1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1109

Как ответить Чемберлену?

Комментируя введение антироссийских санкций, помощник Президента РФ Андрей Белоусов заметил: «Видимо, психология у нас устроена таким образом, что нам нужен какой-то внешний сильный негатив, чтобы сплотиться… Чем больше будет санкций, тем сильнее будет консолидироваться элита. Главный эффект от санкций сейчас в этом». Однако следование принципу «чем хуже — тем лучше» вряд ли оправдано. Что касается консолидации элит, даже самых продвинутых и патриотичных, они — лишь небольшая часть общества. Значимую роль в складывающейся ситуации приобретают «самочувствие» основной массы населения и эффективность предпринимаемых в новых условиях действий.

Оставляя за скобками различные трактовки «правовой элегантности» исторического возвращения (аннексии — по терминологии наших западных «партнёров») Крыма в состав России, поддержанного подавляющим большинством жителей страны и полуострова, нельзя не отметить бескровность крымских событий — в отличие от фактической гражданской войны на юго-востоке Украины.

*****

Среди глубинных целей последовавших за присоединением Крыма санкций — нанести ущерб российской экономике и вызвать у российских граждан ощущение экономического неблагополучия, желательно переходящего в политическое недовольство, расшатывающее и ослабляющее Россию. При этом нельзя не учитывать, что отрицательное воздействие накладывается на уже существующие в отечественной экономике серьёзные проблемы — возникшие без всякого западного участия.

Информация к размышлению

1. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило рейтинг России по валютным обязательствам до ВВВ, что в одном шаге от спекулятивного (ВВ+) и ведёт к росту стоимости кредитов для российских компаний. По мнению экспертов агентства, перспектив ускорения роста экономики страны на ближайшие четыре года нет.

2. ЦБ объявил о повышении ключевой ставки до 7,5%. В отсутствие координации экономической, фискальной и денежно-кредитной политики инфляция может превысить 10%, а среднесрочные темпы роста экономики окажутся ниже 2,3% в среднем за 2014—2017 гг. («Ведомости», 28 апреля 2014 г.).

3. В I квартале 2014 г. в России цены росли в 23 раза быстрее, чем в среднем по странам ЕС, а по продуктовой корзине — в 40 раз. Рекордный рост цен, происходящий на фоне стагнации в экономике, может привести не только к сокращению потребительского спроса во 2-м полугодии, но и снижению уровня жизни россиян (NEWSru.com/Экономика, 29 апреля 2014 г.).

По оценкам Росстата в марте текущего года реальные располагаемые доходы населения продемонстрировали отрицательную динамику, снизившись почти на 7% по отношению к марту прошлого года («Население почувствовало кризис», «Экономика и жизнь», №18, 2014 г. — см. здесь же).

По данным ЦБ, в марте просроченных населением кредитов достигла 13,3%. Такого показателя задолженности не было последние три с половиной года. Причина — спад ВВП и продолжающееся ухудшение состояния российской экономики, фактически вошедшей в рецессию. Доходы граждан снизились на 2,4%. Независимые эксперты прогнозируют, что уровень просроченной задолженности россиян перед банками будет и дальше увеличиваться («Московский комсомолец», 19 мая 2014 г.).

*****

Недостатка в советах и рекомендациях, как противостоять санкциям — традиционно нет. Среди особо обсуждаемых — импортозамещение, стимулирующее развитие отечественной промышленности, реализация крупных инфраструктурных проектов, увеличение ассигнований федерального бюджета в 2015—2017 гг. на строительство автодорог. В числе прочих — отказ от хождения доллара на внутреннем рынке (означающий переход в режим самоизоляции), разработка национальной платёжной системы (закон о создании национальной системы платёжных карт подписан), различные налоговые каникулы, рублёвые взаиморасчёты с импортёрами сырьевых ресурсов и т.д. («Коммерсант», 30 апреля 2014 г.).

