1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 937

Хорошо живёт на свете Винни-Пух!

Нынешнее российское правительство делает всё, что в его силах. Поступает, как разумеет. Разумеет, как учили. Что происходит (произойдёт) — мы видим (увидим). По мнению власти, основная беда — падение темпов экономического роста. Решения предлагают учёные-экономисты, парламентарии, бизнес-сообщество, эксперты, рядовые граждане. Но подвижек нет. Министры усердно перечисляют проблемы — внешние и внутренние. С недавних пор обсуждение вторых, как правило, переходит в разбор первых с ненавязчивым намёком-ответом на традиционное «что делать?»: не суетиться и переждать. Далеко не все с этим согласны …

Доходов от налогов на труд больше, чем поступлений от сырьевой ренты

По производительности труда Россия почти в три раза отстает от США. По данным 2007 г. минимальный разрыв — в переработке нефти и газа: 420 000 евро на человека в России и 501 000 евро в США (добавленная стоимость на одного занятого). Максимальный разрыв (более чем в 15 раз) — в отрасли производства и распределения воды, газа и электроэнергии: 32 000 евро в России и 509 000 евро в США. По этому показателю Россия опережает страны ОЭСР: в сфере оптово-розничной торговли, ремонта автотранспортных средств, бытовых изделий — соответственно 7,2 и 1,4—1,6 млн руб., в секторе финансовой деятельности — 0,9 против 4,2—10,6 млн руб. на одного работника (Expert Online, 23 января 2014 г.).

В таблице 1 представлены сравнительные данные по некоторым видам деятельности в России и за рубежом (Slon.ru, 19 февраля 2014 г.).

Таблица 1. Годовая выручка на одного работника в 2012 г., млн руб.

«Газпром»

11,0

IKEA

8,2

VF Corporation

5,9

«Евраз»

4,2

Исправительная корпорация Америки

3,2

«Шатура-мебель»

1,9

«Глория Джинс»

1,3

Швейная фабрика «Айвенго»

~ 0,3

Предприятия ФСИН России

~ 0,2

Согласно отчёту Федерального казначейства России доля рентных платежей в совокупном бюджете сократилась до 27,4%, а доля налогов на труд увеличилась до 28,8%.

Чем это можно объяснить? Доля нефтедоходов сокращается в силу естественных причин — слабого роста добычи и стагнации мировых цен, и даже введение льгот не сможет значительно изменить сложившуюся ситуацию. Доля же оплаты труда продолжает расти, особенно в госсекторе, где заняты 20 млн россиян из 75 млн трудоспособного населения.

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич полагает, что это свидетельствует о постепенном снижении вклада сырьевого сектора в доходную часть бюджета.

Однако вывод о некотором успехе усилий по повышению ненефтегазовых доходов имеет существенные ограничения. Во-первых, наблюдается стабилизация мировых цен на нефть. Во-вторых, производительность труда в сырьевом секторе объективно растёт медленнее. В-третьих, нельзя не учитывать, что по сравнению с 2005 г. зарплата выросла в среднем на 240%, а производительность труда — на 40%, то есть в шесть раз меньше (Expert Online, 23 января 2014 г.).

Рост зарплат обеспечил рост НДФЛ и страховых взносов, что, в конце концов, и предопределило зафиксированное Федеральным казначейством повышение доли трудовых налогов в бюджете.

В то же время, согласно исследованиям, выполненным в ВШЭ, последние 15 лет зарплаты и производительность в отечественной экономике находятся в равновесии, а потому «труд в России не дорогой и не дешёвый» («Ведомости», 12 февраля 2014 г.).

Установлено, что рост зарплат и производительности в этот период был неравномерным. В течение шести лет из последних 15-ти быстрее увеличивалась производительность труда, пик превышения (17,6%) отмечен в 1999 г. В последующие девять лет рост производительности труда уступал темпам повышения зарплаты, наибольшим (10,3%) отставание оказалось в 2009 г.

Сегодня доля оплаты труда в ВВП остается такой же, как и в конце 1990-х гг. — около 50%. При этом доля официальной зарплаты в ВВП снизилась с 39,8 до 36%. Доля оплаты труда в валовой добавленной стоимости (ВДС) в промышленности снизилась с 47% в 1997 г. до 37% в 2012 г. В частности, в добыче нефти и газа — с 27 до 10%, угля — с 89 до 33%, в автомобильной промышленности — с 78 до 64%. Это позволило авторам заключить, что с учётом неофициальных выплат она сопоставима с аналогичными показателями в других бывших соцстранах.

