1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2194

НЭП 2.0 для России

Низкие темпы роста становятся «стратегическим трендом развития» российской экономики — такой вывод следует из официальных выступлений и многочисленных экспертных оценок последнего времени. Однако речь Дмитрия Медведева на Гайдаровском форуме звучала оптимистично: причины нынешних проблем — следствие не только текущих ошибок, но и предыдущих успехов, и даже кризис в России — лучший. Неужто невдомёк премьеру, что общество, так и не сумев прояснить объективно и непредвзято суть искажений и заблуждений советской эпохи, заодно пожинает горькие плоды гайдарономики и псевдолиберальных иллюзий? Об опасностях именно такой политики выдающиеся экономисты мира не раз предупреждали руководство страны ещё в 80-е и 90-е годы прошлого века. Но «мы сами с усами». А вспомнить есть что…

*****

Открытое письмо

Президенту СССР М.С. Горбачёву

(1991 г., фрагменты)

…Существует опасность, что Ваша страна заимствует у нас такие черты экономики, которые мешают западным странам процветать в той мере, в какой они могли бы. В частности, есть опасение, что Вы можете последовать по нашему пути, позволив частному сектору присваивать большую часть земельной ренты (Выделено здесь и далее — В.Т.).

Важно, чтобы земельная рента была сохранена как источник государственного дохода. Правительства развитых стран с рыночной экономикой собирают часть земельной ренты в виде налогов, но это далеко не рента в полном объёме. Вследствие этого они излишне и чрезмерно пользуются такими налогами, как подоходный налог, налог на продажи, налог на капитал, препятствуя тем самым развитию экономики…

Взимание обществом ренты за землю и природные ресурсы преследует три цели. Во-первых, это гарантирует, что никто не лишает своих сограждан собственности за счёт приобретения в своё распоряжение непропорционально большой доли природных богатств, принадлежащих всему человечеству. Во-вторых, это обеспечивает получение государством дохода, который правительство может использовать для финансирования социальных программ, не снижая стимулы к накоплению капитала и к труду, не мешая эффективному распределению ресурсов. В-третьих, собирая рентный доход, государство имеет возможность устанавливать такие цены на коммунальные услуги и системы общественного пользования, которые будут способствовать их эффективному использованию...

Рентная стоимость земли образуется за счёт трёх источников: природная продуктивность земли в сочетании с фактором её ограниченного количества, развитие общества, создание социальной инфраструктуры. Все граждане имеют равные права на ту часть стоимости земли, которая связана с её природными свойствами…

Составляющая стоимости земли, обусловленная развитием общества и его инфраструктуры, является наиболее разумным источником для финансирования развития этой инфраструктуры. За счёт общества сооружаются дороги, развивается общественный транспорт, появляются парки и строятся инженерные сети, что ведёт к росту стоимости территорий. Поэтому общество должно стремиться получить как можно большую часть земельной ренты в качестве дохода, распределяя одну часть собранного рентного дохода между всеми гражданами поровну, а вторую часть, связанную с развитием социальной инфраструктуры общества, направлять на финансирование потребностей общества, создавшего её…

Государственные организации, являющиеся землепользователями, должны платить такую же рентную плату, как и другие землепользователи, в противном случае общественный сектор не будет иметь должного финансирования, а государственные организации — стимула или ориентира для более рационального использования земли…

При большом количестве земли, которая должна быть передана в частные руки, любая попытка сделать это в короткий промежуток времени приведёт к чрезмерному снижению цен на землю (и на госсобственность в ходе «ударной приватизации». — В.Т.)…

Лица, способные использовать землю оптимальным способом, не всегда будут иметь средства для её покупки (также и миллионы трудящихся на предприятиях. — В.Т.)…

Перепродажа земельных участков вызовет рост спекуляции землёй. Получение больших незаработанных доходов создаст напряжение и недовольство в обществе (также и при спекуляции с приватизированной госсобственностью. — В.Т.)…

По справедливости будущая земельная рента должна принадлежать грядущим поколениям, а не современному (хилый Фонд национального благосостояния уже начали «дербанить». — В.Т.)…

Общество должно приложить максимальные усилия к тому, чтобы земельная рента, являющаяся плодом коллективного труда, использовалась в интересах всех его граждан. В то же время дополнительная стоимость, созданная на земле в результате труда и вложений частных лиц, должна принадлежать им

В целях обеспечения эффективности и справедливости все землепользователи должны ежегодно платить земельную ренту местным властям в размере, соответствующем текущей рентной стоимости используемой ими земли. Периодичность пересмотра ставок рентных платежей должно определять государство, нельзя передавать это право землепользователям…

Информация к размышлению

Письмо подписали лауреаты Нобелевской премии в области экономики Франко Модильяни, Джеймс Тобин, Роберт Солоу, Уильямом Викри (лауреат 1996 г.) и др. — всего 29 подписей.