Логично предположить, что по мере нарастания трудностей секвестр отдельных расходных статей бюджета в той или иной степени неизбежен. Власть уверяет, что все социальные обязательства будут строго выполняться, а жизненно важные проекты профинансируют в полном объёме. Можно согласиться, что так будет в течение нескольких ближайших лет. А дальше?

Даже по самым оптимистичным подсчётам, развернуть в стране современное производство многих видов продукции высокого передела (промышленной, товаров народного потребления, продуктов питания) в короткие сроки будет весьма затруднительно.

Информация к размышлению

27 крупных и около 100 небольших российских НПЗ производят бензин и другие разновидности топлива по зарубежным технологиям, 80% которых приходится на США и Европу. Из-за санкций сервисное обслуживание нефтеперерабатывающих установок американскими и европейскими компаниями и участие их специалистов может прерваться. Это повлечёт падение качества продукции и возможную остановку через 4—6 месяцев крупнейших производств моторного топлива, в частности, из-за прекращения поставок импортных катализаторов.

В России разработаны аналогичные технологии, востребуемые не только отечественными компаниями, но также в европейских странах, Индии. Однако «вырастить тысячи первоклассных инженеров в области нефтепереработки, создать лабораторную и производственную инфраструктуру — всё это игра вдолгую» (Slon.ru, 29 апреля 2014 г.).

Согласно докладу Росимущества, объём закупок, осуществляемых госкомпаниями, в 2012 г. составил 2,6 трлн руб., из которых на отечественную продукцию пришлось лишь 286 млрд руб., или 11% (табл. 1, «Так ли нужен России национальный принцип исчерпания прав?», «Экономика и жизнь», 25 апреля 2014 г. — см. здесь же).

При этом проблема усугубляется юридическими коллизиями, которые, без преувеличения, могут сыграть роль мины замедленного действия: в настоящее время оригинальный товар может вводиться в оборот на территории России только с согласия правообладателя товарного знака, которым данный товар маркирован.

Таблица 1. Структура российского импорта (декабрь 2012 г.), %

Продукция машиностроения

52,5

Химическая продукция

15,9

Продовольственные товары и продукция для их производства

14,5

Текстильные изделия и обувь

4,3

Иная продукция

12,8

Учитывая, что «более 80% ввозимых в Россию товаров подпадает под действие монополии иностранных правообладателей товарных знаков на импорт…, государство должно быть заинтересовано в поддержке внутрибрендовой конкуренции и диверсификации каналов поставок импортных товаров, необходимых для внутренних производителей и потребителей» (там же).

*****

В свете угрозы эмбарго на поставки актуальна оценка готовности к оперативному развертыванию собственного производства востребуемых импортных товаров. Невооружённым глазом видны барьеры, преодоление которых вполне может оказаться не столь оперативным и успешным, как хотелось бы.

Во-первых, за исключением отдельных секторов ВПК в отечественной промышленности допущена избыточная зависимость от соответствующих зарубежных технологий, сервисного обслуживания, поставок различных комплектующих, деталей, добавок и прочих компонентов.

Во-вторых, в экономике ощущается дефицит профессиональных кадров, особенно способных эффективно заменить иностранных участников производства.

В-третьих, утрачены либо трудно восстановимы многие уникальные отечественные предприятия, на которых можно было бы развернуть «выпадающие» вследствие санкций высокотехнологичные производства.

В-четвёртых, будет сказываться инфраструктурная отсталость, нивелировавшаяся до известной степени усилиями зарубежных поставщиков.

В-пятых, отток капиталов, уход инвесторов, сокращение золотовалютных резервов и доходности компаний ограничивают финансовые возможности проведения фактической модернизации экономики и не только. И т.д.

Логичен вопрос автора вышеупомянутой статьи: «Если готовности к самообеспечению у ТС (Таможенного союза. — В.Т.) нет, то допустимо ли с точки зрения государственной безопасности предоставлять иностранным корпорациям монополию на внешнеэкономическую деятельность целых государств и регионов, вводя у себя национальный принцип исчерпания прав на товарные знаки и иные объекты интеллектуальной собственности?» (там же).

