1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1663

Можно ли сократить имущественное неравенство?

Углубление пропасти между богатыми и бедными — следствие устойчивого превышения темпов роста прибыли на капитал в сравнении с темпами экономического роста. Таков важнейший посыл книги французского экономиста Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке» («Capital in the Twenty-First Century». Некоторые её положения были рассмотрены в статье «О капитале и справедливости в XXI веке» — см. здесь же). Доход между трудом и капиталом, созданное богатство распределяются всё более несправедливо и неравномерно. В итоге усиливается общественное неравенство. Вопрос «Может ли капитал стать социально справедливым?» остаётся открытым.

*****

Статья написана с использованием материалов конспекта книги Пикетти (проект Smart Reading) в изложении Slon.ru (http://slon.ru/biz/1155836/).

*****

В условиях современной рыночной экономики обостряется противоречие между классическим посылом равенства прав и возможностей и усиливающимся социальным расслоением общества. Упования на человеческий капитал при существующей системе распределения национального и глобального дохода не оправдываются. Индивидуальный успех в значительной степени зависит от семейных связей и доставшегося наследства. Распространённое утверждение о всеобщем выигрыше от экономического роста, о капитале, теряющем своё значение, оказалось не соответствующим действительности.

Технический прогресс, образованность, передовые коммуникации, эффективность хозяйственных связей, взаимозависимость экономик отдельных государств, внутристрановые законодательные акты и различные международные соглашения, наднациональные организации и неформальные структуры, другие новации последнего времени, так или иначе воздействуя на данную социально-экономическую проблему, даже совокупно не вносят достаточный вклад в её решение.

Неудивительно, что после мирового кризиса 2008—2009 гг. тема социального неравенства в рамках G-8 и G-20, на заседаниях ВТО и ОЭСР, на экономических форумах (Давос, Санкт-Петербург и др.) одна из наиболее актуальных и обсуждаемых.

Установлено, что до конца XIX века экономика росла крайне медленно, а уровень доходности капитала значительно превышал уровень роста экономики. Следствием углубляющегося социального неравенства — с наступлением XX столетия — стали военно-политические и экономические мировые катаклизмы, объективно означавшие необходимость усиления роли государства в общественных процессах.

Одновременно с этим, в период с 1914 по 1950 гг., начался обратный процесс — рост экономики превысил рост доходности капитала. Последняя сократилась с 4—5 до 1—1,5%. Однако в дальнейшем произошёл очередной разворот и процесс ускорился: в 1970-е гг. общий размер частного капитала был в 2—3,5 раза больше размера годового национального дохода, в нынешнем десятилетии разница уже достигла 4—6 раз.

Следует особо подчеркнуть, что в середине XX века в развитых странах началось активное формирование многочисленного среднего класса, сопровождающееся соответствующим перераспределением значительной части производимого богатства.

Информация к размышлению
Российский средний класс, призванный быть важнейшим драйвером экономического роста, обеспечивающий в обществе социальную стабильность, растёт намного медленнее экономики (1 п.п. в среднем за 2004—2011 гг.). Это происходит в основном за счёт госслужащих, силовиков и бюджетников при сокращении доли предпринимателей, руководителей и специалистов высшей квалификации из рыночного сектора («Финмаркет», 23 сентября 2014 г.).

К концу столетия доля богатейшего 1% населения в национальном богатстве ведущих стран мира уменьшилась до 20—25% при сохранении крайне неравномерного общего распределения богатства. Именно в этот период укрепилось мнение о реальной возможности достичь жизненного успеха благодаря личным талантам и стараниям.

Информация к размышлению
1. В США, стране с наиболее либеральной экономикой, ставка налога на высокие доходы (1919—1922 гг.) и на наследство (1937—1939 гг.) превышала 70%. Цель заключалась не столько в пополнении госказны, сколько в ограничении роста социально неприемлемых и экономически неэффективных размеров максимальных доходов и наследств по меркам того времени.
2. В результате налоговой реформы 1986 г. максимальная ставка подоходного налога в США упала до 40%. Одно из последствий — резкий рост доходов менеджеров высшего звена.

