1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Реальные зарплаты ушли в минус

Очередным «звонком», предвещающим рецессию, стало снижение по итогам III квартала средней зарплаты в экономике в реальном выражении на 0,3% к аналогичному периоду прошлого года. Номинальные зарплаты продолжают увеличиваться, но темпы их роста начали отставать от инфляции. Экономисты предупреждают, что снижение зарплат, скорее всего, продолжится и в следующем году, причем вряд ли это приведет к наращиванию инвестиций.

Ситуацию комментирует руководитель Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова: «Средняя зарплата в российской экономике по итогам III квартала впервые после кризисного 2009 г. в реальном выражении снизилась на 0,3% год к году. Согласно обновленным данным Росстата, за август и сентябрь номинальные темпы роста зарплат упали до 6,3 и 6,9% год к году против 9—10% в предыдущие месяцы. Одновременно произошло ускорение инфляции (до 8% сентябрь к сентябрю)».

Ухудшение динамики доходов населения отмечает руководитель направления «Макроэкономика» Центра макроэкономичес­кого анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Дмитрий Белоусов. По его мнению, оно обусловлено одновременно кризисом доходов бюджета (и, соответственно, торможением оплаты труда в бюджетной сфере) и доходов компаний. С учетом неформальных ограничений на высвобождение занятых, снижение доходов на корпоративном уровне ведет к сдерживанию заработной платы.

Замедление роста оплаты труда в экономике, по оценкам ученых «Вышки», началось еще в 2013 г. (за исключением бюджетных секторов), по мере «вползания» в стагнацию и ухудшения динамики производительности труда. В то же время со стабилизацией цен на нефть иссякли возможнос­ти опережающего роста покупательной способности зарплат. До поры до времени этот процесс был замаскирован повышением зарплат бюджетников в соответствии с указами президента страны, но в 2014 г. тенденция стала более явной.

Почти нулевые или отрицательные реальные темпы роста зарплат сложились в августе в большинстве отраслей обработки (за исключением производства нефтепродуктов, элект­рооборудования и кожевенных изделий). При этом в отраслях, давно страдающих от спада (например, в машиностроении), падение зарплат в реальном выражении достигло уже 3—4% год к году.

Аналогичная картина наблюдается и в других отраслях реального сектора экономики — в строительном комплексе, различных сегментах инфраструктуры и даже добыче полезных ископаемых.

Приличная динамика заработных плат в августе еще сохранялась в оптовой и розничной торговле, а также в финансовом секторе. Но здесь нужно иметь в виду, что именно эти сектора экономики в наибольшей степени подвержены влиянию санкций, контрсанкций и падения цен на нефть.

Пир во время девальвации рубля

Парадоксально на фоне снижения зарплат выглядит увеличение темпов прироста (по сравнению с аналогичными показателями 2013 г.) потребления населения в июле — сентяб­ре нынешнего года: 1,2%, 1,4 и 1,7% по розничному товарообороту и 0,8%, 1,0 и 1,9% в платных услугах гражданам.

«Однако за таким видимым позитивом несложно разглядеть ажиотажный характер потреб­ления на фоне очередного витка девальвации: относительно доллара рубль подешевел за август и сентябрь на 3,5 и 7,4% соответственно, относительно евро — на 1,5 и 2,7%, — подчеркивает эксперт ЦР Николай Кондрашов. — Рост розничного товарооборота на 0,2% в сентябре, когда курс доллара обновил исторический максимум и началась настоящая девальвационная паника, был обеспечен ростом на 0,3% покупок именно непродовольственных товаров. Продуктов питания купили на 0,3% меньше, чем в августе».

Правда, ученые ВШЭ замечают, что кроме девальвации руб­ля тут сыграло важную роль и возобновление госпрограммы стимулирования продаж автомобилей в обмен на утилизацию старых машин. После полугода стабильного падения продаж сентябрь принес рост на 4,8% (к августу, сезонность устранена), причем около 15% всех автомобилей были реализованы в рамках госпрограммы. Так или иначе, и фактор девальвации, и фактор государственного стимулирования являются временными и лишь перераспределяют потребление на более ближнюю перспективу, то есть занижают будущий спрос.

Сэкономленные деньги вряд ли уйдут на инвестиции

«Переход к отрицательной динамике зарплат, на мой взгляд, станет устойчивой тенденцией ближайших месяцев, — считает Н. Акиндинова. — Ни предприятия, ни бюджет не будут иметь возможности быстро повышать их в условиях возросших финансовых ограничений. Запланированная на 2015 г. индексация зарплат в бюджетной сфере составит 5,5%, что ниже как текущей, так и прогнозируемой инфляции при сохранении торговых санкций и продолжении девальвации рубля».

Более активное высвобождение работников в условиях подступающей рецессии будет способствовать усилению конкуренции на рынке труда, что также позволит работодателям придерживать зарплаты.

Не радуют и прогнозы ученых ЦМАКП, которые обещают замедление динамики доходов населения до –0,2% по итогам текущего года. А в следующем году реальное падение зарплат, по расчетам аналитиков ВШЭ, составит до 1,9%.

Для отечественной экономики такой тренд, по мнению экспертов ЦР, может привести к двум разнонаправленным следствиям. С одной стороны, в краткосрочном плане произойдет сокращение потребительского спроса и ухудшение структуры потребления — тем более сильное, что ему на отдельных рынках способствует административное ограничение конкуренции. С другой стороны, падение зарплат будет способствовать сокращению издержек и повышению ценовой конкурентоспособности товаров оте­чественного производства по сравнению с импортными изделиями.

«Какой из эффектов в итоге возобладает? В августе — сентябре, несмотря на снижение общего объема продаж продовольственных товаров, отечественные сыровары действительно увеличили выпуск. Но, похоже, это было следствием эмбарго на импорт продовольствия, а вовсе не роста конкурентоспособности российской продукции, — отмечает г-жа Акиндинова. — Конечно, звучат предложения и дальше ограничивать импорт административно… Но причем здесь зарплата и конкурентоспособность?».

«Возможности наращивать продажи потребительских товаров ограничены из-за риска кризиса плохих долгов, цены на углеводороды на мировом рынке продолжают снижаться… а новые факторы роста, основанные на обеспечении конкурентоспособности и эффективности экономики, пока не заработали», — констатирует Д. Белоусов.

Прекращение роста зарплат может помочь аккумулировать ресурсы компаний для инвестиций, которые пока падают со скоростью 2,8% в годовом выражении. Однако маловероятно, по оценке экспертов «Вышки», что кто-нибудь будет инвестировать в экономику при существующем уровне рис­ков. Только государство и квазигосударственные компании, для которых процесс инвес­тирования важнее результата. К сожалению, в нынешних условиях простого снижения издержек недостаточно для того, чтобы оздоровить экономику и дать импульс росту производства.