*****

Ответ на локальный вопрос ясен. Равно как очевидно отсутствие системной подготовки к ожидающим Россию трудностям. В таких условиях патриотический пыл высокопоставленных чиновников, уверяющих, что санкции сплотят общество и двинут отечественную экономику по пути прогресса и конкурентного развития — немногого стоит.

К сожалению, оснований для подобного утверждения достаточно. В лучшие времена мы так и не разработали общенациональную Стратегию развития. Сможем ли в складывающейся реальности предложить обоснованный, системный план действий, скажем, на среднесрочную перспективу, позволяющий не только «выживать», но и последовательно отвоёвывать лидерские позиции в соответствии с глобальными трендами? Авторитет силы (куда же без него!) по-прежнему уважаем в мире, однако всё большую роль приобретает сила авторитета.

Информация к размышлению

1. Главный экономист Deutsche Bank Давид Фолькертс-Ландау считает, что «Россия упустила возможность создать функционирующую экономику, обладающую международной конкурентоспособностью». Западные санкции дорого обойдутся её экономике, которую перестанут воспринимать как надёжное место для иностранных инвестиций из-за растущих рисков. Обострятся структурные проблемы «монокультурной экономики»: коррупция, командно-административные методы управления, недостаточная правовая защищенность, демографическое развитие (NEWSru.com/Экономика, 29 апреля 2014 г.).

2. Министр финансов США Джейкоб Лью предрёк «резкое падение прогнозируемого роста российской экономики, усиление оттока капитала, а также повышение стоимости заимствований, что свидетельствует о падении доверия к перспективам рынка» («Финмаркет», 28 апреля 2014 г.).

3. По словам госсекретаря США Джона Керри, Соединённые Штаты близки к введению системных санкций против России (NEWSru.com/Экономика, 30 апреля 2014 г.).

Одним из следствий давления является принятое либо планируемое топ-менеджерами ряда транснациональных корпораций, ведущих бизнес в России, — Alcoa, Goldman Sachs, PepsiCo, Morgan Stanley, ConocoPhillips, Siemens, Deutsche Bank и других — решение не участвовать в Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2014). Он состоится 22—24 мая и получил название «русский Давос» («InoPressa.ru», 6 мая 2014 г., «Известия», 8 мая 2014 г.).

Справедливости ради заметим, что не все инвесторы «берут под козырёк». Так, два фонда Capital Group — EuroPacific Growth и New World — в I квартале текущего года увеличили вложения в российские акции, докупив депозитарные расписки Сбербанка, Mail.ru Group и «Яндекса». В портфелях этих фондов есть акции «Газпрома», «Магнита», «Мегафона», «Алросы», «Фармстандарта» («Ведомости», 5 мая 2014 г.). Но общий настрой очевиден.

Несмотря на отказ от участия в ПМЭФ-2014, ведущие немецкие компании, включая химический концерн BASF, группу Siemens, Volkswagen, Adidas и Deutsche Bank также недвусмысленно выразили свое неприятие расширения экономических санкций против России, где действует около 6200 немецких фирм — больше, чем у всех остальных стран ЕС вместе взятых. В результате жёстких санкций вероятно падение экономического роста Германии на 2%, что может ввергнуть крупнейшую экономику Европы в рецессию. Россия потребляет 3% немецкого экспорта, а Германия удовлетворяет за счет России 30% своих потребностей в нефти и газе. Потеря доступа к российским энергоносителям больно ударит по немецкой экономике, полагают специалисты. Сопротивление жесткому подходу оказывают также Италия и Греция, опасающиеся негативных последствий для своих экономик («Российская газета», 5 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

1. В случае запрета на экспорт нефти и газа из России экономика ФРГ в 2014 г. замедлится на 0,9%, в 2015 г. снизится на 0,3% («Финмаркет», 12 мая 2014 г.).

2. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер считает, что «в данный момент нужно поменьше говорить о санкциях, а вместо этого говорить об интересах России в области безопасности. А я продолжаю слышать, что Запад должен изолировать Россию и Владимира Путина» (там же).

