1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1456

МЭФ-2014: несырьевое будущее России

Такой была основная тема Московского экономического форума, состоявшегося 26—27 марта текущего года в МГУ имени М.В. Ломоносова. В развитых странах мира набирает силу качественно новый этап индустриализации, называемый также реиндустриализацией. В российской повестке дня — активное формирование новой экономической политики, разворачивающей экономику к человеку, позволяющей стране и обществу не только выживать, но и успешно развиваться. «Проедание» и растаскивание сырьевых доходов должно смениться эффективными вложениями в создание конкурентных высокотехнологичных отраслей отечественной экономики. В кратчайшие сроки сырьевую зависимость необходимо трансформировать в потенциал несырьевого будущего России.

МЭФ-2014 собрал на своей платформе более 2200 участников, среди которых около 800 выступающих и гостей из разных стран: Англии, Германии, Австрии, Франции, Польши, Молдовы, Румынии, Литвы, США, Канады, Бразилии, Китая, Индии, Пакистана, Кубы, Мексики, Египта, Украины, Белоруссии, Казахстана. Прошли четыре пленарные дискуссии, десять пленарных конференций и 32 круглых стола.

Ведущие российские экономисты (Руслан Гринберг, Роберт Нигматулин, Александр Бузгалин, Михаил Делягин), известные политики и общественные деятели (Евгений Примаков, Владимир Жириновский, Оксана Дмитриева, Олег Смолин, Юрий Болдырев, Максим Калашников, Михаил Веллер), промышленники (Владимир Якунин, Константин Бабкин, руководители ряда промышленных предприятий) подчёркивали, что без малого четверть века в России происходят деиндустриализация и примитивизация производства, деинтеллектуализация труда и деградация социальной сферы.

Мы продаём невозобновляемые энергоресурсы, импортируем неквалифицированную рабочую силу и готовую продукцию, произведённую на зарубежных предприятиях. В результате подрываем национальную безопасность, теряем квалифицированные кадры и целые отрасли производства. У россиян нет уверенности в завтрашнем дне, нет возможности реализовать свои таланты и способности.

Падает уровень культуры, снижается качество образования и медицинского обслуживания. Коррупция, офшорная зависимость и теневая экономика не позволяют России стать развивающейся страной и тем более приблизиться к развитым странам.

С большим вниманием были встречены выступления Гжегожа Колодко (министра финансов Польши в 1994—1997, 2002—2003 гг.), Альфреда Гузенбауера (федерального канцлера Австрии в 2007—2008 гг.), Самира Амина (египетского экономиста) и др. Запомнились слова Г. Колодко, усилиями которого в немалой степени были преодолены пагубные последствия радикальных реформ его предшественника Лешека Бальцеровича: «Как развивается посткризисная мировая экономика — я понимаю. Но кто объяснит, куда движется Россия?».

В выступлениях участников и материалах форума подчёркнуто:

— производить в России невыгодно;

— страна живёт за счёт продажи за рубеж сырья и полусырья;

— действующие законы, процедуры, регламенты не способствуют развитию экономики;

— в существующем виде и составе правительство неэффективно;

— значимый тормоз экономики — налоговая система, сложность и запутанность налоговых процедур мешает работать;

— давно пора ввести прогрессивную шкалу подоходного налога;

— налог на добавленную стоимость (НДС) гробит производство и плодит коррупцию;

— высокие цены на энергоносители убивают промышленность и сельское хозяйство;

— цены на бензин, мазут, газ и, как следствие, на электроэнергию и услуги ЖКХ становятся всё более тяжким бременем для граждан и должны быть снижены как минимум вдвое;

— необходимо менять региональную политику.

Информация к размышлению*

1. Тракторный завод в Канаде, принадлежащий российским собственникам, получил в 2012 г. прибыль в размере 16,4 млн долл., а в российских условиях имел бы убыток 21,7 млн долл. Размер налогов в Канаде — 47,9 млн долл., в России налог составил бы 74 млн долл. или на 26,1 млн долл. больше. При этом в Канаде кредиты дают под 2,3%, электроэнергия вдвое дешевле и т.д.

2. В России НДС 18%, в США налог с продаж от 5 до 11% (из-за незаконных возмещений НДС бюджет теряет ежегодно 1,5 трлн руб.). Налог на имущество в России 2,2%, в США этого налога нет. Приобретаемое оборудование стоимостью до 2 млн долл. в год в США списывается на себестоимость. В России — вначале 20% налога на прибыль, затем постепенная амортизация.