К началу 2010-х гг. в США доля совокупного фонда оплаты труда, распределяемая в пользу 1% населения, достигла 8%, а доля доходов богатейшего 1% населения в национальном доходе выросла с 9% в 1970-е гг. до 20% в 2010-е гг. Для всего остального населения США рост доходов не превысил 0,5%. Аналогичная тенденция наблюдалась и в Европе.

Тогда же и был зафиксирован современный тренд увеличения доходности капитала (в среднем на 3—4% в год) по сравнению с ежегодным уровнем роста экономики (в среднем на 2—3%).

Информация к размышлению
1. Автор предполагает, что во второй половине XXI века глобальный рост экономики составит 1,5% в год, а уровень сбережений порядка 10%. Отсюда семикратное превышение размера глобального капитала над размером глобального дохода.
2. В рейтинг-2014 по версии Forbes вошли 1645 человек с состоянием от 1 млрд долл. Их совокупное состояние составляет 6,4 трлн долл. — на 1 трлн долл. больше, чем годом ранее (http://www.forbes.ru/rating/milliardery-package/251646-mirovoi-reiting-milliarderov-2014).

Для сравнения: в 2013 г. рост состояний миллиардеров составил 15%, а мировой ВВП увеличился на 3% (данные МВФ).

Представленные выше данные свидетельствуют, что сокращение концентрации капитала и его «распыление» с одной стороны, эффективная политика государственного участия в экономике — с другой ведут к более равномерному распределению доходов. Важнейшее следствие — снижение степени социального неравенства в обществе.

Когда государство уменьшает своё присутствие и отдаёт экономическую ситуацию на откуп рынку, в частности, снижает размеры подоходного налога под предлогом стимулирования деловой активности, дифференциация по доходам, как правило, возрастает. Это происходит и в случае благоприятных внешних воздействий, не зависящих от решений руководителей — их доходы растут одновременно с доходами управляемых ими компаний.

Примеры российской действительности последних лет свидетельствуют, что доходы членов правления и советов директоров (в первую очередь в банковско-финансовой сфере и топливно-энергетическом комплексе) существенно растут даже при снижении экономических показателей компаний.

*****

Значительно увеличивает разрыв уровней доходов разных социальных групп неравенство во владении богатством и последующем распределении дохода на капитал.

Информация к размышлению
В США 10% наиболее высокооплачиваемых работников получает 25—30% общей суммы национального дохода, приходящегося на оплату труда. Столько же в совокупности получают низкооплачиваемые 50% работников. В то же время богатые 10% населения, получающие доход от капитала, владеют 72% от всего национального богатства, а беднейшие 50% населения распоряжаются только 2% национального богатства.

Как видим, владение капиталом в разы увеличивает возможность повысить личное благосостояние в сравнении с возможностями оплаты труда (включая различного рода дополнительные выплаты — вознаграждения, бонусы и пр.).

Из представленных данных следует, что в современных условиях доходы на капитал от унаследованного богатства могут значительно превышать заработанные (трудовые) доходы. Несколько затормозившись в середине XIX века, этот процесс набирает силу в развитых и развивающихся странах, усиливая имущественное неравенство граждан.

На примере Франции сделан вывод, что при продолжении наблюдающейся тенденции к середине нынешнего столетия доля унаследованного богатства будет составлять 90% всего частного капитала, то есть вернется к уровню, существовавшему в начале XX века.

Прирост капитала также неравномерен: при средней величине 4% в год крупнейшие состояния увеличиваются на 6—7%, а более мелкие — на 2—3%.

В настоящее время 0,001 населения земного шара владеет, в среднем, капиталом в 10 млн евро и распоряжается 20% глобального богатства. При сохранении тенденции шестипроцентного роста доходности крупных состояний при среднем приросте глобального капитала 2% в год через 30 лет эта группа населения будет контролировать 60% глобального богатства.

