в связи с решениями Евросоюза, направленными на преодоление банковского кризиса на Кипре. Они основаны на замораживании и фактической конфискации части крупных вкладов, немалая доля которых имеет российское происхождение. Характеристика предпринятых действий уложилась в произнесённую им короткую, но популярную и содержательно ёмкую историческую фразу: «Грабят награбленное!». И точно, и символично. Но, добавим от себя, ничего не меняет…

2. Среди основных причин ухода предпринимателей в офшоры эксперты называют глобализацию мировой экономики и слабую защиту собственности в России. Об этом говорили участники заседания Экономического клуба ФБК. Они выразили обеспокоенность возможным, в ходе борьбы властей с оффшорами, наступлением на нормы законодательства, защищающие права бизнеса и граждан («Почему бизнес бежит в офшоры», «Экономика и жизнь», 2013, № 18 — см. здесь же).

Справедливость и «национализация элит»

С проблемой социального неравенства связан активно обсуждаемый в обществе и на законодательном уровне вопрос владения госслужащими и членами их семей иностранными активами. В ближайшее время Госдума должна окончательно принять соответствующий президентский законопроект. В первоначальном варианте под запрет попадала зарубежная недвижимость чиновников. Однако такая идея встретила непонимание в Белом доме и была отложена в долгий ящик. Под запрет попадают счета в иностранных банках, ячейки для хранения драгоценностей, а также «иностранные финансовые инструменты», которыми нельзя будет ни владеть, ни пользоваться, в том числе через трасты (NEWSru.com/Экономика/18 апреля 2013 г.).

Информация к размышлению

1. По данным журнала Forbes, вице-премьер Ольга Голодец строила дом в Швейцарии. У вице-премьера Александра Хлопонина есть земельный надел в Италии в 8223 кв. м, у министра Михаила Абызова — единственного миллиардера в правительстве — в аренде квартира и гараж в Великобритании. У жены министра образования Дмитрия Ливанова — дом в Испании. Вице-премьер Игорь Шувалов выводит с Британских Виргинских островов активы своей жены.

Как сообщают СМИ, зарубежная собственность, декларировавшаяся ранее и впервые включенная в декларации 2012 г., есть в семьях шести членов правительства, 19 сенаторов, 24 депутатов Госдумы. Новая недвижимость за рубежом появилась в семьях четырёх членов Совета Федерации и трёх депутатов Госдумы (www.vedomosti.ru, 22 апреля 2013 г.). И т.д.

В будущем законе не всё гладко. Существуют разночтения формулировок, касающихся ответственности руководителей госкорпораций и др. (там же).

2. Следственный комитет России возбудил уголовное дело по факту хищений крупных сумм бюджетных средств в фонде «Сколково» в результате заключения договоров с депутатом Госдумы Ильёй Пономаревым. Речь идёт о 750 000 долл., из которых депутат должен был получить 300 000 за чтение десяти лекций в ряде городов России, а 450 000 — за выполнение научно-исследовательской работы (NEWSru.com / В России/ 19 апреля 2013 г.).

Кто-то верно подметил, что доходы топ-менеджера нефтегазовой компании, как правило, существенно выше доходов нобелевского лауреата. Но является ли с точки зрения вклада в цивилизационное развитие человечества деятельность второго столь же значимой, как первого?

Кстати, миллионеры в правительствах за рубежом — дело обычное. Равно как и правовые механизмы, предусматривающие прозрачность доходов публичных людей и позволяющие (не без сбоев, разумеется) в целом иметь представление о доходах, расходах и общественной эффективности того или иного чиновника.

При всей своевременности данного федерального закона, призванного несколько смягчить ситуацию и который, безусловно, будет принят парламентом и подписан президентом, существует опасность профанации актуальной проблемы и выхолащивания сути принимаемых решений. Ведь суть не в тотальном запрете чиновникам разного уровня иметь те или иные активы, в том числе за рубежом, не в попытках «половчее» обойти закон, а в легитимности способов получения доходов и признанной адекватности их размеров реальному вкладу в общее дело.

«По отношению к России я настроен оптимистично»

Эти слова произнёс на открытии Форума «Россия 2013» Тони Блэр, премьер-министр Великобритании в 1997—2007 гг.: «Один из глобальных вызовов — усиление неравенства по всему миру. Это повышает угрозу протестных настроений. Кризис вскрыл главные проблемы. И если XX век был веком идеологий, то XXI век связан с тем, насколько эффективно работает государство. Ответы на вызовы связаны с эффективной политикой. Страны наиболее хорошо работают, когда они открыты.

Если вы работаете в обществе, в рамках которого люди уверены в своём будущем, считают и верят, что если они будут напряженно работать, то они будут хорошо жить, у вас гораздо больше шансов обеспечить стабильность, прогнозируемость (экономики — В.Т.) и привлечение инвестиций. Способность привлекать инвестиции и настроения общества взаимосвязаны. Вам нужны предсказуемые правила ведения бизнеса. Эти уроки не основаны на идеологии и комплексах, которые были в XXI веке.

Вам нужна хорошо действующая система здравоохранения и госуправления. Всё это легко сказать, но очень сложно сделать. Я считаю, что перед Россией сейчас стоят огромные вызовы, но она находится на пороге огромных возможностей. То, что нужно сделать, — очевидно, но сделать это очень сложно. Но я, как всегда, настроен оптимистично. Я думаю, что эти вызовы надо решать, иначе альтернатива плоха» (РИА «Новости», 18 апреля 2013 г., агентство «Прайм», 18 апреля 2013 г.).

*****

В итоговой части доклада С. Мареева отмечает, что большинству россиян характерно стремление к обществу с «меньшей, чем сегодня, дифференциацией доходов. Мечта о справедливом обществе играет роль консолидирующей идеи для населения страны. Сложившаяся на данный момент ситуация в России отнюдь не отвечает их представлениям о справедливости: неравенство в доходах представляется им излишне высоким, а его основания — нелегитимными, и эта проблема остро переживается населением страны.

Россияне не видят шагов со стороны государства для смягчения этой ситуации, что приводит к росту недовольства и социальной напряженности в обществе и ещё большим расхождениям между их представлениями и мечтами об обществе, в котором они хотели бы жить, и тем обществом, в котором они на данный момент жить вынуждены».

Не случайно, согласно результатам опроса ВЦИОМ, россияне оценили работу правительства Д. Медведева по итогам первого года работы чуть выше тройки по пятибалльной шкале (3,21). Причём доля тех, кто разочарован работой кабинета министров, выросла с 17% в июле 2012 г. до 31%, а 81% жителей России не смог вспомнить инициативы и решения министров, принятые за год работы (BFM.ru, 19 апреля 2013 г.).

*****

В статье 7 Конституции России записано: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (Выделено. — В.Т.). Формально правильно, однако по жизни речь должна идти о «социально справедливом государстве», к построению которого надо всеми силами стремиться как к условию не только необходимому, но и достаточному. Такое уточнение было бы и существенным, и актуальным — по крайней мере, сегодня…