Социальные взносы в США — 13,3%, в России — 30%. В США прогрессивный налог на прибыль — от 15 до 39% и прогрессивный подоходный налог — до 39,6%, то есть чем беднее предприятие или гражданин, тем меньше ставки налогов. Более половины населения США освобождено от уплаты налогов. В России налог 13% даже с доходов ниже прожиточного минимума, что противоречит п. 2 ст. 7 Конституции РФ.

3. Малые и средние предприятия производят в США 50%, в Японии и Китае — 60%, во Франции — 56%, а в России — 21% ВВП.

4. Поставки сырья и полусырья составляют более 90% российского экспорта. Однако их стоимость полностью зависит от мировых цен, на которые Россия влияет крайне незначительно.

*«Рекомендации Московского экономического форума по улучшению социально-экономической ситуации в России» — Москва, МГУ, 26—27 марта 2014 г.

Усугубляют ситуацию псевдонаучные представления и ориентиры, которыми руководствуется правительство России, и без того не владеющее достаточным количеством инструментов, чтобы стимулировать экономику. Регулирующее воздействие на бизнес нормативных актов и законов влияет на издержки предпринимателей, желание развивать или прекращать работу компаний. Из-за плохо организованного регулирования бизнес теряет триллионы рублей. По оценкам экспертов Национального института системных исследований проблем предпринимательства, издержки достигают 3% от оборота компаний. Дополнительный эффект от «умного» регулирования в России может составить 1,5—2% ВВП, что соответствует ожидаемым расходам на присоединение Крыма и возможным потерям от санкций («Ведомости», 28 марта 2014 г.).

Глава ОАО «РЖД» Владимир Якунин в своём выступлении утверждал: «То, что мы сегодня констатируем, можно назвать второй волной кризиса, потому что источники кризиса были выявлены неправильно, по крайней мере, они были неправильно приняты к выработке управленческих решений». По его мнению, «теория, что развитые страны могут производить и продавать интеллектуальный продукт, а всё, что касается реального потребления, должно быть вынесено из этих стран, не оправдалась». А потому избрание в качестве основы для макроэкономической политики теории постиндустриального общества, воспринимавшей промышленную политику на уровне бранных слов, было ошибкой.

В реформировании и смене приоритетов нуждается прежде всего экономический блок, представители которого долго и безоглядно уповали на «невидимую руку рынка», игнорируя созидательный потенциал народа. Подобная экономическая политика привела Россию к затяжному экономическому и демографическому кризису.

Информация к размышлению

С 1992 г. тарифы на коммунальные услуги в абсолютных цифрах, без учета деноминации, выросли в 24 000 раз, а официальный индекс инфляции — менее чем в 1000 раз. Следовательно, ЖК тарифы за 20 лет росли в 24 раза быстрее, чем остальные цены, включая цены на услуги естественных монополий. Для снижения необоснованного роста цен на энергоресурсы нужна политическая воля. Цена бензина должна определяться себестоимостью производства, а в ней главной составляющей должна быть стоимость сырья (нефти). В США удельный вес сырья в цене бензина составляет 73%, в России — 6% (там же).

Важным элементом новой экономической политики должны стать региональные новации, в частности, перераспределение налоговых поступлений в пользу региональных и муниципальных бюджетов. Например, оставление 50% собранного НДС в регионах и освобождение несырьевых секторов экономики Сибири и Дальнего Востока от федеральных налогов. Не случайно один из выступающих говорил о разумной экономической политике.

Известная фраза «нет пророка в своём отечестве» взята из Евангелия: «Никакой пророк не принимается в своём отечестве» (Евангелие от Луки, 4:24).

Чтобы убедиться в справедливости данного утверждения, достаточно обратиться к наследию выдающегося советского и российского экономиста, академика Дмитрия Львова. Отдавая должное рыночным отношениям, он не был сторонником «свободного рынка» как такового: «Рыночная система хозяйства — не панацея. В разработанной под эгидой ООН концепции устойчивого развития решительный крен сделан в сторону гуманизации социально-экономической жизни общества, обеспечения действенного контроля общества за эффективностью использования природно-ресурсного потенциала Земли в интересах всего населения планеты, соблюдения прав и свобод граждан, социальной защиты населения. Эта концепция получила название третьего пути».

