1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 7293

Средний класс: быть или казаться?

Современные исследования показывают, что высокий уровень неравенства доходов от капиталов, зачастую имеющих наследственное происхождение, душит экономический рост и значительно ограничивает перспективы расширения среднего класса. Его повсеместное становление и развитие как наиболее многочисленной и деятельной социальной группы общества — под вопросом. А ведь ещё Аристотель утверждал: «Средний достаток из всех благ всего лучше…».

*****

Существует множество системных признаков и критериев, используемых для характеристики среднего класса.

Известный американский политэконом, социолог и писатель Фрэнсис Фукуяма в статье «Будущее истории» (2012 г.) утверждает: «Нынешняя форма глобализированного капитализма разрушает социальную базу среднего класса, на котором держится либеральная демократия» («Будущее экономики: помнить историю» — см. здесь же).

В своём недавнем интервью Фукуяма подчеркнул, что «растущий средний класс — люди с высоким уровнем образования и достатка, им не приходится тревожиться о том, как заработать себе на пропитание» (Slon.ru, 8 августа 2014 г.).

В США широко распространено убеждение, что американское общество состоит в основном из представителей среднего класса. Нобелевский лауреат Пол Кругман считает это стойким заблуждением и утверждает, что в реальности к среднему классу принадлежит много меньше людей, а большая часть населения находится на более низкой ступеньке («Независимая газета», 3 сентября 2014 г.).

Информация к размышлению

Высший средний класс США (около 15% населения) — высокообразованные профессионалы: врачи, юристы, университетская профессура, архитекторы, топ-менеджеры, чьи домохозяйства ежегодно зарабатывают более 100 000 долл.

Низший средний класс (около 33% населения) — в основном выпускники колледжей, обычно имеющие степень бакалавра или какое-нибудь специальное образование, школьные учителя, работники торговли, менеджеры низшего и среднего звена. Годовой доход домохозяйств этого уровня — от 30 000 до 75 000 долл.

Статистика США свидетельствует, что, начиная с 1980-х, рост имущественного неравенства происходил за счет увеличения доходов богатейшего 1% населения. Соответственно, росла доля в национальном доходе — с 9% в 1970-х до 20% в 2010-х. Рост доходов остального населения Америки не превысил 0,5% («Slon.ru», 15 сентября 2014 г.).

Как показывают результаты опросов, ощущения самих американцев отличаются от выкладок экспертов. К среднему классу себя склонны относить даже семьи, чей доход не превышает 30 000 долл. в год. За последние 20 лет доля среднего класса сократилась с 61 до 51% («Российская газета», 6 апреля 2014 г., William Thompson, Joseph Hickey«Общество в фокусе», ru.wikipedia.org/wiki/Средний_класс).

Кругман обращает внимание на экспертное мнение относительно рисков, возникающих из-за неравенства доходов: «…это слабый, но важный сигнал о том, что дебаты, характерные в основном для академического мира и левоцентристских политических кругов, проникают в мейнстрим».

Любопытно, что в некоторых европейских странах степень существующего имущественного неравенства переоценивают. В США наоборот — недооценивают.

Французский экономист Том Пикетти в бестселлере «Капитал в XXI веке» утверждает, что набирает силу тенденция, согласно которой богатство, всё более концентрирующееся в одних руках, в основном передаётся по наследству, а не приобретается трудом или заслугами. В этом одна из причин нарастающего социального напряжения в обществе («О капитале и справедливости в XXI веке» — см. здесь же). Сегодня многие пытаются объяснить причины неуверенного роста ведущих западных экономик после мирового кризиса 2008—2009 гг. Вряд ли ошибёмся, предположив, что не в последнюю очередь это связано именно с неоднозначными перспективами, складывающимися для среднего класса в той или иной стране.

Так, в развивающихся странах, в частности, в Китае, где ВВП в 2001—2010 гг. увеличивался на 10,5%, а в 2011—2013 гг. не опускался ниже 8,2% (Slon.ru, 3 сентября 2014 г.), средний класс формируется быстрыми темпами, всё больше выступая в качестве лидера и драйвера роста национальной экономики.