В 1991 г. американские учёные призывали советского президента сохранить общественную собственность на землю и формировать государственные доходы, взимая ренту за пользование землёй и природными ресурсами.

*****

Заявление о намерениях

Группы экономических преобразований

(1994 г., фрагменты)

Одна из крайностей — подход, основанный на «большом ударе», или «шоковая терапия», — доказала свою неэффективность как с экономической, так и с политической стороны. Стратегия радикальных реформаторов состояла в попытке одним прыжком достичь капитализма, основанного на принципе laissez faire (принцип минимального государственного вмешательства в экономику. — В.Т.), путём быстрого сужения сферы власти правительства и ускоренной приватизации экономикиПрограмма породила хозяйственный развал, усиление мафии и рост политической нестабильности, разрушительные для делового климата…

Другая крайность — защита предприятий от воздействия рыночных сил, доставшаяся в наследство от советского периода. Примитивные (прямолинейные) защитники протекционизма склонны игнорировать необходимость снижения инфляции, закрытия неэффективных государственных предприятий, ослабления государственного лицензирования предпринимательской деятельности, либерализации ценообразования (за исключением цен предприятий-монополистов) и чёткого определения отношений собственности…

Экономические изменения, чтобы содействовать экономическому прогрессу и не усугублять политической нестабильности, должны вводиться постепенно, на основе сознательного и методичного подхода, с учётом культурных и институциональных традиций. Нельзя ожидать, что одни лишь свободные рынки обеспечат колоссальных масштабов перераспределение ресурсов, достаточное для превращения экономики страны из милитаризованной командной в процветающую, ориентированную на потребление.

Без действенной государственной программы намеченные преобразования и в дальнейшем будут приводить к следующим результатам:
сокращению отечественного производства, высокой инфляции,
увеличению импорта готовой продукции до уровня, ликвидирующего спрос на отечественную продукцию, криминализации экономикиухудшению положения дел в сфере социальных услугуменьшению инвестиций в экономическую инфраструктуру, падению жизненного уровня и усилению экономического неравенства

В значительной степени приватизация, сочетающаяся с распространяющейся коррупцией, снижает существующий уровень благосостояния, способствуя обнищанию большинства населения. Общественные активы переходят к узкому слою, ориентированному на быструю ликвидацию соответствующих предприятий, на немедленное получение частной выгоды. Огромные материальные богатства, способные обеспечить процветание, могут быть разграблены. Богатство покидает страну также в форме бегства капитала за рубеж и экстравагантных затрат на импорт предметов роскоши. Его следовало бы инвестировать в изменение структуры российской экономики…

Всё меньше и меньше граждан России верят, что обогащение небольшого высшего слоя представляет собой первые признаки возрождения экономики. Широко распространившаяся нищета и утрата иллюзий угнетающе действуют на частных инвесторов и побуждают к эмиграции талантливых граждан…

Изменения, которые могли бы ограничить инфляцию, не должны усиливать неравенства доходов. Они могут включать перестройку налоговой системы, в том числе введение более высокой шкалы налогообложения личных доходов и налогов на имущество, увеличение притока средств из-за рубежа, селективный контроль над уровнем реальной заработной платы и ключевыми ценами, поддержание валютного курса, снижение импортных барьеров, ограничение утечки капиталов, увеличение производства и снижение степени его монополизации...

Но одна лишь борьба с инфляцией отнюдь недостаточна… Мы выступаем за стратегию реформ, которая содержит доказавшие свою эффективность элементы программ развития, применявшихся в Китае и в новых индустриальных странах Азии…

Следует тщательно проанализировать оценки, согласно которым большинство государственных предприятий неэффективно, пронизано коррупцией, и лишь небольшое их число ориентировано на производственные инвестиции…

Часто субсидии оборачиваются вывезенным из страны капиталом. Поддержка предприятий должна быть увязана с результатами их деятельности: повышением технологического уровня, ростом производительности и развитием экспорта…

Высокие тарифы на импортируемые предметы роскоши увеличат государственные доходы и сберегут иностранную валюту, «перехватывая» тем самым часть непропорционально больших доходов проявляющих расточительство богатых людей…

Давно пришло время энергичных правительственных действий, направленных на пресечение распространившейся коррупции… Особенно важно противодействовать инфильтрации мафии в формируемую банковскую систему...