3. По словам председателя Европарламента Мартина Шульца, экономические санкции Евросоюза в отношении России будут болезненными для самих европейцев («Финмаркет», 20 мая 2014 г.).

Нельзя, однако, забывать, что санкции оружие обоюдоострое, наносящее ущерб и самим США. С одной стороны, США лишают Россию торговых льгот в рамках своей Генеральной системы преференций, в результате чего ввозимые российские товары будут облагаться таможенными пошлинами на общих основаниях. Речь идёт о 425 товарных позициях и объёме импорта порядка 544 млн долл. Заметим, данная «инициатива» Барака Обамы удивительно совпадает с введением санкций. С другой стороны, американское правительство обратилось в суд с федеральным иском об отмене временного запрета на покупку российских ракетных двигателей РД-180 для американских носителей «Атлас-5» (NEWSru.com/Экономика, 8 мая 2014 г.).

*****

В настоящее время российские компании более чем на 90% обеспечиваются иностранным софтом и ИТ-технологиями. Американские ИТ-корпораци Microsoft, Oracle, Symantec, Hewlett-Packard присоединились к санкциям, что доказывает: в какой стране находится «рубильник», там его и отключат в нужный момент (NEWSru.com/Экономика, 30 апреля 2014 г.).

Уже введены санкции против группы россиян и ряда крупных компаний, в том числе с ними связанных и играющих заметную роль в российской экономике. Однако помощник президента А. Белоусов уверен: «Мы совершенно спокойно можем ставить себе ориентир в районе 1,5—2% роста в 2014 г.». По его мнению, дополнительные антироссийские санкции не нанесут сильного ущерба отечественной экономике, ибо «они не понимают, что своими санкциями добились максимальной за последние 10-15 лет консолидации элит» («Финмаркет», 9 апреля 2014 г.).

В том, что санкции пойдут России на пользу, не сомневаются многие официальные лица — политики, законодатели, общественные деятели. Представители бизнеса более осторожны в своих оценках.

Информация к размышлению

По прогнозу Минфина, рост ВВП РФ во II и III кварталах в годовом выражении замедлится практически до нуля, не исключено, что динамика ВВП уйдет в отрицательную область.

В конце апреля глава миссии Международного валютного фонда (МВФ) в России Антонио Спилимберго также заявил, что, по мнению фонда, экономика России уже испытывает рецессию («Финмаркет», 7 мая 2014 г.).

Возможно, демонстрировать «жовиальность» (жизнерадостность, жизнелюбие, бодрость) чиновники по долгу службы обязаны. К тому же 1,5—2% привлекательнее нулевого роста (выдающаяся придумка функционеров!) в экономике. Но не будем забывать, что это позволит в лучшем случае «держаться на плаву», в то время как экономические лидеры будут уходить в отрыв — систематический, а не по отдельным направлениям.

Информация к размышлению

По расчётам Всемирного банка, Китай может опередить США по размеру экономики и стать мировым лидером уже в 2014 г. В 2005 г. ВВП Китая был эквивалентен 43% ВВП США, в 2011 г. — 87%. С 2011 по 2014 гг. увеличение американской экономики составит 7,6%, китайской — 24%. Многочисленные прогнозы предсказывали, что это произойдёт не ранее 2016—2019 гг.

Для сравнения: ВВП России несколько более 2 трлн долл. США, доля в мировой экономике — 2,9% против 40% США и ЕС (Slon.ru, 30 апреля 2014 г).

*****

Понятно, чтобы не увеличивать отставание, России необходим ежегодный экономический рост порядка 5%, чтобы сокращать разрыв с лидерами — не менее 7—8%. И то, и другое сегодня недостижимо. А потому в рамках существующей экономической политики наши нынешние и будущие локальные успехи — даже бесспорные и значительные — вряд ли смогут изменить неблагоприятный тренд.

