1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 726

Санкции Запада помогут спасать российское село

Началось движение в сторону корректировки Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013—2020 гг., о необходимости уточнения параметров которой «ЭЖ» писала месяц назад (№ 32).

Уже в этом году 361 семейная животноводческая ферма получит по 3,8 млн руб. правительственных грантов каждая. Также до конца года еще 2203 начинающих фермера получат гранты из федерального бюджета по 1,04 млн руб. на каждый стартап.

Нет худа без добра

О том, что государственная казна открылась и для мелких отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей, стало известно по итогам прошедшей в августе в Санкт-Петербурге международной выставки «АгроРусь». Вместе с продуктами отечественного агропромышленного комплекса и импортной продукцией она напомнила народную мудрость о том, что не было бы счастья, да несчастье помогло. Особой популярностью у посетителей выставки пользовались российские стенды с отечественными продуктами питания. Хотя вопреки западным экономичес­ким санкциям против России участниками выставки были поставщики сельскохозяйственной продукции из Германии, Польши, Финляндии, Греции. Правда, их экспозиции пользовались меньшим вниманием, чем павильоны Китая, Казахстана и даже Замбии.

«АгроРусь» наглядно продемонстрировала точность вывода «ЭЖ» о том, что вынужденное российское эмбарго на ввоз продовольствия из-за рубежа поможет возродить отечественное сельскохозяйственное производство. Так, заместитель министра сельского хозяйства РФ Александр Петриков заявил, что аграрный потенциал России способен обеспечить не только импортозамещение продовольствия, но и превратить нашу страну в крупного игрока на мировом агропромышленном рынке. Для этого нужно внести поправки в действующую госпрограмму развития отрасли на период до 2020 г., добавил государственный статс-секретарь. По его словам, соответствующие предложения по корректировке государственной программы будут внесены в правительство уже в сентябре.

Существенные поправки вносятся также в Закон о сельскохозяйственной кооперации (от 08.12.95 № 193-ФЗ) и Закон о фермерском хозяйстве (от 11.06.2003 № 74-ФЗ) с целью переместить центр прибыли от посреднических фирм и торговых сетей к сельхозтоваропроизводителям. Фермер сам разберется, с кем и как делиться, как это происходит в соседней Финляндии, считает ректор Санкт-Петербургского государственного аграрного университета Виктор Ефимов.

Пример Финляндии приведен не случайно. Страна, еще 100 лет назад бывшая российской провинцией, далеко вперед ушла от прежней директории по уровню жизни населения, не имея ни месторождений углеводородов, ни другого экспортируе­мого сырья. Средний заработок финна в три раза выше, чем у среднестатистического россиянина. Граждане Финляндии не платят за воспитание малышей в детских садах, за медицинские услуги — это бюджетные расходы.

Нужна корректировка в мозгах

Корректировки законодательства и госпрограмм мало. Нужно менять наш менталитет, считает генеральный директор компании «АБК — Новая Сибирь» из Новосибирска Игорь Макурин. А для этого, по его убеждению, нужны экономичес­кие стимулы, меняющие сознание. Чтобы предприниматели не считали нормой откаты чиновникам, а нарушитель правил дорожного движения не откупался деньгами от остановившего его инспектора ­ГИБДД. Предприниматель из Сибири убежден, что главным экономическим фактором изменения менталитета является легальная частная собственность.

«Обладание частной собственностью постепенно сформирует привычку к ответственному поведению ради ее сохранения, к рациональному мышлению, самоконтролю и дисциплине, к ответственности за то, что происходит в селе, в городе, в стране. Люди перестанут считать себя «маленькими». Это шаг к гражданскому обществу, пишет сибирский аграрий в изданной в Санкт-Петербурге брошюре «ДЕколлективизация. Как вернуть землю народу?», во многом полемической, но полезной и для исследователя, и для практика муниципального и государственного управления.