Отсюда следует, что дальнейшее обогащение богатых будет происходить за счёт обеднения среднего класса, а это ставит под сомнение возможности эффективного функционирования современных демократических институтов.

*****

Анализируя основные, по мнению автора, причины возникновения социально-экономического неравенства, грозящие непредсказуемыми пертурбациями, он указывает предпочтительные пути их преодоления: объективно растущая роль государства в экономике, обоснованная налоговая политика, контроль за глобально распределяемым богатством и финансовая прозрачность капиталов.

Выводы и предложения кратко заключаются в следующем:

1. Государство должно активно участвовать в регулировании экономики и усиливать свою социальную ориентацию (не путать с государственным патернализмом! — В.Т.) без ущерба бизнес-активности граждан.

Между тем в структуре доходов российских граждан происходят серьёзные изменения: доля доходов от предпринимательской деятельности снизилась с 11,6% в 2000—2009 гг. до 8,7% в 2010—2013 гг. Почти вдвое с 2000 г. сократилась доля доходов от собственности. Доля зарплат 63—66%, порядка 28% от неё — скрытые заработки. Возросла доля социальных выплат: в 2012—2013 гг. они достигли 18%, превысив показатели 1970—1980 гг. — 14—16% («Финмаркет», 23 сентября 2014 г.).

2. Актуально введение прогрессивного подоходного налога, позволяющего снизить имущественное неравенство, в США ввести 80-процентную (!) ставку подоходного налога в размере на доход свыше 1 млн долл. в год. Для стимулирования инвестиций в образование и здравоохранение — поднять до 50—60% ставку налога на доходы, превышающие 200 000 долл. в год.

3. Пришло время подумать о глобальном прогрессивном налоге на богатство, предотвращающем рост имущественного неравенства. В отличие от налога на доходы от капитала, он должен позволить более справедливо оценивать и облагать налогом очень крупные состояния. Ставка налога должна быть низкой, не более нескольких процентов. Налог на богатство должен быть адаптирован к капитализму XXI века.

4. Необходимо отслеживать распределение богатства в мире и обеспечить прозрачность потоков финансовых капиталов. Как показывает недавний опыт, их неконтролируемое перемещение и концентрация ведёт к мировому финансовому, а затем и полномасштабному экономическому кризису.

Информация к размышлению
Власти США ужесточили правила налогообложения, пытаясь сдержать волну «налоговой инверсии», позволяющей существенно сократить налоговые выплаты смены налогового резидентства через приобретение конкурентов в европейских и других странах, где действует более мягкое налоговое законодательство. Причина — ставки налога на прибыль в США входят в число самых высоких в мире. Налоговая инверсия применяется американскими фирмами, если как минимум 20% объединённой компании принадлежит акционерам за пределами США. Новые правила вступили в силу немедленно («Финмаркет», 23 сентября 2014 г.).

Т. Пикетти с сожалением констатирует, что сформулированные предложения скорее утопичны, нежели реальны. Становление олигархических режимов вероятнее адекватных демократических и структурных преобразований, достижения баланса между социальной справедливостью и индивидуальной свободой.

Завершая исследование, Пикетти прогнозирует, что концентрация богатства и тенденция разрыва в благосостоянии между богатейшими 10% населения и остальными жителями будет расти в течение всего текущего столетия, а роль наследства в социальной иерархии и шансах добиться жизненного успеха будет преобладать над личными качествами индивида.

Однако предпринимаемые меры государственного вмешательства не приносят желанных результатов, подрывая фундаментальные принципы современных демократий.

Но не всё так пессимистично...

*****

Попытки преодолеть последствия глобального экономического кризиса имеют фундаментальный порок: они игнорируют иное качество сложившихся в современном мире отношений между миром капитала и миром труда.

Верно заметил Лоренс Брам (социальный предприниматель, консультант правительств Китая, Вьетнама и ряда других стран Азии по вопросу экономических реформ): экономика — это не цифры, а прежде всего люди.

Очевидно, что социальное неравенство в различных странах, независимо от уровня их экономического развития, во многом связано с существующей (веками формировавшейся) практикой распределения дохода, полученного общественным трудом.

