1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 598

Большая нефтяная игра

Цена нефти североморской смеси Brent в среду, 15 октября, падала ниже 84 долл. за баррель. Хотя к вечеру она выросла до 85 долл., аналитики заговорили о неминуемом скором падении ниже 80 долл. за бочку. Фундаментальная причина очевидна — снижается мировой спрос на топливо, наблюдается переизбыток его производства. Но есть еще и игра, которую ведут США и Саудовская Аравия, — на понижение.

Многие аналитики, и российские, и западные, заговорили о том, что все происходящее смахивает на «войну нефтяных качалок», которую ведут Соединенные Штаты и Саудовская Аравия против России и Ирана. Бывший министр финансов Алексей Кудрин предположил, что США и Саудовская Аравия вступили в сговор с целью ослабить Россию. Авторитетный обозреватель демократичес­кой The New York Times Томас Л. Фридмен посвятил свою колонку в среду, 15 октября, этой теме.

«У меня воображение разыг­ралось, или действительно идет глобальная нефтяная война, где США и Саудовская Аравия воюют с Россией и Ираном?.. Нельзя в точности сказать, является ли американо-саудитский нефтяной альянс преднамеренным, либо просто совпали интересы. Но, очевидно, мы пытаемся сделать с президентом Путиным и аятоллой Хаменеи то же самое, что американцы и саудиты сделали с последними руководителями ­СССР: обанкротить их, опустив цены на нефть ниже уровня, который нужен Москве и Тегерану», — пишет Фридмен. При этом он цитирует газету «Правда», которая, видимо, и подсказала ему аналогии с 1980-ми.

Колумнист, впрочем, не делает однозначного вывода о войне. Он констатирует очевидное: «... текущие тенденции не особенно хороши для нефтедиктаторов, зато у США увеличиваются преимущества в сферах ИТ, нефтедобычи и капиталов».

The Wall Street Journal описы­вает ситуацию более прагматично. ­ОПЕК не желает сокращать добычу. «Саудовская Аравия делает упор на сохранении своей доли на рынке, даже если это предполагает снижение цен. Этой спорной позиции коснулся во вторник, в необычном открытом письме к министру нефти своей страны принц Саудовской Аравии Аль-Валид бин Талал. Иран во вторник дал понять, что тоже смирится со сниженными ценами», — отмечает газета.

Аналитики сходятся в оценке последствий падения цен на нефть. В Венесуэле возможен политический кризис: там и без того наблюдается дефицит твердой валюты, необходимой для импорта продовольствия, автомобилей и других товаров первой необходимости. Экономики Японии, Южной Кореи и Тайваня, зависимых от импорта энергоносителей, наверняка выиграют. В Китае, где экономический рост сейчас замедляется, низкие цены на нефть могут способствовать снижению производственных расходов и обуздать инфляцию. Индии снижение цен позволит уменьшить колоссальные субсидии на топ­ливо и смягчить инфляционное давление.

Для России в падении котировок нефти нет ничего хорошего. «Падение цен на нефть, вероятно, оставляет Путина без самого важного союзника, — отмечает агентство Bloomberg. — Нефть... подогревала экономический бум, обеспечивая рост экономики в среднем на 7% с 2000 по 2008 гг. У Путина, чья популярность, по опросам, превышает 80% после присоединения Крыма, может не оказаться денег на повышение пенсий и зарплат бюджетникам, тем более что компании, пострадавшие от санкций, пытаются получить гос­помощь».

Суммируя многочисленные комментарии и прогнозы, можно сделать такие выводы. США и Саудовская Аравия пытаются использовать в своих интересах складывающуюся ситуацию, но это опасная игра. Есть предел рентабельности сланцевой нефти — обычная нефть не должна бы стоить менее 80 долл. Курс доллара растет, что может ударить по экономике Штатов. Политические последствия от дестабилизации ситуа­ции в странах — поставщиках нефти невозможно просчитать. Бюджет Саудовской Аравии сверстан из расчета примерно 95 долл. за баррель. Попытка удержать свою долю рынков за счет демпинга тоже может непредсказуемо дорого стоить этой стране.

При всем этом надо помнить одно — никогда и никому не удавалось более-менее точно прогнозировать цены на нефть, любые расчеты могут оказаться пустыми через неделю или месяц, если вновь все замыслы будут опровергнуты рынками.