Заочно согласен с ним министр сельского хозяйства России Николай Федоров. Говоря с представителями федеральных СМИ об АККОР — Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России, он отметил, что крупнейшее объединение фермеров США — Американская федерация фермерских бюро — объединяет более 6 млн фермерских семей, а наш ­АККОР — менее 20 000. Возможно, что министр имел в виду действующие фермерские хозяйства, поскольку, по статистике ­АККОР, в ней числится 93 000 фермерских хозяйств. Как бы ни считал руководитель аграрного ведомства, он прав в том, что с нашим объединением фермеров и крестьян не считаются ни губернаторы, ни депутаты, ни сенаторы. Согласившись с главным аграрием страны, можно добавить, что ­АККОР не имеет авторитета и в муниципальной среде, хотя, как говорится, сам Бог велел ему работать с местной властью. Кому, как не защитнику интересов тех, кто работает на земле, способствовать становлению земства в современной России?! Тем более что среди шести уставных целей ассоциации значатся пунк­ты о всемерном содействии развитию сельских территорий и об улучшении условий жизни лиц, занятых в сельском хозяйстве. В связи с этим одними из своих ключевых задач ­АККОР называет:

  • развитие социальной структуры в сельской местности,
  • создание нормальных условий жизни на селе.

А это все — основное предназначение сельских органов местного самоуправления. Казалось бы, флаг в руки и вперед к сельским муниципалитетам. Ан нет, отношения фермерского объединения с региональной властью и с органами местного самоуправления, скорее, упряжка из рака, лебедя и щуки из крыловской басни, чем взаимодействие. В России сейчас 85 субъектов Федерации, включая Крым и Севастополь, а регио­нальные крестьянские союзы и ассоциации, по отчетам ­АККОР, сформированы в 63 регионах. В них числится около 600 объединений районного уровня. По состоянию на 1 января 2014 г., по сведениям упраздненного на днях Министерства регионального развития РФ, в стране насчитывалось 1815 сельских муниципальных районов.

Местная власть снова на обочине событий

Пока федеральные ведомства и крупный аграрный бизнес прилагают усилия, чтобы накормить страну отечественными продуктами питаниями, местная власть в сельской местности пребывает в привычном полудремотном состоянии. Уже мелкие предприниматели теребят инстанции расширить торговые площадки для них до 30% от общей торговой площади в городах, а сельские администрации предпочитают не тревожить региональную власть. Даже ярмарки выходного дня — регулярные фермерские рынки вне пределов районного центра — организуются без их участия.

Нет у местного самоуправления экономических стимулов наращивать на своих территориях сельскохозяйственное производство. Потоки налогов от предпринимательской деятельности и НДФЛ уходят в вышестоящие бюджеты, чтобы вернуться каплями отчислений по региональным нормативам. Замена двух чисто местных налогов — с недвижимости граждан и их земельных участков — на единый налог, взимае­мый по кадастровой стоимос­ти недвижимости, растянулась на долгие годы. Вот и вырастают в сельской местности огромные торговые и развлекательные комплексы без участия или при формальном участии поселенческих органов местного самоуправления. И на перевод земельных площадей из одной категории в другую — к примеру, из земель сельскохозяйственного назначения в земли поселений или в земли под жилищное и коммерческое строи­тельство — сельские муниципалитеты повлиять не могут. Вышестоящие органы власти просто ставят их в известность и требуют, чтобы местный глава не тянул резину и расписывался под нужными бумагами как можно быстрее. Строптивых наказывают недофинансированием местных бюджетов из полагающихся им крох отчислений из региональных бюджетов — неотъемлемой части государственного бюджета.

Если вместе с новациями в сельскохозяйственном производстве не принять сейчас мер по обеспечению финансовой самостоятельности сельских муниципальных образований, то на институт местного самоуп­равления нужно будет положить большой крест, чтобы он не поднимался больше из могилы, а продовольственное самообеспечение страны отдать на откуп крупным агрохолдингам, не отвлекая бюджетные деньги на поддержку фермерских хозяйств и сельских предпринимателей.

Динамика производства отдельной сельскохозяйственной продукции в России

Вид продукции

Производство по годам

1990

2008

2020 (прогноз)

Молоко, млн т

55,7

32,4

38,2

Мясо в живом весе, млн т

14,9

9,2

14,1

Масло сливочное, тыс. т

833,0

272,0

280,0

Зерновые, млн т

117,0

108,0

115,0

Картофель, млн т

31,0

28,8

34,0

ИСТОЧНИК: Государственная программа развития сельского хозяйства РФ в 2013—2020 гг.

Доля личных подсобных хозяйств и крестьянских фермерских хозяйств в общем объеме сельскохозяйственного производства по итогам 2013 г.

Вид продукции

% от общего объема

Картофель

89

Овощи

84

Молоко

54

Мясо скота и птицы

33

ИСТОЧНИК: Министерство сельского ­хозяйства РФ