В России ситуация усугубляется не только несправедливым распределением результатов труда, но и продолжающимся фактическим отчуждением работников от средств производства вследствие растущей концентрации общественных богатств в руках меньшинства. Старт процессу был задан тотальной приватизацией 1990-х, преследовавшей, в первую очередь, не достижение экономической эффективности, а необратимый слом советской политической системы.

Иными словами, существует глобальный тренд растущего противоречия между общественным характером труда и частной формой присвоения производимого продукта.

В пользу такого вывода свидетельствуют результаты опроса читателей газеты «Экономика и жизнь» и студентов экономических специальностей вузов более чем в 20 российских регионах (см. таблицу).

Таблица. Из права собственности на средства производства не должно следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности, %

Варианты ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не должно

62

54—60

Должно

29

35—39

Другое

7

9—13

Затрудняюсь ответить

2

< 2

Свыше половины респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда результаты общественного труда безоговорочно достаются собственникам средств производства. Традиционную точку зрения разделяют чуть более трети опрошенных.

Результаты опроса ставят под сомнение классическую аксиому рыночной экономики о неотъемлемом праве частных собственников средств производства присваивать результаты общественного труда, полученные с использованием этой собственности.

Не с растущим ли анахронизмом такого права связана проблема социального неравенства и несправедливости, всё более тревожащая мировое сообщество?

Информация к размышлению
Папа Римский Иоанн Павел II, в миру Кароль Войтыла, в энциклике «Laborem exercens» («Совершая труд», 1981 г.) писал: «Правильное отношение к труду и к трудящемуся, включённому в производственный процесс, требует введения разных изменений, даже в области права на владение средствами производства» (выделено мной. — В.Т.).

Неудивительно, что постепенно вызревает понимание актуальности баланса между частной коммерческой выгодой и социальной полезностью национального дохода, полученного общественным трудом, необходимости избегать крайностей и настойчиво минимизировать противоположные социальные группы очень богатых и очень бедных.

*****

Подтверждение сказанному — в присуждении Нобелевской премии в 2009 г. Элинор Остром, доказавшей, что вопреки существующим представлениям «индивиды обладают поразительно высокой способностью к самоорганизации и самоуправлению; в большинстве случаев локальные сообщества оказываются в состоянии собственными силами, без всякого вмешательства извне успешно справляться с проблемой коллективного действия». Были опровергнуты долгое время доминировавшие представления, согласно которым «зона кооперативного поведения в чело­веческих сообществах исчезающе мала». (выделено мной. — В.Т., «Экономический журнал Высшей школы экономики», № 1, 2010 г.).

Работы Остром — это успешная системная попытка преодолеть одну из основных дихотомий современной политэкономии: абсолютизацию либо рыночных принципов, либо тотального государственного регулирования, либо плана, либо рынка.

Упорно критикуемая коллективная форма владения, хозяйственного распоряжения, пользования и управления во многих случаях оказывается более эффективной в сравнении с частной или государственной, и не обязательно должна вписываться в парадигму противоположных схем, основанных на государственном регулировании либо приватизации. При этом самоуправляемые сообщества могут эффективно использовать и производить общественный ресурс.

Информация к размышлению
1. Крупнейший современный социолог Иммануил Валлерстайн полагает, что либеральная программа улучшения мира обнаружила свою несостоятельность в глазах подавляющей массы населения Земли, «капиталистический мир вступил в свой терминальный, системный кризис» («Независимая газета», 17 января 2014 г.).
2. Брам, соавтор «Гималайского консенсуса»: «Время неолиберализма и рыночного фундаментализма, шоковой терапии и монолитной глобализации, основанных на жадности, ушло… Развитие местных экономик и поддержка первичных общественных производственных коллективов — честная основа для водной и продовольственной безопасности, предотвращения этнического насилия и террора в обоих мирах: развитом и развивающемся. Сейчас время для поиска и нахождения среднего пути экономики».

