1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 676

Сделка под давлением: как разрешить спор между дочерним и основным обществами о причинении убытков

На акционерах дочернего общества лежит бремя доказывания использования основным обществом имеющегося у него права или возможности повлиять на дочернее общество в целях совершения последним определенного действия, факта причинения этим убытков дочернему обществу и их размера. На основном обществе лежит бремя доказывания отсутствия его вины (Определение ВС РФ от 20.05.2015 № 303-ЭС14-7854).

Суть дела

ОАО «Внешнеэкономическое акционерное общество по туризму и инвестициям „Интурист”» (далее — ОАО «Интурист», основное общество) владело 51% акций дочернего общества ЗАО «Интурист-Находка», зарегистрированного в 2002 г.

ОАО «Интурист» является правообладателем комбинированного товарного знака «ИНТУРИСТ/­Intourist» (свидетельство № 155349), зарегистрированного 18.08.97 (с приоритетом от 23.08.96) в отношении товаров (услуг) 1—42 классов МКТУ.

Вначале дочернее общество бесплатно пользовалось этим товарным знаком с ведома основного общества. В январе 2006 г. стороны заключили лицензионный договор, в соответствии с которым лицензиар (основное общество) предоставляет лицензиату (дочернее общество) на срок действия договора за вознаграждение, уплачиваемое лицензиатом, неисключительную лицензию на пользование названным товарным знаком. Ежемесячный размер вознаграждения составил 2000 долл. США (включая НДС). Срок договора истекал в 2016 г.

Дочернее общество исправно исполняло обязательства по лицензионному договору до сентяб­ря 2009 г. Общая сумма платежей за этот период составила 2 897 274 руб. Затем платежи прекратились. Это дало основному обществу повод для обращения в суд с иском к «дочке» о взыскании задолженности по договору и пеней (в 2011 г. стороны расторгли договор).

На основании решения Арбит­ражного суда города Москвы от 28.08.2012 по делу № А40-78469/12 (12-358) с ЗАО «Интурист-Находка» в пользу ОАО «Интурист» взыскана задолженность в размере 1 267 980 руб. и пени 443 800 руб. Дочернее общество обжаловало это решение в апелляционной и кассационной инстанциях, но безуспешно1.

Акционеры «дочки» также обращались в Арбитражный суд Приморского края с иском о признании недействительным упомянутого лицензионного договора как сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, совершенной с нарушениями требований о ее одобрении в соответствии с п. 1 ст. 84 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»2 (далее — Закон об АО). Но получили отказ в связи с пропуском срока исковой давнос­ти для признания недействительной оспоримой сделки3.

Наконец 23 мая 2013 г. акционеры «дочки» подали иск к основному обществу о возмещении убытков в размере более 4 609 054 руб. (сумма, оплаченная по договору, плюс взысканные суммы задолженности и пеней). Впоследствии сумма иска была уточнена и составила 3894485,97 руб. В обос­нование иска дочерняя компания указала, что основное общество причинило ей убытки, поскольку вынудило заключить спорный лицензионный договор на заведомо невыгодных условиях, касающихся стоимости использования товарного знака.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции принял решение в пользу дочернего общества (решение Арбитражного суда Приморского края от 03.04.2014 по делу № А51-15241/2013), основываясь на следующих аргументах.

В силу положений ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не преду­смотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками, согласно п. 2 данной статьи, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы.

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие в совокупности следующих элементов:

  • факт причинения и размер убытков;
  • противоправность деяний причинителя вреда;
  • причинную связь между нарушением права и возникшими убытками.

Акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу (абз. 4 ч. 3 ст. 6 Закона об АО). Убытки считаются причиненными по вине основного общества, только если оно использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого «дочка» понесет убытки.

Суд, в частности, принял во внимание тот факт, что на момент заключения лицензионного договора из пяти членов совета директоров дочернего общества, который определял стратегию компании, четверо являлись сотрудниками основного общества. Единственным независимым лицом в совете директоров «дочки» был гендиректор. Он пояснил, что при заключении спорного договора на него оказывалось давление со стороны вице-президента основного общества, который обещал выбрать нового директора, если спорный договор не будет заключен.

Для установления размера платы за пользование товарным знаком, принадлежащим ОАО «Интурист», суд назначил экспертизу. Согласно экспертному заключению итоговая величина рыночной стоимости неисключительного права пользования названным товарным знаком составила 239601,21 руб., то есть сумму, почти в 20 раз меньшую, чем фактически уплаченная дочерним обществом.

Вывод суда: основное общество использовало имеющиеся у него право и возможность влиять на заключение лицензионного договора, заведомо зная, что вследствие выполнения этого договора «дочка» понесет убытки.

