1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4488

Средний класс: в Москве — рантье, в провинции — подкаблучник

Средний класс: в Москве — рантье, в провинции — подкаблучник

В развитых странах средний класс формирует большую часть ВВП и служит основой стабильного экономического роста. В России же его роль очень скромна. Об особенностях жизни среднего класса в Москве и провинции в интервью газете «ЭЖ» рассказывает руководитель Центра стратегических разработок (ЦСР) Михаил Дмитриев.

«ЭЖ»: По каким критериям относятся люди к среднему классу в экономически развитых странах и России?

М.Д.: Для определения среднего класса используют несколько критериев: доходы, обладание недвижимостью, образование и квалификацию, иногда систему ценностей (ориентация на стабильность, личные профессиональные достижения и т.д.). Это широкий набор качеств. Какой-то единой системы критериев в мире не существует.

В России до недавнего времени средний класс тоже идентифицировался с помощью множества критериев. Некоторые социологи даже пытались определить его путем самозаписи. Независимый институт социальной политики применил сложный комплексный подход с использованием множества различных характеристик, отражающих материальное положение, социальные и профессиональные особенности, а также самоидентификацию. Кстати, этот подход дал своеобразные результаты и показал, в частности, что численность среднего класса практически не изменилась за последние десять лет.

Когда ЦСР собрал определенное количество социологической и статистической информации, мы поняли, что в современной России классифицировать людей по всем этим сложным критериям — дело бесперспективное. Кроме того, мы убедились, что за последние десять лет произошли радикальные изменения, которые привели к появлению принципиальных отличий среднего класса Москвы от среднего класса остальной территории страны. Основной причиной изменений стал только один параметр — обладание недвижимостью в столице, прежде всего квартирами.

По статистике столичной мэрии, почти 70% населения Москвы являются собственниками квартир, в которых они живут или которые сдают внаем.

Очень много показателей свидетельствует о том, что жизнь москвичей кардинально изменилась именно из-за того, что за последние десять лет заметно менялась роль жилья в экономике столичной семьи. Ничего подобного ни в одном крупном регионе России не происходило. Это заставило нас применить другие критерии для выделения среднего класса в столице и на их основе сделать выводы о его экономической активности и социальном поведении.

Статистика доходов жителей столицы показывает, что значительная часть москвичей получила тем или иным способом выгоду от роста стоимости своей недвижимости. Доля доходов семей от собственности в Москве выросла более чем в полтора раза. С поправкой на то, что часть этих сумм не учитывается статистикой, а другие виды доходов, прежде всего зарплата, наоборот, переоцениваются, деньги, полученные от недвижимости, на некоторое время стали наиболее крупной статьей доходов москвичей.

Способность жителей столицы инвестировать в рынок недвижимости резко возросла. Московская семья со средним доходом получила возможность приобрести стандартную двухкомнатную квартиру за счет кредита и внесения стандартного первого взноса по ипотеке. И это не подрывало экономических возможностей семьи, не приводило к нужде или необходимости существенно ущемлять текущее потребление. Фактически к этой категории мы можем отнести 35—40% населения Москвы. Это, по нашему мнению, и есть средний класс в столице.

«ЭЖ»: По расчетам экспертов нашей газеты, семье, оба члена которой получают среднюю в столице зарплату, нужно около десяти лет копить деньги на двухкомнатную квартиру. При условии, что они живут на одну зарплату, а вторую вкладывают в инвестиционные инструменты, цена которых растет одинаковыми темпами с рынком недвижимости. На ваш взгляд, десять лет копить на квартиру — нормально для средней семьи?

Д.М.: В Америке существует даже пожизненная или бессрочная ипотека, а срочная ипотека сейчас выдается на 20 и даже 30 лет. Так что десять лет на самом деле достаточно короткий срок для покупки жилья. Для Москвы расчеты велись с учетом возраста получателей кредита. Средний срок в последние годы варьировался от 15 до 18 лет.

Но вопрос не только в доступности приобретения жилья. Дело еще и в том, что в Москве никакой другой источник дохода не рос так быстро, как поступления от недвижимых активов. Статистика показывает, что доля доходов от жилья вышла фактически на первое место на пике разогрева рынка недвижимости.

Рыночная стоимость жилья и связанных с ним доходов опережала другие виды доходов. Ведь когда мы говорим о благосостоянии семьи и особенно о ее экономической мотивации, то оцениваем не только текущее потребление и текущие доходы, а прежде всего стоимость капитала семьи. А она выросла намного больше, чем в любом другом регионе страны.

Как показали результаты социологических исследований, для среднего класса Москвы в экономическом плане важнее всего обладать дорогостоящей московской недвижимостью. Совокупное богатство семьи стало определяться в первую очередь динамикой рынка недвижимости, который в Москве поставил все мыслимые и немыслимые рекорды.

Столичный средний класс нацелен на сохранение и приумножение главного элемента капитала своей семьи, которым является не собственный малый бизнес, не образование, не финансовые активы, не другие предметы длительного пользования (например, автомобили), а именно квартира.

Отсюда и многие поведенческие характеристики среднего класса в Москве. В частности, резко усилившийся интерес москвичей к вопросам защиты своих прав как собственников. Сегодня жители столицы выдвигают на первый план вопросы правового государства и защиты личных прав через неукоснительное соблюдение законов и судебную систему.