По Львову, переход от индустриальной и постиндустриальной экономики к экономике знаний должен быть эволюционным. В процессе движения к экономике знаний институт собственности существенно модифицируется, и значение его до некоторой степени ослабляется. Важен не только объём прав собственности в руках данного участника экономической деятельности, а уровень его знаний, интеллекта, культуры, таланта. Это справедливо применительно к членам отдельной организации, хозяйствующим субъектам и странам мира (Г.Б. Клейнер, «Вестник Финансовой академии», № 4, 2010 г.).

*****

Следует учитывать, что новая индустриализация, основанная на массовом применении промышленных роботов, требует согласованной политики по созданию миллионов рабочих мест — именно потому, что на сборке будут трудиться роботы. Отсюда возникает естественный вопрос о целесообразности создания в российской экономике 25 млн высокотехнологичных рабочих мест (ВПРМ). Дело не только в существующей институциональной среде, административных и прочих барьерах. Роботизированные производства не нуждаются в таком количестве ВПРМ и высококвалифицированных работников.

Возникнет ещё одна проблема: не вызовет ли роботизация экономики резкий всплеск безработицы и стремительный рост имущественного расслоения? По мнению нобелевского лауреата Пола Кругмана, в результате роботизации всё большую долю в доходах будут получать владельцы капитала, а не рабочие. Влиятельный публицист признает, что его логика отдает «старомодным марксизмом», но оговаривается, что это не мешает задуматься о неприятных последствиях прогресса уже сейчас. Ещё Давид Риккардо, а позднее Карл Маркс постулировали, что механизация приводит одновременно и к росту прибыли капиталиста, и к сокращению фонда оплаты труда («Форбс», 20 февраля 2013 г.).

Информация к размышлению

«Прелести» механизации, которые ощутили на себе американские сельскохозяйственные рабочие в годы Великой депрессии, ярко описаны в «Гроздьях гнева» Джона Стейнбека. «Трактор делает сразу два дела: он вспахивает землю и выкорчевывает с этой земли нас. Между таким трактором и танком разница небольшая. И тот и другой гонят перед собой людей, охваченных страхом…» (там же).

Как видим, уверенности в успешной гармонизации отношений людей и роботов пока нет. Хотелось бы надеяться, что тема новой индустриализации была заявлена Владимиром Путиным более двух лет назад. Хотелось бы надеяться, что применительно к российской действительности это означает модернизацию отечественной промышленности на уровне высокоразвитой индустриальной стадии с одновременным формированием основ постиндустриальной экономики.

Думать о неизбежных проблемах, подстерегающих лидеров цивилизационного прогресса, нужно уже сегодня. Тогда у России может появиться шанс начать адекватную «перестройку» уже на дальних постиндустриальных подступах и, не повторяя ошибок других, эффективно используя собственные ресурсы и накопленный мировой опыт, набрать скорость для опережающего развития.

*****

Организаторы МЭФ-2014 и выступившие на нём неоднократно подчёркивали, что с 1992 г. в России господствует неолиберальная теория, ставшая основой социально-экономической политики страны на долгие годы. Несмотря на ряд очевидных достижений (высвобождение личной инициативы, становление предпринимательского класса, устранение вездесущего дефицита товаров и услуг), общий итог более чем 20 лет реформ экономики страны не может быть признан удовлетворительным.

Очевидно, что неолиберальный курс себя исчерпал и стал тормозом для дальнейшего развития страны.. Однако он доминирует и в экономической теории, и в экономической политике, в сфере культуры и науки, социальной политики и образования. Адепты этого учения, в том числе в правительстве, убеждают, что современное состояние России — удел на многие годы, который нельзя изменить.

Новая социально-экономическая стратегия должна быть основана на органичном соединении рынка и госрегулирования, обеспечивающем реализацию долгосрочных общенациональных приоритетов, экономической свободы, частной инициативы и социальных начал, на гарантиях социальной справедливости. В целом — на развитии традиционных базовых несырьевых отраслей материального производства и новых высокотехнологичных сфер экономики.

Предлагаются к исполнению следующие основные меры («Пресс-служба МЭФ», 27 марта 2014 г.).