За последние 15 лет среди развивающихся стран впечатляющий рост (50%) доли среднего класса достигнут в Бразилии, Колумбии и Мексике. «Пропуском» в средний класс в этих странах служит доход в 14 000 долл. в год. Примечательно, что если в 1980—90-х гг. попадание в эту группу было напрямую связано с работой на государство, то теперь большинство её представителей работают в частном секторе.

Напротив, в некоторых развитых странах доля среднего класса сокращается Например, в Германии за последние 15 лет число его представителей уменьшилось на 5,5 млн человек и составляет 47,3 млн жителей, или 58% против 63% ранее («Российская газета», 6 апреля 2014 г.).

Информация к размышлению

К среднему классу в Германии относят лиц с доходом порядка 1130—2420 евро в месяц и семьи из четырёх человек с двумя несовершеннолетними детьми и доходом 2370—5080 евро в месяц (там же).

В России ситуация иная. Если верить статистике, в стране наблюдается уверенное становление среднего класса. Но его структура, неуклонно снижающиеся показатели экономического роста и зашкаливающее социальное расслоение в российском обществе вызывают вопросы. Согласно исследованию Независимого института социальной политики, за последние годы средний класс существенно пополнился чиновниками и людьми в погонах. Уменьшилась доля интеллигенции, специалистов и руководителей, занятых в рыночном секторе, а также предпринимателей, которые раньше составляли основу этого социального слоя (там же).

*****

Прогнозы относительно роста численности среднего класса в Китае разнятся. Под средним классом подразумеваются жители Поднебесной, имеющие ежемесячный доход свыше 5000 юаней. Это сотни миллионов платёжеспособных потребителей. Чтобы охватить своими продуктами и услугами до 80% представителей среднего класса, ещё с 2010 г. американские компании запланировали открыть представительства в 550 и запустить предприятия в 340 городах Китая (ChinaPRO.ru, 12 ноября 2010 г., www.chinapro.ru/rubrics/1/5309/print).

По расчётам Бостонской консалтинговой группы (The Boston Consulting Group, США), к 2020 г. численность среднего класса и выше среднего утроится и достигнет 400 млн человек. В настоящее время — 150 млн. В будущем около 70% граждан КНР, относящихся к среднему классу, будут проживать в малых городах страны (там же).

Абсолютных и неизменных стандартов, характеризующих представителей среднего класса, не существует. Так, в 2005 г. эксперты исследовательского центра Национальной комиссии по развитию и реформам считали, что к среднему классу относятся семьи с ежегодным доходом 50 000—500 000 юаней. В 2010 г. доходы таких семей должны были быть не менее 80 000 юаней в год. Но это усредненные цифры. Для западных провинций страны доход будет намного ниже, для крупных городов – выше. В частности, в Пекине — порядка 200 000—300 000 юаней на семью в год (ChinaPRO.ru, 11 октября 2010 г., www.chinapro.ru/rubrics/5/5099/print).

Исходя из статистики доходов, численность среднего класса определялась на уровне 20—25%, что почти в два раза выше, чем по расчётам BCG. В 2004 г. эта цифра была на уровне 12%. Высокие темпы роста среднего класса в Китае объясняются быстрым ростом ВВП и уровня жизни, интенсивным ростом числа образованных людей и городского населения в целом.

Информация к размышлению

1. В США к среднему классу относят не менее 70% населения.

2. В настоящее время в Китае формируется первое поколение среднего класса. В порядке сравнения: во Франции история среднего класса насчитывает не менее 150 лет.

3. К 2030 г. доля среднего класса может превысить 60—65% (там же).

Особое внимание в Китае уделяют качественному образованию молодых людей. В течение 2009—2012 гг. в США приехали учиться 100 000 китайцев, и теперь там четверть студентов-иностранцев — из Китая. В 2013 г. из Китая в США прибыло 235 597 студентов (рост на 21% к 2012 г.). Китайская молодёжь учится также в Канаде, Великобритании, Швейцарии, Франции, Германии и других странах («Ведомости», 19 августа 2014 г.).