Иск был подан в арбитражный суд 23 мая 2013 г. В связи с этим суд отметил, что срок исковой давнос­ти пропущен для платежей по договору, осуществленных до мая 2010 г., и взыскал с основного общества в пользу дочернего только сумму задолженности в размере 1 267 980 руб., оплаченную «дочкой» в 2013 г.

Ответчик настаивал, что ранее вынесенными судебными актами, на основании которых взыскана упомянутая задолженность, установлена правомерность лицензионного договора, следовательно, убытки возникнуть не могли. Суд этот довод отклонил, поскольку указанные судебные акты вынесены по иным основаниям, и констатировал, что сам по себе факт соответствия договора действую­щему законодательству не свидетельствует о невозможности причинения убытков стороне по такому договору.

Обе стороны остались недовольны принятым решением и обратились с апелляционными жалобами.

Пятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 09.07.2014 № 05АП-6930/2014 поддержал позицию истца и даже увеличил сумму, присужденную ему в возмещение убытков, до 1814175,49 руб.

Арбитражный суд Дальневосточного округа, куда с кассационной жалобой обратился ответчик, признал правомерными судебные акты нижестоящих инстанций (см. постановление от 08.10.2014 № Ф03-3918/2014).

После этого ответчик обжаловал принятые судебные акты в Верховный суд РФ.

Позиция Верховного суда

Ответчик, в частности, не согласился с отклонением судами его доводов о том, что в экспертном исследовании имелись существенные методологические ошибки, неверно применены правила об исковой давности (иск подан через семь лет после заключения догово­ра, о наличии которого акционеры не могли не знать) и п. 3 ст. 6 Закона об АО (основное общество не совершало действий, которые заведомо могли причинить убытки «дочке»).

В итоге дело было передано в Судебную коллегию по экономичес­ким спорам ВС РФ, которая отменила ранее принятые судебные акты и направила дело в суд первой инстанции на новое рассмот­рение (Определение ВС РФ от 20.05.2015 № 303-ЭС14-7854).

Приведем аргументы, которыми руководствовались судьи ВС РФ.

Вывод о том, что лицензионный договор является убыточной сделкой, основан на заключении судебной экспертизы. Между тем нижестоящие суды не учли следую­щие обстоятельства.

В пункте 28 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об акционерных обществах“» разъяснено, что при разрешении вопроса о наличии вины основного общества в причинении убытков дочернему обществу следует руководствоваться ст. 401 ГК РФ. Согласно данной статье лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

С учетом этих разъяснений, на акционерах дочернего общества лежит бремя доказывания использования основным обществом имеющегося у него права или возможности повлиять на дочернее общество в целях совершения последним определенного действия, факта причинения этим убытков дочернему обществу и их размера. На основном обществе лежит бремя доказывания отсутствия вины.

В рассматриваемом случае материалы дела свидетельствуют о том, что истец использовал обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком «ИНТУРИСТ / Intourist», в частности, на деловой документации (фирменных бланках и печати).

В то же время ответчик является всемирно известным продавцом на рынке туристических услуг. Неисключительные лицензии на использование своего товарного знака ответчик выдал целому ряду организаций, а не только дочер­нему обществу. Судьи напомнили, что правообладатель по своему усмотрению может разрешать или запрещать другим лицам использование средства индивидуализации. При этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Использование средства индивидуализации без согласия правообладателя незаконно, за исключением случаев, когда такое использование допускается ГК РФ.

Принимая во внимание высокую различительную способность товарного знака ОАО «Интурист», нет оснований для вывода о принципиальном отсутствии какой-либо экономической целесообразности в заключении спорного лицензионного договора со стороны дочернего общества. Показания гендиректора «дочки» о подписании им договора под давлением со стороны руководства основного общества судам следовало оценить в совокупности с другими доказательствами, представленными ответчиком в обоснование отсутствия вины.

Также следовало проверить, не была ли сделка заключена в условиях обычного делового оборота в расчете на получение дополнительной прибыли от реализации услуг с использованием широко известного товарного знака, учитывая рисковый характер предпринимательской деятельности.

Что касается заключения эксперта, то согласно ст. 71 АПК РФ оно не имело заранее установленной силы и подлежало оценке по общим правилам главы 7 АПК РФ. Но суды, по сути, уклонились от проверки возражений ответчика о существенных методологических ошибках, допущенных экспертом, о выполнении им расчета на основании недостоверной исходной информации, о нарушении общепринятой оценочной практики.

Возражения ОАО «Интурист» о пороках экспертного исследования безосновательно отклонены судами общей фразой о том, что отмеченные ответчиком недостатки не могли повлиять на достоверность выводов эксперта. Мотивы, по которым суды пришли к такому выводу, ими не изложены.


1 Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2012 по делу № А40-78469/12 (12-358) и ФАС Московского округа по тому же делу.

2 В редакции, действовавшей в спорный период.

3 Решение Арбитражного суда Приморского края от 23.11.2012 по делу № А51-16079/2012.