1. В сфере экономической политики:

— осуществить комплексную инвентаризацию научно-технического потенциала страны, разработать и реализовать систему долгосрочных целевых программ, подкреплённых активной и эффективной промышленной политикой;

— снизить налоговую нагрузку и ставки по кредитам для несырьевых секторов экономики, для предприятий, осуществляющих модернизацию;

— проводить политику поддержки несырьевого экспорта;

— блокировать удорожание сырья и энергоресурсов на внутреннем рынке;

— создать равные условия международной конкуренции на внутреннем рынке и содействовать продвижению отечественных несырьевых товаров на внешние рынки;

— обеспечить экономическую и в первую очередь продовольственную безопасность страны;

— отказаться от затратных имиджевых суперпроектов, не окупаемых даже в отдаленной перспективе.

2. В сфере социальной политики:

— неуклонно уменьшать социальное неравенство, в том числе через систему прогрессивного налогообложения;

— остановить курс на повальную коммерциализацию и приватизацию социальной сферы (образование, здравоохранение, культура);

— активизировать демографическую политику;

— содействовать более широкому участию трудящихся в решении вопросов жизни предприятий; усилить социальную ответственность бизнеса.

3. В сфере внутренней политики:

— обеспечить проведение честных и прозрачных выборов и усиление контроля со стороны парламентской оппозиции и гражданского общества;

— перейти к полной прозрачности доходов и расходов госслужащих и неотвратимости наказания, в том числе с полной конфискацией имущества осужденных коррупционеров и инициирующих коррупционные сделки представителей бизнеса;

— поднять роль институтов гражданского общества вплоть до права выдвижения законодательных инициатив и общественного контроля за деятельностью исполнительных органов власти, обеспечить реальную свободу слова.

4. В сфере внешнеэкономической политики:

— рассматривать Евразийский экономический союз как основной геоэкономический и геополитический приоритет;

— инициировать политику селективного протекционизма и добиться пересмотра условий участия России в ВТО;

— ограничить привлечение неквалифицированной рабочей силы, обеспечивать для легальных иммигрантов равные с россиянами условия жизни.

Участники форума убеждены, что реализация предложенных мер позволит перейти к интенсивному типу расширенного воспроизводства, выпуску высококачественных современных отечественных промышленных товаров, конкурентных на внутреннем и внешнем рынке.

Повысятся реальные доходы граждан и доходная часть госбюджета. Появятся долгосрочные возможности последовательного решения проблем бедности и социального неравенства, формирования стимулов и материальной основы для прогресса в образовании, здравоохранении, науке и культуре, роста продолжительности жизни и авторитета человека труда; улучшения нравственного климата в обществе, активизации социальных лифтов.

В целом возрастёт международный имидж России, ибо сегодня в мировой практике важную роль приобретает не только авторитет силы, но и сила авторитета. Лишь те страны и народы добиваются всеобщего признания, которые создают условия для достойной жизни каждого, стимулируя граждан к заинтересованному, эффективному труду.

*****

В рамках форума состоялся семинар, посвящённый актуальным проблемам развития в российской экономике коллективной собственности, народных и социальных предприятий, различных форм самоуправления, демократизации производственных отношений.

По мнению участников семинара, одно из важнейших условий преодоления социального неравенства, модернизации российской экономики и противодействия кризису — согласованное взаимодействие собственников, работников и государства, обеспечивающее эффективное использование труда и капитала в интересах общества. Последнее во многом зависит от того, кто владеет средствами производства, кому принадлежат и как распределяются результаты труда.

Владение капиталом обеспечивает собственнику право на богатство, а непосредственный труд работника — лишь средства к существованию. В той степени, в какой работник участвует в производственном процессе (физически или интеллектуально), он является работником труда. В той степени, в какой участвует в производственном процессе принадлежащий ему капитал, он является работником капитала.

В современной России растёт отчуждение работающего большинства от собственности (концентрируемой в руках немногих) и производимых этим большинством богатств. Сформировался работник, нелегко выживающий и каждодневно сталкивающийся с вопиющей социальной несправедливостью, неумолимо отбрасываемый условиями жизни на обочину бытия. Модные и яркие столичные витрины, элитное жильё и роскошные иномарки не могут скрыть давно не ремонтировавшееся жильё в городах, брошенные деревни, опустошённые заводские корпуса и заросшие травой чернозёмы. Но именно там десятки миллионов наших соотечественников. В достижении их благополучия — ключ к решению важнейших российских проблем.

Россия, пожалуй, единственная из развитых стран, в которой основную массу трудящихся можно охарактеризовать как «работающие бедные». А ведь есть ещё и десятки миллионов «работавших бедных» — нынешних пенсионеров.