Что касается причин отставания в производительности труда, они связаны не только с её изначально низким уровнем по сравнению с передовыми странами. Буксует модернизация, недопустимо медленно развивается «умная экономика», создающая добавленную стоимость за счёт новых разработок и высокотехнологичных производств. Частный бизнес, обеспокоенный нестабильными правилами игры на рынке, слабыми гарантиями собственности и произволом государства, не уверенный в перспективах, не спешит закупать новое оборудование и обучать персонал современным технологиям (там же).

Соглашаясь со многими выводами, добавим всё же, что на поведении отечественных предпринимателей сказываются ещё не изжитые «родимые пятна» лихих 90-х: желание купить подешевле, а продать подороже зачастую берёт верх над инвестиционными возможностями, казалось бы, органически присущими конкурентному рыночному производству.

Правительство «скупых рыцарей»

Такой вывод следует из интервью директора Московской школы экономики МГУ, академика РАН Александра Некипелова («Российская газета», 18 февраля 2014 г.). Авторитетные российские учёные не впервые поднимают вопрос об использовании избыточной части золотовалютных резервов страны в интересах успешного роста российской экономики.

Минфин и Центробанк традиционно отвечают: нельзя — это разгонит инфляцию. Но ведь речь идёт не о вбросе в банковскую сеть, скажем, сотни миллиардов долларов, а о целенаправленных и обоснованных закупках за рубежом эффективных технологий и производств, инвестициях «в транспортную и коммуникационную инфраструктуру». В российской экономике не появится ни одного дополнительного рубля, а потому никакого отношения к инфляции это не имеет.

Разве не ясно, что, создавая «возможности для быстрого перемещения товаров и услуг, мы „стягиваем“ огромные пространства» в единый, полноценный организм? При этом речь идёт исключительно о той части валютных резервов, накопленных от экспорта нефти и газа, которая не нужна ЦБ для поддержания валютного курса.

А. Некипелов подчёркивает, что только государство, строго следующее принципам рыночной экономики, может обеспечить концентрацию колоссальных средств и их эффективное использование. Главное, сформулировать «цель, и должно быть понятно, что для её достижения необходимо перегруппировывать ресурсы… Не надо рвать волосы на голове и говорить о нефтяном проклятии, надо разумно тратить эти огромные ресурсы» (Выделено. — В.Т.).

Похоже, однако, что соответствующая глобальным трендам и учитывающая российские особенности Стратегия с большой буквы, которую страна заждалась, — не в числе приоритетов правительства. Ему «сподручнее» действовать в режиме ручного управления, реагируя на события, в основном по мере их свершения, «постфактум» — вместо целенаправленно систематической, плановой деятельности, формирующей объективную последовательность событий на пути к целям, которые надо заявить и за достижение которых придётся нести ответственность.

Особую тревогу академика вызывает начало периода массового выхода из эксплуатации устаревшего оборудования и даже целых предприятий, что равносильно потере примерно 2% ВВП в год. Следовательно, если экономический рост не превысит 2% (как в 2013 г.), это будет означать реальное движение назад. Поэтому актуально повышение инвестиционной активности в промышленности и улучшение условий ведения бизнеса, решение задачи «модернизации не одной экономики, а всего общества» (Выделено. — В.Т.).

Говоря о нефтегазовой отрасли, являющейся важнейшим источником доходов страны, А. Некипелов обращает внимание на актуальность создания разумного рентного механизма, учитывающего общеэкономические интересы и интересы тех, кто, пользуясь недрами, извлекает сверхприбыль: одна «Роснефть» ежегодно перечисляет в бюджет около 40 млрд долл.

Информация к размышлению

1. При обсуждении проекта Энергетической стратегии до 2035 г. нефтяники вместе с Минэнерго выступили против бесконечных изменений фискального режима для отрасли и пообещали заблокировать «бюджетные маневры» Минфина, предполагающие рост нагрузки на сырьевиков («Финмаркет», 17 февраля, 2014 г.).

2. Президент нефтяной компании ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов: «В условиях новых вызовов… очень важна стабильность налоговой политики. За последние три с половиной года 22 раза менялось законодательство в отраслях ТЭК… Нельзя отходить от принципов стабильности налогового режима. На территории нашей страны действует искаженная форма стимулирования инвестиций: она, как правило, имеет или территориальный или технологический аспекты, но не охватывает весь спектр деятельности…

Мы как были, так и останемся локомотивом развития. Инфраструктурные проекты должны развиваться за счёт государственных инвестиций. ТЭК не в состоянии развивать железные дороги, крупнейшие трубопроводные системы. Есть ограничение инвестиций в инфраструктурные проекты. Поэтому государство должно принимать на себя посильную миссию в развитии общегосударственной собственности» (Выделено. — В.Т., там же).

