1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2327

Материнское общество не обязано следить за активами и сделками дочерней компании

Крупная сделка с заинтересованностью, совершаемая дочерним обществом, требует соответствующего одобрения, в том числе материнской компанией. Если такая компания не изъявила должным образом согласие на заключение сделки, то в течение года вправе оспорить ее в суде. При этом годичный срок исчисляется со дня, когда материнская компания узнала или должна была узнать о нарушении своих прав. Но этим днем не обязательно является день передачи реализованного актива дочерним обществом продавцу, ведь материнская компания не обязана контролировать движение имущества дочернего общества (постановление Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 8194/13 по делу № А50-9892/2012, опубликовано 27.05.2014).

Суть дела

Участниками ООО (далее — общество, дочернее общество) являлись два ООО с долями в уставном капитале (УК) 90% (далее — головное общество) и 10% (далее — второй участник). Директорами дочернего общества и второго участника были два родных брата. Они же являлись участниками в равных долях второго участника.

Дочернее общество 29 октября 2007 г. провело внеочередное собрание участников, на котором было принято решение об одобрении сделки по продаже нескольких объектов недвижимости, принадлежащих дочернему обществу на праве собственности, как крупной и сделки с заинтересованностью.

Головное общество 10 апреля 2008 г. было признано банкротом, был назначен конкурсный управляющий.

Второй участник 4 мая 2009 г. (далее также — покупатель) приобрел у общества (далее также — продавец) по договору купли-продажи выше­указанное имущество. Продавец обязался передать в собственность покупателя объекты на основании акта приема-передачи в течение семи дней с момента подписания до­говора. Директора-братья подписали от имени дочернего общества и его второго участника договор купли-продажи. Стороны договорились, что обязательство продавца по передаче объектов недвижимос­ти считается исполненным с момента подписания акта, который был подписан в тот же день. В результате сделки все активы дочернего общества — продавца перешли ко второму участнику — покупателю, за которым 17 июня 2009 г. были зарегистрированы соответствующие права.

Полагая, что от имени последнего договор подписало неуполномоченное лицо, конкурсный управляющий 22 мая 2012 г. обратился в суд с иском к дочернему обществу и его второму участнику с требованиями:

  • признать сделку купли-продажи имущества недействительной;
  • применить последствия ее недействительности;
  • исключить из ЕГРП запись о праве собственности на данное недвижимое имущество второго участника дочернего общества;
  • восстановить записи о праве собственности на это имущество у дочернего общества.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.

Крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества стоимостью 25% и более стоимости имущест­ва общества. Стоимость активов определяется на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмот­рен более высокий размер крупной сделки. Решение об одобрении крупной сделки должно быть принято на общем собрании участников (п. 1, 3 ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон № 14-ФЗ).

Сделки, в совершении которых имеется заинтересованность лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества (в данном случае — директора), должны быть одобрены на общем собрании общества. Директор являлся заинтересованным в совершении спорной сделки, учитывая, что, действуя от имени общества, продавал все активы общества одному из его участников, директором которого был его брат (п. 1—3 ст. 45 Закона № 14-ФЗ).

Ответчик не опроверг доводы истца о том, что по сделке было отчуждено все имущество, принадлежащее дочернему обществу, а сделку от имени обществ подписали родные братья. Следовательно, сделка была отнесена к крупной и заключенной с заинтересованностью.

Решение об одобрении сделки никем не было оспорено и не признано недействительным в установленном законом порядке.

Ответчик заявил о пропуске срока исковой давности, которую суд и применил (п. 2 ст. 199 ГК РФ).

Срок исковой давности по требованию о признании спорной сделки недействительной и о применении последствий ее недействительнос­ти равен одному году (п. 2 ст. 181 ГК РФ). По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения (п. 2 ст. 200 ГК РФ).