Следовательно, актуально встраивание в экономику механизмов, не допускающих обнищания работающего человека, всемерно стимулирующих заинтересованный, эффективный труд работоспособного населения. Без этого невозможны ни решение разнообразных текущих задач, ни модернизация российской экономики, ни инновационные прорывы как основа будущего высокотехнологичного развития.

Один из наиболее успешных, но упорно замалчиваемых современных социально-экономических проектов — использование в экономических отношениях различных форм «демократии участия». Это, в частности, обеспечивает работникам-акционерам участие в управлении и капитале компании, достойную зарплату и справедливую долю дохода, предупреждает возникновение различных кризисных ситуаций. Когда же работники совместно владеют контрольным пакетом акций компании, труд и капитал соединяются в прочный и справедливый союз. Именно на уровне коллектива легко установить естественный баланс прав и обязанностей, инициативы и ответственности.

Становление работника — члена трудового коллектива одновременно как совладельца компании означает совпадение экономических и социальных интересов собственника и непосредственного производителя в одном лице, утверждение коллективной системы ценностей. В масштабах страны такой подход содействовал бы политической консолидации во имя общенациональных целей.

Иными словами, демократизация собственности органично соединяет политическую демократию с экономической демократией. Если работники предприятия есть основные совладельцы-собственники (трудовой коллектив владеет, например, контрольным пакетом акций), то обеспечивается паритет прав и ответственности лиц, участвующих в его деятельности, и нет необходимости искать компромисс между противоречивыми интересами хозяев компании, сторонних акционеров и наёмных работников.

*****

Как отмечал Фрэнсис Фукуяма, в любом экономически успешном обществе жизнеспособность хозяйственных объединений зависит от их уровня внутреннего доверия. По его же словам, отсутствие доверия приводит к плачевным экономическим и социальным результатам.

И далее: «Общество, где царит доверие, способно организовывать работу людей в более гибком режиме и на более коллективных началах, оно способно делегировать больше ответственности на низовой уровень. И наоборот, общество, где царит недоверие, должно огораживать рабочее место каждого частоколом бюрократических правил… Дух общинности и экономическая эффективность не существуют за счёт друг друга, и те, кто уделяет внимание общественным интересам, по эффективности, возможно, сумеют обогнать всех остальных» (Выделено. — В.Т., «Интерес — частный, польза — общая», см. здесь же).

Информация к размышлению

Лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Шиллер уверен, что важнейшая причина вялого восстановления мировой экономики не столько в финансовых проблемах, сколько во всеобщей неуверенности людей в себе и в своём будущем: экономикой правят эмоции и впечатления.

В первой половине 2000-х гг. люди верили в бизнес по-капиталистически и были готовы, психологически и финансово, инвестировать в недвижимость, ИТ-индустрию и т.д. Когда разразился финансовый кризис, рассказы о всеобщем благоденствии сменились историями о коррумпированных ипотечных кредиторах, избыточных финансовых институтах, недалеких экспертах и коварных регуляторах. К началу 2009 г. фондовые рынки по всему миру достигли своего минимума.

В Японии же после 2010 г. глава кабинета Синдзо Абэ запустил программу денежных и финансовых стимулов и начал структурные реформы. В результате «разрыв ВВП» — разница между фактическим и потенциальным выпуском — сократился с –3,6% в 2011 г. до –0,9% в 2013 г., а в развитых странах в 2013 г. составил –3,2% (в 2009 г. — более 5%) («Финмаркет», 25 марта 2014 г.).

При этом японцам не только внушали оптимизм, но и стремились поднять их патриотический дух: здоровый национализм неразрывно связан с индивидуальной идентичностью и делает каждого гражданина частью успешной истории своей страны.

Нобелевский лауреат уверен: внушать надежды и менять настроение, которое влияет на экономику, — единственный путь возврата к стабильному росту (там же).

*****

В манифесте МЭФ-2014 подчёркнуто, что сбалансированная экономика и устойчивый рост возможны лишь при условии мобилизации человеческих, финансовых и природных ресурсов России и повышения эффективности их использования.

По мнению участников состоявшегося в рамках форума семинара «Экономика солидарности», для успешного осуществления экономической реформы актуальна мотивация работающего большинства к заинтересованному общественно-полезному труду через преодоление отчуждения работников от средств производства и результатов труда и развитие коллективной собственности.

Становление работников труда в качестве работников капитала, непротиворечивое и справедливое соединение труда и капитала — одно из важнейших условий успешного несырьевого развития России.