По словам А. Некипелова, упорное сопротивление тщательно контролируемому, эффективному использованию «свободной» части золотовалютных резервов под кредитование государственных и частных инвестпроектов, связанных с импортом технологий и оборудования, означает: «У нас каждый год будут такие кризисы… следующий кризис будет значительно сильнее. Никто не спорит, что резервы нужны. Вопрос в том, каков оптимальный объём этих резервов. Потому что избыточные резервы — это синоним потерь» (Выделено. — В.Т.).

Избегая резких движений и словно пряча голову в песок, правительство, по сути, проводит «страусиную» политику. Как не вспомнить великого Пушкина — гениального поэта и феноменального провидца: «Там царь Кащей над златом чахнет»... Если, конечно, не учитывать, что злато наше в иностранных банках хранится…

Промпроизводство: рост задним числом

По данным Росстата, промышленное производство в России в январе 2014 г. в сравнении с январём 2013 г. снизилось на 0,2% и упало на 1% к декабрю. Согласно консенсус-прогнозу «Интерфакса» в январе рост ожидался на уровне 1,1%.

В соответствии с международными требованиями с 2014 г. Росстат принял в качестве базисного года 2010-й и осуществил обязательный пересчёт индексов производства. Рост промпроизводства в РФ в 2013 г. составил 0,4% (предыдущая оценка 0,3%), в 2012 г. — 3,4% (2,6%), в 2011 г. — 5% (4,7%) («Финмаркет», 17 февраля 2014 г.). Однако подобное «увеличение роста» никого не может ввести в заблуждение.

Информация к размышлению

1. Минэкономразвития: ускорение темпов экономического развития необходимо, однако в 2014—2015 гг. они будут ниже среднемировых. Рост ВВП России окажется ниже официального прогноза 2,5%. Ускорение возможно в 2016—2020 гг. Развитие экономики носит волнообразный характер, в 2018—2019 гг., примерно в 2028 г. ожидается мировой цикличный спад (Slon.ru, 21 февраля 2014 г., NEWSru.com/Экономика, 18 и 19 февраля 2014 г.).

Замминистра Андрей Клепач: «Мы прогноз будем уточнять. При сложившихся тенденциях мы идем около 2% или ниже… Из стагнации страна выберется во II—III кварталах 2014 г. Надо быть к этому готовыми и учитывать, что такой кризис всегда является неким моментом истины для экономики». Курс рубля постепенно будет понижаться, что позитивно для российской экономики (там же).

2. Центробанк России: ускорения роста российской экономики в ближайшие три года не произойдет. ВВП будет расти не более 1,5—1,8%, из которых 0,3% должна обеспечить Олимпиада. Прогноз на следующие два года — 1,7—2% (ранее 2,5—3%), но даже столь скромное ускорение будет возможно в случае восстановления мировой экономики и улучшения инвестклимата внутри страны (там же).

3. Темп ВВП в январе ушел в минус, стагнация может охватить I квартал текущего года. По оценке российского филиала Internationale Nederlanden Groep, показатели ВВП составили 0—0,5%. Неопределённая ситуация с рублём сковала экономику (Slon.ru, 20 февраля 2014 г., NEWSru.com/Экономика, 20 февраля 2014 г.).

4. Выступая на открывшейся в понедельник Неделе российского бизнеса, замглавы Минэкономразвития Сергей Беляков признал, что есть «отчетливые признаки» того, что экономика России находится в кризисе («NEWSru.com», 17 марта 2014 г.).

Ещё недавно торможение отечественной экономики мы уверенно связывали с последствиями глобального кризиса, полностью не преодолёнными и поныне. Тем более неожиданно фактическое утверждение замминистра, что следующая «волна» нам уже не помеха. С чего бы это? Ведь пока позиция правительства достаточно очевидна — «день простоять да ночь продержаться». А удерживаясь на плаву, одновременно осуществлять «судьбоносные», имиджевые проекты («Не рассуждать — действовать!» — см. здесь же).