Воодушевляющие эмоции и федеральный оптимизм необходимы, но не должны сводиться к ура-патритизму и вести к поверхностным экспертным оценкам. Например, замеры ВЦИОМ свидетельствуют, что «уровень счастья» у россиян достиг 25-летнего максимума: 92% молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет и 83% респондентов с высшим образованием (NEWSru.com/Экономика, 30 апреля 2014 г.).

Но вот данные Gallup, полученные по итогам международного опроса в 2012 г. (табл. 2). Лишь пятая часть опрошенных подтвердила высокую удовлетворённость жизнью, «уд» поставили почти 60%, «неуд» — 19%. Иными словами, ощущения большинства граждан далеки от радужных. Это доказывает необходимость корректного подхода к формулируемым выводам.

Таблица 2. Рейтинг счастья — удовлетворённости жизнью, %

Страна

Высокая

Средняя

Низкая

1. Дания

74

24

2

2. Канада

66

33

1

3. Нидерланды

65

34

1

4. Израиль

65

33

2

5. Швеция

65

33

2




13. США

56

41

3




76. Россия

22

59

19




146. Камбоджа

2

72

26

Источник: Gallup

При складывающихся внешних и внутренних обстоятельствах стране требуются не мажорно-бодрящие утверждения, а кое-что другое. Для России актуальны смена экономической парадигмы, новая экономическая политика и адекватная реалиям стратегия действий — не только как ответ на экономические санкции США и ЕС, но и как чёткий ориентир на уверенное долговременное развитие.

*****

Аналитический центр газеты «Экономика и жизнь» опросил порядка 27 000 студентов экономических специальностей вузов более чем в 20 российских регионах, а также читателей газеты. Отношение респондентов к одной из фундаментальных аксиом классической политэкономии убедительно свидетельствует о переменах, назревающих «в умах и сердцах» (табл. 3).

Таблица 3. Должно ли из права собственности на средства производства следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности, %

Варианты ответа

Студенты

Читатели «ЭЖ»

Не должно

54—60

62

Должно

35—39

19

Другое

9—13

7

Затрудняюсь ответить

1—15

2

Из полученных данных видно, что свыше половины респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда результаты общественного труда «по праву собственности» достаются владельцам средств производства. Чуть более трети опрошенных студентов и менее 20% читателей газеты отвечают утвердительно, разделяя традиционную точку зрения.

Таким образом, в нынешних условиях российской действительности большинство опрошенных ставят под сомнение многовековую аксиому классической политэкономии о неотъемлемом праве частных собственников средств производства присваивать результаты общественного труда, полученные с использованием этой собственности. Отсюда следует, что подобное положение дел всё менее соответствует современным глобальным тенденциям эпохи перехода от индустриальной экономики к экономике знаний, основанной на всемерном развитии человеческого капитала.

Спрашивается, не с усиливающимся ли анахронизмом такого права связана проблема социальной несправедливости, всё более тревожащая мировое сообщество?

Не отсюда ли берут начало истоки повсеместного неравенства, предвещающие общественные потрясения в недалёком будущем, грозящие хаосом, смутой, бедами, которые сегодня даже трудно прогнозировать, словом, цивилизационной деградацией?

А каковы должны быть современные подходы к авторству и праву собственности на интеллектуальный продукт и на результаты труда, полученные с его помощью?

*****

Постепенно вызревает понимание необходимости достижения баланса между частной коммерческой выгодой и социальной полезностью дохода, полученного общественным трудом, минимизации групп очень богатых и очень бедных граждан через развитие и укрепление среднего класса как ведущей общественной силы.

Чтобы средний класс был многочисленным, а разница между богатством и бедностью не стала разрушительной, западные страны со второй половины 20-го века — ещё на индустриальной стадии — начали осуществлять антимонопольную политику, строить «социальные лифты», развёртывать социальные программы.

Такая тенденция, постепенно вызревающая на высокоразвитой индустриальной стадии, будет, предположительно, характерна для экономики знаний, когда доминирует интеллектуальный продукт. Его значительные объёмы одновременно становятся доступны практически бесконечному числу пользователей и самостоятельно ими применяются, в том числе в форме своеобразного нематериального капитала — коллективного по определению и доступного множеству индивидуумов для достижения личных целей.