Суд исчислял срок исковой давнос­ти со дня подписания акта приема-передачи спорного имущества, то есть с 4 мая 2009 г. К момен­ту подачи иска в суд этот срок был пропущен. Соответственно, не подлежали удовлетворению и требования об исключении одной записи из ЕГРП и восстановлении другой.

В суде апелляционной инстанции дело не рассматривалось из-за пропуска конкурсным управляющим срока на подачу апелляционной жалобы.

Окружной суд оставил решение суда первой инстанции в силе, поддержав высказанную им позицию.

Кроме того, судьи указали, что срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки (п. 1 ст. 61.9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Головное общество не доказало, что его конкурсный управляющий, надлежащим образом исполняя возложенные на него обязанности, не знал и не мог узнать о совершении оспариваемой сделки и обратиться с соответствующим иском в пределах срока исковой давности.

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Суды исчисляли срок исковой давности с момента, когда истец должен был узнать о нарушении оспариваемой сделкой его прав, который связывали с фактической передачей имущества по договору купли-продажи (4 мая 2009 г.). Однако суды не приняли во внимание, что по смыслу п. 2 ст. 32 Закона № 14-ФЗ после назначения директора общества у участника этого общества отсутствует обязанность постоянного самостоятельного контроля за деятельностью общества, в том числе посредством регулярной проверки состава его основных средств и иного имущества.

Материнское общество ссылается на то, что о сделке по продаже недвижимого имущества дочернего общества оно узнало лишь из письма его директора от 23 мая 2011 г., то есть через два года после передачи актива. Оно не было поставлено дочерним обществом в известность о совершении сделки, в том числе путем созыва очередного общего собрания участников с целью утверждения бухгалтерской отчетности. Поэтому вывод судов о том, что головное общество должно было узнать об оспариваемой сделке не позднее срока, установленного для проведения общего годового собрания участников общества, необоснован и противоречит нормам о сроках исковой давности по недействительным сделкам (п. 2 ст. 181 ГК РФ).

Доказательств того, что истец мог и объективно должен был узнать о нарушении его прав оспариваемой сделкой ранее, чем в день получения письма от 23 мая 2011 г., ответчиком не представлено.

Кроме того, суды не обратили внимания на то, что само письмо было подписано от имени дочернего общества лицом, которое одновременно являлось конкурсным управляющим головного общества. А оно ссылалось на это письмо как на начало течения срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной.

Требование о возмещении убытков может быть предъявлено не участником, а самим юридическим лицом к старому директору. При этом срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором (п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Данная правовая позиция, по мнению судей, применима и при оспаривании сделок юридического лица, если соответствующие органы управления не были заинтересованы в таком оспаривании.

Поэтому при новом рассмотрении суду следует установить обстоятельства, касающиеся незаинтересованности конкурсного управляющего в оспаривании договора купли-продажи как директора дочернего общества, и когда все-таки конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о совершении оспариваемой сделки и нарушении его прав.

Президиум ВАС РФ обратил внимание на протокол об одобрении оспариваемой сделки учредителями общества от 29.10.2007, уже после поступления в суд двух заявлений о признании головного общества банкротом, от имени которого сделка одобрена гражданкой, которая в этот же день была зарегистрирована в качестве генерального директора данного общества. Прежний участник и директор головного общества с августа 2007 г. признан пропавшим без вести. Основания возникновения у этой гражданки прав на доли в уставном капитале головного общества судами не устанавливались. Заключение самого договора купли-продажи, а также фактическая передача спорного имущества с регистрацией перехода права имели место после введения в отношении головного общества конкурсного производства, о чем было известно сторонам оспариваемой сделки.

В этой связи судам следовало, помимо прочего, оценить основания и цели получения корпоративного контроля над головным обществом данной гражданкой, которая в первый же день регистрации в качестве генерального директора общества, зная о заявлениях о признании общества банкротом, одобрила сделку по отчуждению основного актива.

В деле имеется оговорка о пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.