Несмотря на необходимость усиления роли правительства в процессе преобразований, жизненно важной представляется дальнейшая передача власти по направлению от Москвы и от военных…

Информация к размышлению

Заявление подписали:

российские экономисты Леонид Абалкин, Георгий Арбатов, Олег Богомолов, Сергей Глазьев, Руслан Гринберг, Виктор Ивантер, Дмитрий Львов, Валерий Макаров, Александр Некипелов, Николай Петраков, Станислав Шаталин, Николай Шмелёв, Степан Ситарян и др. — всего 22 подписи;

американские экономисты Кеннет Эрроу, Лоуренс Клейн, Василий Леонтьев, Дуглас Норт, Джеймс Тобин (лауреаты Нобелевской премии) и др. — всего 19 подписей.

Подтвердив провал «шоковой терапии», опасные экономические и социальные последствия приватизации, учёные призвали правительство усилить влияние на происходящие в стране преобразования, прежде всего в экономике, противостоять коррупции, утечке капиталов, повышать самостоятельность регионов.

*****

Новая экономическая политика для России

(1996 г., фрагменты)

Мы, российские и американские экономисты, хотели бы представить на рассмотрение будущему президенту наши предложения по существенному изменению экономической политики России. Мы отмечаем, что оба кандидата (Борис Ельцин и Геннадий Зюганов. — В.Т.) критикуют проводившуюся с января 1992 г. экономическую политику «шоковой терапии», которая имела негативные последствия для страны…

Представляем на рассмотрение следующие пять основополагающих вопросов новой экономической политики:

1. Российское правительство должно играть значительно более важную роль при переходе к рыночной экономике. Политика невмешательства государства, являющаяся частью «шоковой терапии», не оправдала себя. Правительству следует заменить её программой, при которой государство берёт на себя основную роль в экономике, как это происходит в современных смешанных экономиках США, Швеции, Германии. Государство должно играть центральную координирующую роль в создании государственных и частных организаций и учреждений, обеспечивающих функционирование рыночной экономики...

На следующем этапе следует активизировать участие правительства, принимающего меры по укреплению рыночной экономики и борьбе с депрессией, инфляцией, утечкой капитала и другими последствиями «шоковой терапии». Основной упор «шоковой терапии» был сделан на частный сектор, но сегодня внимание должно сместиться на государственный сектор, активную деятельность правительства по перестройке структуры промышленности, учреждению рыночных институтов и созданию условий для конкуренции

Государство должно закрепить права собственности, обеспечить прочность национальной валюты, законности и системы её соблюдения, регулирование отношений с монополиями и предотвращение расхищений государственных активов хозяевами новых приватизированных предприятий. Оно должно способствовать формированию банковской системы, коммерческого и инвестиционного кредитования, упрощению и строгому соблюдению налогового законодательства…

Многие из текущих проблем российской экономики возникли прямо или косвенно из-за того, что государство не сыграло надлежащей роли в организации рыночных отношений...

2. Серьёзные правительственные меры должны быть приняты для предотвращения процесса криминализации экономики. Произошёл переход не к рыночной, а к криминализированной экономике. Государство должно дать этому обратный xoд и ликвидировать раковую опухоль преступности, чтобы создать стабильный предпринимательский климат и тем самым стимулировать инвестиции и производство…

3. Государственные меры необходимы для преодоления депрессии, в результате которой производство сократилось уже больше, чем во время Великой депрессии в США, начавшейся в 1929 г. Макроэкономическая политика должна переместиться от стабилизации к развитию с тем, чтобы создать условия для неинфляционного подъёма экономики…

Государство должно возродить потребительский спрос, увеличив пенсии и зарплаты, а также возвратив по крайней мере часть сбережений, потерянных в результате инфляции, которая снизила покупательную способность рубля. Государству предстоит также обеспечить создание производственного капитала, изъяв для этого инвестиции из непродуктивной сферы — строительства роскошных домов или накопления средств для спекулятивных целей. Оно должно содействовать образованию достаточных фондов для социальных нужд и обеспечить поддержку системы здравоохранения, образования, экологии, науки, что в целом могло бы защитить два великих достояния России — её человеческий капитал и природные ресурсы…

Целесообразно, чтобы правительство использовало доходы, получаемые при внешней торговле газом и нефтью, не на импорт продуктов и предметы роскоши, а на средства производства для модернизации своих устаревших заводов. Нужно добиваться, чтобы рента от эксплуатации природных богатств превращалась в доход государства.