*****

Сегодня России необходимы (тезисно):

Новая экономическая парадигма, обосновывающая необходимость трансформации современного государства в государство развития и всемерное распространение и укрепление принципов коллективизма — не «задвигающих» индивидуализм, а оставляющих ему исторически оправданное место.

Новая экономическая политика, предусматривающая всемерное развитие коллективных форм хозяйствования (не в ущерб иным формам) и становление работников труда в качестве работников капитала как искомое условие экономической мотивации к эффективному труду и креативному отношению к действительности.

Новая стратегия действий, адекватная сформулированной парадигме и провозглашённой экономической политике и призванная:

— обеспечивать благополучие всех и каждого через утверждение норм социальной справедливости, экономическую солидарность, достижение краткосрочных среднесрочных и долгосрочных целей, доступность материальных и духовных благ для большинства;

— системно отслеживать объективные тенденции цивилизационного развития для определения стратегических направлений формирования постиндустриальных основ российской экономики;

— ориентировать общество на создание постиндустриальных плацдармов развития, не только повторяя лучшие мировые результаты, но и практически предвосхищая перспективные задумки других.

Последнее будет означать появление в российской экономике принципиально новых отраслей будущего, реальную перспективу прорыва в группу глобальных лидеров.

Чтобы «сказку сделать былью», необходимо, во-первых, одновременно наращивать усилия по развитию высокотехнологичных производств и услуг, в т.ч. экспортно ориентированных, где у России ведущие мировые позиции. Во-вторых, определить другие отрасли, в которых целесообразно сосредоточиться на комплексной разработке и создании индустриальных накопительно-производственных, роботизированных кластерных систем нового типа, максимально «впитывая» зарубежный передовой опыт, но ориентируясь прежде всего на внутренний рынок.

Их назначение — массовое производство «сырья» — простейших многовариантных комплектующих-трансформеров (название условное), из которых в последующем будет оперативно производиться по индивидуальным заказам требуемое количество более сложной продукции, прежде всего, для внутреннего рынка. Яркий пример — расширяющееся применение 3D-технологий в различных сферах жизнедеятельности («Можно ли в России „сказку сделать былью“? Часть 2. Неоиндустриальный ренессанс» — см. здесь же).

Первое направление можно рассматривать как стратегию локального мирового лидерства, второе — как тактику глобальной восприимчивости. По мере развития российской экономики она всё более будет «открываться» и востребовать отечественные разработки мирового уровня, создаваемые в рамках первого направления. Успешное «внутреннее» развитие второго направления также позволит через определённое время осуществить конкурентную глобальную экспансию на внешние рынки.

Однако некоторые эксперты полагают, что в Кремле существует убеждение в невозможности коррекции макроэкономического и денежно-финансового курса («Финмаркет», 30 апреля 2014 г.), и заключают: значимых экономических реформ не будет, внутри власти носителей реформаторского курса нет, реформаторские настроения на самом низком уровне. Доминирующей силой становятся «дирижисты» и сторонники «неокорпоративистской модели»: ставка на крупные госкорпорации, активные госинвестиции, патронаж крупных производств и т.д. (http://www.finam.ru/analysis/conf000010051F/).

*****

Будет непросто. Для эффективного противодействия санкциям обществу необходимо сплотиться. Сменить экономическую парадигму и обосновать новую экономическую политику, разработать и осуществлять продуманную системную стратегию действий. Сделать труд мотивированным, эффективным и достойно его вознаграждать. Содействовать достижению социальной справедливости. Активно развивать коллективные ценности. Обеспечить баланс интересов государства, бизнеса, индивида и т.д.

С чего начать? С последовательного (в любых формах) преодоления отчуждения работников от результатов труда, привлечения к участию в прибыли и управлении, содействия их становлению одновременно как работников капитала.

Тогда работник перестанет быть трудовым ресурсом и станет носителем человеческого капитала, вложения в которого — не затраты, а инвестиции. Это и будет «наш ответ Чемберлену».