Если наблюдающийся образовательный бум в Китае сохранится — речь идёт о ежегодном 20-процентном росте числа китайских студентов, обучающихся, в частности, в США, — то за ближайшие десять лет только в американских университетах получат высшее образование 6 млн молодых китайцев.

Еще около 18 млн человек получат образование в других западных странах. Итого, до 25 млн китайцев вернутся на родину высокообразованными людьми, с опытом учёбы, жизни, а многие — и работы на Западе. Они станут локомотивом гигантского среднего класса Китая, уверенно и активно двигающим вперёд экономику своей страны (там же).

Перед Китаем, как и другими государствами, остро стоит проблема растущего социального неравенства. Согласно исследованию Пекинского университета, в 2012 г. на долю 1% самых обеспеченных домохозяйств приходилось 30% национального дохода. Беднейшие 25% обладали лишь 1%. Индекс Джини (показатель степени расслоения общества) составил 0,73 пункта в 2012 г. против 0,55 пункта в 2002 г. По официальным данным, значение показателя в 2013 г. равнялось 0,43 («Финмаркет», 9 июля 2014 г.).

Информация к размышлению

В 2010 г. почти 40 млн китайцев (около 4% численности сельского населения) жили за чертой бедности: их годовой доход в среднем составлял 1300 юаней, или 191 долл. (по курсу 2010 г.). При этом средний доход китайского крестьянина достигал 4869 юаней (737,7 долл.) в месяц (ChinaPRO.ru, 19 августа, 22 сентября и 30 декабря 2010 г., www.chinapro.ru/rubrics/1/4757/print, www.chinapro.ru/rubrics/1/4981/print, www.chinapro.ru/rubrics/1/5584/print).

Рассматривая средний класс как домохозяйства с располагаемым доходом 5000—35 000 долл. США в год, аналитики Asian Development Bank пришли к заключению, что численность среднего класса в десяти азиатских странах выросла со 170 млн в 2000 г. до 1,64 млрд в 2011 г. К 2020 г. средний класс составит 2,4 млрд человек — 73% от населения этих стран. К середине века ВВП на душу населения в Азии может превысить среднемировое значение. При этом ускоренный промышленный рост и урбанизация в быстро развивающихся экономиках становятся причиной значительного социального расслоения («Финмаркет», 17 октября 2013 г.).

*****

По прогнозам экспертов компании Ernst & Young, в ближайшие годы численность среднего класса в быстроразвивающихся странах удвоится. В структуре потребления граждан со средним уровнем доходов увеличится доля расходов на образование, здравоохранение и культурные услуги. Темпы роста ВВП будут опережать общемировую динамику. Средний темп прироста быстрорастущих рынков в 2014 и 2015 гг. составит, соответственно, 4,7 и 5%.

Число домохозяйств со средним уровнем доходов к 2022 г. возрастет до 200 млн против 94 млн в 2012 г. В Китае количество домохозяйств с доходом 35 000 долл. в реальном выражении утроится к 2022 г. и составит почти 80 млн. В России аналогичный показатель будет равняться 15 млн, столько же он составит в Бразилии. В Турции и Индии число таких домохозяйств достигнет 10 млн.

Рост среднего класса будет способствовать значительному увеличению спроса на услуги в области здравоохранения и образования, что в свою очередь приведёт к повышению квалификации персонала в этих секторах. Увеличение расходов граждан на услуги ИТ, сферы культуры, отдых и развлечения опередит рост их затрат на продукты питания более чем в два раза.

Спрос на товары длительного пользования возрастает по мере приближения доходов домохозяйств к уровню 10 000 долл. К примеру, в Тайланде десять лет назад доходы лишь 28% домохозяйств превышали 10 000 долл. в реальном выражении. Теперь доля таких хозяйств достигла почти 40%.