Информция к размышлению

Польский профессор международной экономики Университета информационных технологий и менеджмента в Жешуве Ян Винецки: «У цен на минеральные ресурсы есть цикл роста — восемь — десять лет (в последний раз — с середины прошлого десятилетия), и спада — длинный период (до 20 лет) стабильных, относительно низких цен. Переждать его России буде непросто» (Slon.ru, 20 февраля 2014 г.).

Экономика «прилегла», и в высокопоставленных головах начало пульсировать напряжённое: «Что делать?». В других странах отмечены устойчивые признаки улучшения. У нас пока нет консенсуса относительно адекватного решения. Зато по способности к многословным рассуждениям, многозначительным комментариям и многообещающе неожиданным прогнозам нашим чиновникам, пожалуй, нет равных.

К прогнозам министерств и главного финансового регулятора можно относиться по-разному. Но все они страдают фундаментальным пороком: предусматривают подготовку (в режиме ручного управления) экономики к кризису вместо системного рыночного развития экономики, способной успешно преодолевать кризисы.

А между тем…

Экономическая ситуация стабильно ухудшается, независимо от методик расчёта и прогнозов. Согласно опросам ВЦИОМ экономический кризис в России заметили более половины россиян: постоянно говорят о нём 56% жителей, особенно госслужащие (67%) и предприниматели (59%).

Информация к размышлению

По данным исследовательского холдинга «Ромир», индекс потребительской активности россиян в январе 2014 г. снизился на 3% в номинальном выражении относительно января 2013 г., реальные январские расходы — на 9%. Однако в номинальном выражении текущие январские расходы в 2,5 раза выше, чем в 2008 г. («Россияне значительно снизили реальные повседневные расходы», «Экономика и жизнь», 13 февраля 2014 г. — см. здесь же).

Всё более очевидно, что сформированная система не способна обеспечивать ожидаемый уровень благосостояния и нуждается в реальных системных изменениях.

Отец «шоковой терапии» Джеффри Сакс, признавая факт разграбления «бессовестно приватизированной» российской госсобственности (в том числе нефтяных активов), считает главными двигателями российской экономики полезные ископаемые и высокие технологии (наличие перспективных разработок и высококвалифицированных специалистов). Для долгосрочного роста необходимы благоприятная бизнес-среда, открытость зарубежным инвесторам и комфортная жизнь для высокооплачиваемых специалистов (поддержка предпринимателей и гражданские свободы) («Финмаркет», 18 февраля 2014 г.).

Вопрос, как одновременно создавать достойные условия жизни остальному населению (более 100 млн чел.), остался вне поля зрения бывшего советника Егора Гайдара.

В том, что Россия может расти на 4% в год, уверены экономисты международной независимой исследовательской компании Capital Economics. При этом они подчёркивают, что стране необходимы не полумеры, а меры. «Ловушка средних доходов», в которую «попал» премьер Дмитрий Медведев, не виновата в замедлении темпов роста российской экономики. Виновато правительство («Финмаркет», 13 февраля 2014 г.).

Предлагаемый пакет реформ учитывает взаимосвязанность трёх российских проблем: демографический вызов, недостаточная доля инвестиций в ВВП и низкая производительность труда.

1. Институциональная реформа: чем меньше государства, тем лучше.

2. Реформа системы регулирования: не стоит слишком сильно регулировать экономику.

3. Реформа рынка труда: больше квалифицированных профессионалов.

4. Бюджетная реформа: пора вкладывать деньги в инвестпроекты.

5. Реформа региональной экономической политики: больше автономии регионам.

6. Реформа финансового сектора: отказаться от госбанков.

Что день грядущий нам готовит?

От министерских «оракулов» не отстают и «полпреды» инновационных прорывов в будущее. Появилась информация об изданном президентским Агентством стратегических инициатив (АСИ) совместно со школой управления «Сколково» «Атласе новых профессий», которые могут быть востребованы через 10—20 лет («Независимая газета», 19 февраля 2014 г.).

В сборник вошли 132 новые профессии и более 30 профессий-«пенсионеров», которые, по прогнозам экспертов, исчезнут в ближайшем будущем (примеры в табл. 2). По задумке составителей, «программа атласа будет выдавать пошаговую инструкцию — например, сначала поучиться в одном вузе, потом поехать на стажировку, затем поработать на предприятии. И тогда при соблюдении этих условий через 15 лет человек станет тем, кем он хотел стать».

Таблица 2. Профессии: от прошлого к будущему

Будут востребованы до 2020 г.

Будут востребованы после 2020 г.