И далее: модель «одновременной и необузданной либерализации всех рынков… исказила мысли Адама Смита, а затем довела искажения до крайности, игнорируя этнические, социальные, религиозные, демографические или географические факторы» (выделено мной. — В.Т.).

Очень точная характеристика мышления и действий наших либералов — до сих пор не преодолённых …

*****

Несправедливое распределение производимых благ, социальное неравенство, имущественное расслоение — есть, в конечном счёте, следствие исторического противоречия между трудом и капиталом, между теми, кто производит, и теми, кто владеет.

Чем выше технологический уклад, тем больше спрос на инновации, знания, умения, таланты, вкладываемые в каждую единицу общественно производимого товара и оказываемой услуги. Однако общественному характеру современного производства противоречит частная форма присвоения.

Чтобы создаваемое общественным трудом конкретное богатство потреблялось справедливо, оно должно быть конкретно общественным по принадлежности. Отчуждение индивида от результатов труда, от соответствующей доли национального дохода есть следствие отчуждения от капитала. Но то, что было исторически закономерно в рамках предыдущих общественных формаций и технологических укладов, теперь становится всё более очевидным анахронизмом.

Распыление капитала, его распределение (на тех или иных условиях) среди множества непосредственных производителей — перспективный путь преодоления возникших социально-экономичеких проблем. Вместо грозных протестов и разрушительных революций — эволюционная, поступательная демократизация всей совокупности экономических отношений. Вместо разрывающего общество деления на богатеющее меньшинство и беднеющее большинство — достойный вклад в формирование среднего класса как доминирующей социальной группы, движущей силы цивилизационного развития.

Подобный подход с 1970-х гг. (без малого полвека!) последовательно реализуют в ведущих экономиках: в частности, от простого наделения акциями работников до концентрации в их руках контрольного пакета акций компаний, в которых они трудятся.

Такие компании — акционерные общества работников (народные предприятия) по терминологии Гражданского кодекса РФ — успешно работают и в нашей стране («Народные предприятия России» и др. статьи — см. здесь же).

Именно становление работника труда одновременно в качестве работника капитала даёт ему право быть совладельцем результатов труда, в производстве которых он лично участвует (за что получает трудовой доход) и использует свой капитал (получая справедливый доход от капитала). Такие совладельцы-собственники, в отличие от наёмных работников или хозяев-частников, как правило, более мотивированы не только заинтересованно трудиться, но также быть соинвесторами своего предприятия, не «проедать», а направлять порядка половины прибыли на модернизацию производства.

Открывается немало перспективных возможностей, например, относящихся к пенсионной проблеме. Накапливаемый работником пакет акций при выходе на пенсию выкупается предприятием (так велит Федеральный закон № 115-ФЗ) — а это десятки, сотни тысяч и даже миллионы рублей. Чем не личный трудовой вклад работника в обеспеченную старость, заодно снижающий давление и на госбюджет, и на пенсионную систему?

Для таких предприятий, собственниками которых являются сами работники, характерны социальная ответственность, прозрачность финансовых потоков, своевременные отчисления в бюджеты разных уровней, заинтересованное сотрудничество в развитии территорий и т.д.

*****

Итак, можно ли сократить имущественное неравенство? Может ли капитал быть социально справедливым?

Один из путей решения проблемы переход от противостояния к союзу труда и капитала, становление работника труда и как работника капитала, имеющего право не только на зарплату наёмника, но и на долю дохода на принадлежащий ему капитал. За коллективными формами собственности – большое будущее, а не прошлое – в чем пока довольно успешно либералы продолжают убеждать власть и общество.

Закономерен вопрос: «Если экономика неэффективна — в тех ли руках капитал?»

Папа Римский Иоанн Павел II: «Каждый, в силу своей причастности к труду, считается в полном смысле слова совладельцем того великого предприятия, на котором он трудится вместе со всеми… Самим актом своего труда человек становится господином на своём рабочем месте, хозяином трудового процесса, хозяином продуктов своего труда и их распределения» (выделено мной. — В.Т.).

Всё ещё неясно?