Для использования преимуществ, связанных с ростом среднего класса, и сбалансированного расходования ограниченных ресурсов стран с развивающейся экономикой, по мнению аналитиков E&Y, необходимо инвестировать в развитие «зеленых» технологий и общественного транспорта, совершенствовать бизнес-среду и нормативно-правовую базу. («Капитал убежит из стран, тормозящих реформы», «Экономика и жизнь», 6 февраля 2014 г. — см. здесь же).

*****

В России, причисляя граждан к среднему классу, учитывают их доход (от десятков тысяч до миллионов рублей на человека), наличие квартиры, дачи, автомобиля, сложной бытовой техники — своего рода российский вариант «американской мечты». Суммарно таких «середняков» действительно может набираться несколько десятков миллионов человек.

В 2011 г. замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач высказывал мнение, что при сохранении сырьевой модели экономики доля среднего класса в России к 2020 г. не превысит 30% населения. Но если модернизация экономики состоится, этот показатель вырастет до 35—40%. По оценкам ведомства, средний класс составлял к тому времени 20—25% населения, увеличившись с 18% в 2005—2006 гг. («Первый раз — в средний класс?» — см. здесь же).

В интервью 2010 г. газете «Экономика и жизнь» Михаил Дмитриев, руководивший в то время Центром стратегических разработок (ЦСР), подчёркивал: «…в развитых странах средний класс формирует большую часть ВВП и служит основой стабильного экономического роста. В России же его роль очень скромна» (выделено мной. — В.Т., «Средний класс: в Москве — рантье, в провинции — подкаблучник», «Экономика и жизнь», 3 декабря 2010 г. — см. здесь же).

По мнению Дмитриева, одно из принципиальных различий представителей среднего класса в Москве и регионах, позволяющее отнести к среднему классу 35—40% жителей столицы, — наличие у значительной части москвичей (порядка 70%) в собственности дорогостоящей недвижимости. Этим можно объяснить более чем полуторакратный рост доли доходов, ибо «никакой другой источник дохода не рос так быстро, как поступления от недвижимых активов».

Неудивительно, что «столичный средний класс нацелен на сохранение и приумножение главного элемента капитала своей семьи, которым является не собственный малый бизнес, не образование, не финансовые активы, не другие предметы длительного пользования (например, автомобили), а именно квартира» (выделено мной. — В.Т., там же).

Произошло снижение интереса столичного среднего класса к развитию собственного бизнеса. В результате доля доходов от предпринимательской деятельности вместе с долей социальных трансфертов оказалась примерно в два раза меньше, чем доля доходов от собственности. Численность малых предприятий и занятость в них граждан в Москве существенно уступает большинству крупных городов мира.

Основная причина — нефтяная рента, аккумулирующая значительную часть сверхдоходов в Москве как в центре прибыли крупнейших компаний с последующим перераспределением через различные каналы, включая рынок недвижимости.

За пределами Москвы возможности получать независимые от власти доходы от недвижимости резко сокращаются, «средний класс обеспечивает своё благосостояние либо за счёт бизнеса, либо за счёт работы в государственных структурах». Но это означает «зависимость от органов власти различных уровней, в том числе от региональных и муниципальных администраций». Предприниматели предпочитают покровительство власти, а не повышение конкурентоспособности собственного бизнеса. Это накладывает отпечаток на особенности ведения бизнеса в регионах, прежде всего на мотивацию и бизнес-стратегии (выделено мной. — В.Т., там же).

В 2012 г. был опубликован совместный доклад «Центра стратегических разработок» и Центра социальной политики ИПЭИ РАНХ и ГС при Президенте РФ под названием «Прощай, нищета!». Сделано заключение: бедные в России — это уже совсем не бедные, а фактически средний класс даже по западным меркам («Мы давно не бедные — только не осознали» — см. здесь же).

Авторы пришли к выводу, что в нулевые годы происходило активное становление общества массового потребления и формирование среднего класса западного типа. Численность среднего класса достигла 25% общей численности жителей страны, трети взрослого населения, 40% работающих граждан, почти половины работающих в крупных городах. Благодаря быстрому повышению уровня жизни, образовательного уровня, изменениям в структуре занятости и др., теперь это значимая социальная сила.