«ЭЖ»: Получается, что большая часть московского среднего класса предпочитает вкладываться в недвижимость, а не в бизнес, как принято в развитых странах. Но потому средний класс там и считается основой благосостояния и устойчивого экономического роста, что его представители являются инвесторами.

Д.М.: Снижение интереса столичного среднего класса к развитию собственного бизнеса четко подтверждают данные об источниках его доходов. Именно в тот период, когда резко стали расти доходы от собственности, доходы от предпринимательской деятельности уменьшились в два раза. Ранее они были сопоставимы с доходами от собственности, но затем значительно упали. В результате доля доходов от предпринимательской деятельности вместе с долей социальных трансфертов стала примерно в два раза меньше, чем доля доходов от собственности.

Эти данные в принципе вполне согласуются с информацией о состоянии бизнес-среды в столице. Москва в рейтингах российских городов по условиям работы для малого и среднего бизнеса занимает далеко не первые места, а точнее, ближе к концу списка. При этом численность малых предприятий и занятость в них населения весьма скромны по сравнению с большинством крупных городов мира.

«ЭЖ»: Как стимулировать средний класс к развитию своего бизнеса?

Д.М.: На наш взгляд, перегрев московского рынка жилья был связан с несколькими причинами, главной из которых была нефтяная рента. Если цены на нефть будут высокими, значительная часть сверхдоходов аккумулируется в Москве как в центре прибыли крупнейших компаний и так или иначе будет перераспределяться через разные каналы, включая рынок недвижимости.

Если бы нас ждал еще один виток сверхвысоких цен на нефть, то мы вряд ли смогли избежать очередного перегрева на московском рынке жилья. При таком варианте развития событий жилье все равно будет доминировать и в экономике многих семей, и в их мотивации.

Существует дополнительный фактор, который не зависит от внутренних причин, и его можно считать поддающимся коррекции. Это беспрецедентно монополизированный и коррумпированный рынок строительства в Москве. Именно он привел к тому, что на пике растущего спроса (примерно с 2005 по 2008 г.) в столице резко замедлился прирост ввода нового жилья. Если до этого прирост ввода жилья характеризовался двузначными цифрами, то сегодня его темпы упали до 1—2%. В Москве они оказались в 2—6 раз ниже среднероссийских и в 5—20 раз ниже, чем в Московской области.

В исследовании Всемирного банка, которое проводится примерно в 160 странах ежегодно, оценивается, в частности, сложность получения разрешений на строительство. В нашей стране в 2009 г. были исследованы десять регионов, включая Москву. Столица по сложности получения разрешения на строительство оказалась на последнем месте среди обследованных регионов в России. Более того, она заняла последнее место в ряду стран мира.

Таким образом, если со стороны спроса наблюдается перегрев, а со стороны предложения, наоборот, искусственные ограничения, мы получаем виток цен, на котором наживались и московские чиновники, и строительные организации, монополизировавшие рынок. Вместе с тем перегрев рынка существенно повысил текущую стоимость активов большинства московских семей.

Еще одно объективно существующее обстоятельство, с которым, честно говоря, я не рекомендовал бы бороться, — приток мигрантов. Потому что для Москвы, как и для любого другого крупного города, приток мигрантов является важным условием развития и конкурентоспособности.

Однако эти процессы в Москве усугубили перегрев на рынке недвижимости, потому что мигранты, приезжая в столицу, формируют дополнительный спрос на жилье. Например, жители нефтедобывающих провинций предпочитали покупать квартиры в Москве, а не в своих регионах. Имея неплохие доходы, они вполне могли купить жилье в столице даже по завышенным ценам.

Вместе с тем приток мигрантов негативно повлиял на темпы роста заработных плат в столице. Если по темпам роста цен на недвижимость Москва в период с 2002 г. занимала одно из первых мест в стране, то по темпам роста заработных плат, наоборот, одно из последних. Мигранты, готовые работать на менее привлекательных условиях, чем жители столицы, оказывали давление на рынок труда, что тормозило рост зарплат. С точки зрения мотивации самих москвичей это привело к тому, что роль недвижимости возрастала, а роль заработной платы ослабевала.

«ЭЖ»: Как бы вы охарактеризовали состояние среднего класса российской провинции? Если судить по вашему исследованию, в процентном отношении доля среднего класса там явно меньше, чем в столице, — не более 20%…

Д.М.: Должен сказать, что у среднего класса за пределами Москвы другие приоритеты. Нигде в крупных городах жилье не играет такой значимой роли, как в Москве.

У среднего класса в провинции другая проблема. В отличие от среднего класса Москвы он тесно связан с местными властями. Не имея возможности получать независимые от власти доходы от недвижимости, средний класс обеспечивает свое благосостояние либо за счет бизнеса, либо за счет работы в государственных структурах. Но, занимаясь бизнесом, представители регионального среднего класса, как правило, попадают в зависимость от органов власти различных уровней, в том числе от региональных и муниципальных администраций. Они оказывают огромное влияние не только на условия ведения бизнеса, но и на другие аспекты жизни, например на политическую активность. Такого рода ограничения накладывают отпечаток на мотивацию среднего класса в регионах. В частности, предприниматели в большей степени стараются искать покровительство власти, нежели заниматься повышением конкурентоспособности своего бизнеса. Результаты подобной бизнес-стратегии предсказать нетрудно.