4. «Шоковая терапия» имела ужасающие социальные последствия, включая огромное увеличение числа абсолютно бедных людей, разрушение среднего класса …

5. Государство должно признать, что если и существует «секрет» рыночной экономики, то он состоит не в частной собственности, а в конкуренции… На федеральном и на местном уровнях оно должно способствовать созданию новых конкурирующих предприятий. Такие предприятия могли бы выступать в качестве авангарда рыночной экономики и стимулировать новые инициативы в деле инвестиций, производства, занятости…

Приватизация породила новые проблемы — разбазаривание государственных активов, использование монопольного положения при установлении цен. Государство должно признать, что конкуренция — это то, что заставляет рыночную экономику работать и, наоборот, 6eз конкуренции не может быть рыночной экономики…

Информация к размышлению

Письмо подписали:

— российские экономисты, академики РАН Леонид Абалкин, Олег Богомолов, Валерий Макаров, Станислав Шаталин, Юрий Яременко, Дмитрий Львов;

— американские экономисты, лауреаты Нобелевской премии Лоуренс Клейн, Василий Леонтьев, Джеймс Тобин, профессора Майкл Интрилигейтор, Маршалл Поумер.

В 1996 г. российские и американские учёные призывали будущего президента усилить роль государства в экономике и меры по её декриминализации, активно формировать производственный капитал и инвестировать доходы в промышленность, содействовать развитию конкуренции, беречь природные ресурсы и человеческий капитал, создавать социальные фонды.

*****

Новая повестка дня

для экономических реформ в России

(2000 г., фрагменты)

…Мы выносим на рассмотрение президента Путина и правительства России, Совета Федерации, Государственной Думы и Центрального банка следующую повестку дня, состоящую из пяти пунктов:

1. Институциональная инфраструктура.

Обязанностью правительства является устранение глубоких деформаций в рыночном механизме, создание и поддержание институциональной инфраструктуры подлинно рыночной экономики…

Необходимо осуществить меры по рационализации прав собственности, переориентированию крупных и средних предприятий с растаскивания активов на максимизацию чистой стоимости фирмы, внедрить современные системы бухгалтерского учета, финансов, страхования и другие необходимые для рынка функции…

Совместно с ЦБ правительство должно создать условия, необходимые для того, чтобы банки активно участвовали в трансформации сбережений в инвестиции, а также организовать эффективный надзор над деятельностью финансовых институтов…

2. Декриминализация.

Криминальные структуры заполнили институциональный вакуум коррумпированными государственными служащими и контролем мафиозных организаций. Вымогательство и взяточничество должны неукоснительно преследоваться… Политика правительства должна быть ориентирована на ослабление действия таких экономических факторов коррупции, как крайне низкая оплата труда служащих, огромный рост трансакционных издержек и византийская налоговая система, которая лишает производство стимулов к росту

Срочной задачей является повышение способности российского правительства разрабатывать и проводить экономическую политику

3. Политика, ориентированная на экономический рост.

Увеличение производства и инвестиций, а не снижение инфляции практически до нулевого уровня должно стать первоочередной задачей государства. Сверхрьяные кредитно-денежные и финансовые ужесточения могут иметь контрпродуктивный характер. Должны быть приняты согласованные меры по прекращению незаконного вывоза капитала. В экономически оправданных пределах правительству следует укреплять покупательную способность населения посредством увеличения пенсий и восстановления части сбережений, потерянных в результате высокой инфляции и финансового краха 1998 г.,… уделять больше внимания воссозданию общего социального капитала.

Для роста инвестиций в новые технологии и оборудование государство должно помочь формированию ипотеки и создать условия для проведения промышленными предприятиями политики ускоренной амортизации. Темпы экономического роста могли бы быть также увеличены за счёт разумного субсидирования процентных ставок по кредитам, предоставляемым частным инвесторам…

4. Реструктуризация и конкуренция.

Экономическая политика должна способствовать росту новых конкурентных предприятий, включая предприятия с участием местных органов государственной власти, а также совместных предприятий, опирающихся на иностранный капитал. Однако руководящая роль государства необходима для того, чтобы Россия могла реализовать свой потенциал в информационной экономике, биотехнологиях и некоторых других высокотехнологичных сферах

Правительство должно регулировать цены основных товаров, поставляемых в условиях монопольных рынков и обеспечивать равновесный характер регулируемых цен. Очень важно проводить реструктуризацию и осуществлять меры по финансовому оздоровлению предприятий до их вынесения на приватизационные аукционы. Результаты приватизации, проведённой с нарушениями закона, должны быть пересмотрены…

5. Социальный договор.