Правда, стремясь быть объективными, авторы признали необходимость наличия высокой степени развитости «рыночных отношений в сфере недвижимости и финансов, позволяющую среднему классу быть собственником земли, недвижимости и финансовых активов, а также иметь доступ к потребительским и ипотечным кредитам, как в западных странах». Но в этом направлении ещё «пахать и пахать».

И сегодня статистика также отмечает уверенный рост среднего класса. По данным Института социологии РАН (исследование охватило 43 региона), к началу 2014 г. средний класс вырос до 42% (с 29% в 2003 г.) и достиг 60 млн человек. Основной вклад в отмеченный рост внесли работающие в госсекторе и проживающие в городах работники средней квалификации, в т.ч. люди в возрасте до 40 лет (60% численности) (NEWSru.com/Экономика, 26 мая 2014 г.).

Сделан вывод, что основу современного среднего класса в России составляют чиновники и работники бюджетного сектора, удовлетворённые работой и возможностью профессиональной самореализации. В мегаполисах средний класс составляет половину населения (51%), в крупных городах — 47%, в районных центрах доля среднего класса в населении снижается до 39%, в ПГТ и селах — до 38%. Среднее специальное образование имеют 35%, а высшее и незаконченное высшее — 65% его представителей («Коммерсант» и «Ведомости», 26 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

Оптимизм Минэкономразвития относительно «пропуска» в средний класс при среднемесячном доходе 30 000 руб. на человека и роста среднего класса до 52% через 10—20 лет ставит под сомнение сценарный прогноз Алексея Ведева, директора Центра структурных исследований Института экономической политики имени Гайдара: «Сокращение интеллигенции и предпринимателей в среднем классе России — это однозначно плохая тенденция. А увеличение доли чиновников и людей в погонах говорит о том, что экономика всё больше и больше зависит от экспорта сырья. А средний класс должен не распределять блага, а производить добавленную стоимость. Чиновники же её, разумеется, не производят» («Российская газета», 6 апреля 2014 г.).

Вписываться в понятие среднего класса должны не менее двух третей населения в любом государстве. Уход квалифицированных специалистов из прослойки среднего класса говорит не только о зависимости экономики от «сырьевой иглы», но и о реальном экономическом кризисе (там же).

*****

Результаты ряда отечественных и зарубежных исследований позволяют, в частности, заключить:

1. За прошедшее десятилетие доля людей, которые тратят свой досуг на дополнительное образование и повышение квалификации, сократилась вдвое. Сворачивание инвестиций в дополнительное образование и квалификацию — общероссийская тенденция, существенно отличающая российский средний класс от зарубежных аналогов.

2. Структура и основные характеристики формирующегося отечественного среднего класса близки европейским показателям 30—40-летней давности.

3. Бенефициарами работы госсектора являются преимущественно не мужчины средних и старших возрастных групп, а молодые женщины — профессионалы (две трети численности). Они работают по специальности в крупных городах, имеют высшее образование, удовлетворены своим социальным положением, доходом, карьерой и ростом возможностей для предпринимательства

4. Значительная часть среднего класса получает социальный статус и ключевые материальные блага благодаря действию перераспределительных, а не рыночных механизмов.

5. Всё меньше представителей среднего класса одобряют расширение контрольных функций государства и ужесточение существующих порядков. За последний год доля сторонников твёрдой руки в среднем классе сократилась с 61 до 52%, доля приверженцев демократии выросла с 31 до 40%. Особенно велико их число среди молодежи. В возрастной группе 21—25-летних таких большинство — 59%.

*****

В российском обществе давно вызрела потребность достижения более высокого уровня социальной справедливости, в частности, реального сокращения разрыва в доходах между наиболее богатыми и наиболее бедными.