Устареют до 2020 г.

Устареют после 2020 г.

Генетический консультант

Специалист по киберпротезированию

Лектор

Юрисконсульт

Проектировщик инфраструктуры «умного дома»

Разработчик образовательных траекторий

Оператор call-центра

Инспектор ДПС

Оценщик интеллектуальной собственности

Специалист по безопасности в наноиндустрии

Турагент

Системный администратор

Экопроповедник

Дизайнер носимых энергоустройств

Копирайтер

Риелтор

Корпоративный антрополог

Эксперт по «образу» будущего ребенка

Испытатель техники

Машинист товарных составов

Источник: Агентство стратегических инициатив РФ

В частности, будут востребованы консультанты по здоровой старости, инженеры производства малой авиации. Несколько позже — космогеологи, архитекторы медоборудования. Не менее удивительна подборка вымирающих профессий. К 2020 г. устареют ныне востребованные рабочие (лифтер, вахтер, почтальон) и интеллектуальные (лектор в университете, копирайтер, турагент) профессии. Далее отпадёт надобность в журналистах, логистах, водителях такси, инспекторах ДПС.

Опрошенные «НГ» эксперты к атласу профессий отнеслись скорее скептически. Не отрицая определённой полезности справочника, они обратили внимание, что долгосрочные прогнозы, как правило, не сбываются. Одно несомненно — преимуществами на рынке труда будут обладать главным образом высококвалифицированные специалисты инженерно-технологических отраслей.

У работодателей интересы практические: нужны те, кто владеет традиционными рабочими специальностями, работники, имеющие высшее и среднее специальное образование.

Информация к размышлению

«Вакансий (рабочих. — Ред.), которые сейчас зарегистрированы в службе занятости, около 1,8 миллиона. Это говорит о серьёзной структурной разбалансированности рынка труда», — считает вице-премьер Ольга Голодец. Однако идея о том, что в России востребованы и перспективны рабочие специальности, красива, но утопична. Востребованы — да. Перспективны — вряд ли. Простой рабочий и простой инженер так и останутся на своих местах. Руководить ими будут люди с корочкой «менеджера» или «правильными» связями («Аргументы и факты», 19 февраля 2014 г.).

Представленные на рисунке данные также подтверждают столь неутешительный вывод.

Рисунок. Средние зарплаты рабочих в разных странах («Аргументы и факты», 19 февраля 2014 г.)

К сожалению, эти проблемы и пути их решения не вошли в круг рассматриваемых в атласе. Над справочником профессий будущего в поте лица трудились 2500 российских и иностранных специалистов. По заверениям авторов, работа будет продолжена. Значит, в отличие от множества иных проектов экономической направленности, недостатка в финансировании они не испытывают. Это вдохновляет или настораживает?

Что в остатке?

Аналитический центр «ЭЖ» выяснил отношение читателей газеты к множеству публикуемых прогнозов (табл. 3).

Таблица 3. Какому экономическому прогнозу

вы доверяете больше, %

Ни одному из них

54,8

Краткосрочному

25,0

Затрудняюсь ответить

9,0

Среднесрочному

6,9

Долгосрочному

2,7

Другое

1,6

Результаты говорят сами за себя: более половины из числа ответивших и вполне адекватно представляющих основные проблемы и тренды российской экономики не доверяют никаким прогнозам — в лучшем случае лишь принимают их к сведению. Данные краткосрочных прогнозов учитывает четверть опрошенных, среднесрочных — 7%, долгосрочных — менее 3%.

Таким образом, в отличие от министерских работников и официальных экспертов, которые ощущают себя оптимистами по мере отдаления сроков прогнозируемых событий, практически никто из рядовых граждан не воспринимает всерьёз долгосрочные прогнозы — слишком много было на нашем веку поводов разувериться в их достоверности.

Но правительственные чиновники, не покладая рук, без устали и смело отдаются любимой забаве: прогнозируют утром и корректируют к вечеру состояние российской экономики, попавшей их стараниями в режим автомобильных испытаний «Stop and go». А стратегические «инноваторы-прорицатели» не менее напряжённо вглядываются в серые будни нашей действительности, самоуверенно распознавая признаки будущего и торопливо расставаясь с атрибутами прошлого.

Надо думать, в настоящем и у тех, и у других, подобно неунывающему Винни-Пуху, уже всё хорошо. Как не вспомнить крылатую фразу Михаила Жванецкого: «Нормально, Григорий! Отлично, Константин!»...