Действительно, перераспределительная политика 2000-х гг. привела в России к снижению бедности, росту потребления и повышению благосостояния граждан. Но не привила стимулы к заинтересованному, участию в общественном производстве. Не только не сформировала мотивацию к общественно полезному труду, но, напротив, явила обществу многочисленные примеры неправедного и попирающего закон обогащения.

Мировой опыт убедительно свидетельствует, что именно трудоспособное население, работающее большинство является социально-экономической основой формирования среднего класса как авангарда российского общества, наиболее заинтересованного в ускоренном развитии национальной экономики.

Следовательно, необходимо не столько призывать людей эффективно трудиться и упрекать бизнес в недостаточной социальной ответственности, сколько формировать реальные стимулы к эффективному труду большинства и создавать условия для развития современного, конкурентного производства, социально и экономически справедливого распределения дохода, полученного общественным трудом.

Выше было отмечено, что к среднему классу в современной России в основном относят тех, кто связан с ТЭКом, естественными монополиями, банковско-финансовой сферой, работает в органах власти и силовых структурах. Большинство производителей товаров и услуг — работники реального сектора производства, образования, науки, здравоохранения — как правило, остаётся «за чертой» и не принадлежит к среднему классу.

Среди важных особенностей среднего класса выделим его значительную долю среди населения в развитых странах и достаточно высокую степень экономической независимости. С одной стороны, это некоторым образом «смягчает» наёмный характер труда. С другой — сегодня всё менее эффективно в условиях растущего социального расслоения в обществе.

Существуют различные пути системного решения данной проблемы. Укажем один из перспективных (на наш взгляд) — предусматривающий одновременное и взаимосвязанное формирование среднего класса, и создание условий для массового приобретения работающими россиянами дополнительно эмитируемых акций отечественных компаний.

Пока ситуацию в этом направлении можно охарактеризовать знаменитым черномырдинским: «Хотели как лучше, а получилось как всегда!». Термин придумали — «народные» IPO, но массового, поистине народного, участия в акционировании не произошло.

Информация к размышлению

1. В 2006 г. участниками «народного» IPO «Роснефти» стали свыше 150 000 российских граждан. Совокупные инвестиции составили более 750 млн долл., или в среднем по 5000 долл. с человека. Средняя зарплата в России в 2006 г. составляла чуть более 10 500 руб., или 400 долл. по тогдашнему курсу (http://www.rosneft.ru/Investors/structure/IPO/).

2. В мае 2007 г. второй по размеру активов и капиталу крупнейший банк России ВТБ также провёл первичное размещение ценных бумаг. 131 000 частных инвесторов вложила 1,6 млрд долл. — в среднем более 12 000 долл. на вкладчика. Средняя зарплата в 2007 г. составила 13 500 руб., или 530 долл. по текущему курсу. Поучаствовать в размещении можно было, вложив всего 30 000 руб. (www.rb.ru/inform/49887.html). Но не эти вкладчики «делали погоду»…

Обратим внимание: 131 000 частных инвесторов ВТБ и 150 000, инвестировавших в «Роснефть». Итого менее 300 000 человек из чуть более 70 млн работающих россиян — вот, собственно, и вся «массовка». Для сведения: практически половина семей в США (десятки миллионов американцев) владеет акциями национальных и иностранных компаний. Разве не это является одним из важнейших условий создания среднего класса и длительного мирового лидерства американской экономики?

Сегодня положение дел в России не изменилось: распыления собственности не происходит, концентрация капиталов продолжается. Но разве не доходы от непосредственной (общественно полезной!) трудовой деятельности, основанной на личных физических и интеллектуальных способностях индивида, и доходы на принадлежащий ему в той или иной форме капитал должны стать основными цивилизованными источниками обогащения в современной экономике?

Дробление капитала через стимулирование трудящихся к массовому приобретению акций российских компаний и формирование многочисленного слоя акционеров-россиян явилось бы важным вкладом в становление и развитие среднего класса.

Препятствуя концентрации собственности, предотвращая узурпацию экономической власти, возможность её корпоративно-корыстного и индивидуально-эгоистического использования, его представители, заинтересованные в экономической и политической предсказуемости, самой своей деятельностью будут способствовать повышению общественной трудовой мотивации, достижению стабилизирующего общество уровня социальной справедливости.

Пакет акций, находящийся в собственности работника, закрепляет право их владельца на получение доли прибыли в виде дивидендов. Если в пакете преобладают акции компании, являющейся основным местом работы, то от эффективности труда работника, его личной заинтересованности, участия в управлении и принятии решений непосредственно зависят и стоимость пакета, и величина текущего вознаграждения, и успехи компании в целом.

Мировой и отечественный опыт убедительно свидетельствует: таким непротиворечивым способом эти взаимообусловленные факторы во многом определяют благополучие и отдельного работника, и всей компании. Тем самым воплощается в действительность, казалось бы, немыслимое — союз труда и капитала, при котором работник имеет не только трудовой доход, но и доход от принадлежащего ему капитала.

Подобная демократизация производственных отношений в России реализована, в частности, в форме народных предприятий («Народные предприятия России» — см. здесь же).

Информация к размышлению

1 сентября 2014 г. президент Татарстана Рустам Минниханов посетил Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат им. С.П. Титова: «Ваш комбинат был и остается примером стабильности и эффективной работы. Сегодня мы увидели на предприятии самое современное оборудование, систему бережливого производства… Вопросы своего развития вы решаете самостоятельно, за счет собственных средств, системно, и это вызывает особое уважение… Руководство Набережных Челнов и Татарстана видит в вас очень серьезный потенциал, который необходим и городу, и республике, и стране в целом. Комбинат входит в десятку ведущих предприятий отрасли и занимает существенную долю на российском рынке… Комбинат является вторым бюджетообразующим предприятием города, и мы обязательно будем вас поддерживать» (http://www.nkbk.ru/news/news_150.html).

*****

Великий греческий философ Аристотель писал: «В каждом государстве есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посредине между теми и другими. Так как, по общепринятому мнению, умеренность и середина — наилучшее, то, очевидно, и средний достаток из всех благ всего лучше».

И далее: «В среднем классе, равно удаленном от крайностей роскоши и бедности; в классе, где встречается достаточное состояние, отдохновение, соединенное с привычкою к труду...» (Сочинения в 4-х томах, т. 4, с. 507).

*****

Согласно гипотезе известного американского экономиста Саймона Кузнеца, получившего Нобелевскую премию в 1971 г., в стране, выходящей из группы наименее развитых государств, ресурсы первоначально концентрируются в приоритетных секторах. Неизбежно возникающее неравенство становится помехой для развития.

Подобная зависимость выражена кривой Кузнеца: неравенство по доходам растёт на начальном этапе развития, далее — снижается, чему способствует более равномерное распределение ресурсов в обществе. Иными словами, с течением времени (для развивающихся экономик — после первых десяти лет) распределение доходов имеет тенденцию к выравниванию. В противном случае темпы роста экономики неизбежно замедляются или становятся нулевыми («Финмаркет», 17 октября 2013 г.).

Справедливость гипотезы нобелевского лауреата подтверждает ситуация в экономике России — страны с падающими темпами экономического роста и одним из самых высоких уровней социального неравенства среди развитых и развивающихся государств.

Информация к размышлению

Усиление глобальной тенденции дальнейшего обогащения очень богатых будет происходить за счет обеднения среднего класса, что означает одновременный рост политического недовольства большинства населения. Это ставит под сомнение способность современных демократических институтов функционировать эффективно («Slon.ru», 15 сентября 2014 г.).

*****

Тем более актуальна для России новая экономическая политика, нацеленная на активное формирование среднего класса. Страна имеет шанс не только осуществить всестороннее индустриальное развитие, но и совершить исторический постиндустриальный рывок к новому технологическому укладу.

Необходима политическая воля, обеспечивающая реализацию экономически выверенного и социально справедливого курса на массовое становление работников труда (большинства российских трудящихся) в качестве работников капитала, являющихся одновременно собственниками дохода от трудовой деятельности и дохода на инвестированный капитал.