Только государство может обеспечить справедливое распределение выгод от нового экономического порядка…

Введение существенного налога на находящуюся в личной собственности недвижимость, обладающую повышенной рыночной стоимостью…

Больше ресурсов должно выделяться на здравоохранение, образование и сферу общественных услуг. Для уменьшения дифференциации доходов и снижения социальной напряжённости необходима эффективная система прогрессивного налогообложения. Высокие налоги на добывающие отрасли позволили бы всему российскому народу воспользоваться результатами экспорта естественных ресурсов.

Будущее России зависит от наличия у неё реалистичной и сбалансированной экономической программы.

Информация к размышлению

Подписали:

— российские экономисты, академики РАН Леонид Абалкин, Георгий Арбатов, Олег Богомолов, Виктор Ивантер, Дмитрий Львов, Валерий Макаров, Александр Некипелов, Николай Петраков, Степан Ситарян, профессор Наталья Римашевская;

— американские экономисты, лауреаты Нобелевской премии Лоуренс Клейн, Франко Модильяни, Дуглас Норт и ещё пять ведущих профессоров.

Итак, государство должно обосновать и разработать адекватную экономическую программу, взять на себя основную роль в проведении всесторонних реформ, обеспечивающих подъём страны и достижение нового экономического порядка.

*****

Столько лет прошло, но, как говорится, ни убавить, ни прибавить!

В декабрьском интервью пяти телеканалам российский премьер убеждал, что «правительство — абсолютно работоспособная команда, она возникла, она состоялась». Однако если «там» все такие умные, то почему в стране… (далее в соответствии с перечнем вышерассмотренных, но до сих пор во многом не реализованных и актуальных рекомендаций)?

Символично, что достоянием общественности не стали официальные отклики (конечно, если они были) на неоднократные и отнюдь не тривиальные по сути призывы авторитетных экономистов, которых трудно заподозрить в ангажированности. Тем более любопытен недавний комментарий министра экономики в 1994—1997 гг., научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина в ответ на не получившее (увы) широкой прессы выступление Евгения Примакова в «Меркурий-клубе» («Этот мир придуман не нами» — см. здесь же).

По словам экс-министра, в российской экономической политике существуют два направления: либеральное и государственное — сугубо консервативное. С точки зрения владения активами в 2000 г. доля госсектора составляла порядка 40%, сейчас — больше 50%. И далее: «Нам сейчас остро нужны: инвестиции (а бизнес не вкладывается, так как не верит государству), увеличение производительности, стабфонды (как иначе научиться обходиться без нефти, когда наступят по-настоящему трудные времена?). Сегодня строить экономику, в которой государство будет диктовать спрос, — большая ошибка» («Собеседник», 26 января 2014 г.).

Во-первых, даже в российской экономической политике направлений больше, чем названные. Доминирующих и противоборствующих сегодня — действительно два, причём их представители упорно игнорируют прочие течения экономической мысли (по аналогии с большой политикой).

Во-вторых, именно в 1990-е гг. (включая период 1994—1997 гг.) государство активно выдавливалось из экономики, а потому утрачивало и прямые, и косвенные рычаги экономического воздействия, в том числе возможность «диктовать спрос» (конечно, определившись, что под этим понимать). Заодно дефолт 1998 г. получили, с которым, кстати, оперативно управилось правительство, возглавляемое Е. Примаковым.

В-третьих, негоже вешать ярлык «консервативная» на государственную политику, указывая на возросшую долю госсектора в экономике и намекая, в частности, что в 2013 г. не выполнен план по приватизации. Вспомним, как в начале прошлого года правительство упорно твердило: главная цель сокращения госсобственности — расширение инвестиционных перспектив, а не пополнение бюджета.

И что? Неоднократные корректировки плана свелись в конечном счёте к весьма скромным вливаниям в бюджет нескольких десятков миллиардов рублей вместо сотен миллиардов. Торможение экономического роста поставило крест на финансировании немалого числа инвестиционных проектов. Наполняемость бюджета оказалась для правительства настолько «актуальной фишкой», что решились пенсионные накопления россиян за 2014 г. направить в распределительную систему, на выплату текущих пенсий.

В-четвёртых, в условиях глобальной экономической неопределённости ответственная политика государства по определению должна быть сбалансированной и системной. Безудержное противопоставление «крайностей» — либералов и государственников, рыночников и «плановиков» — сегодня не в моде. После кризиса 2008 г. возросшее присутствие государственных финансов в ведущих национальных экономиках зарубежный бизнес признал спасительным и принял на себя определённые обязательства, сформулированные властью. В этих странах уполномоченные государством структуры, по возможности ограничивая некоторые рыночные «вольности» крупного капитала, не тянут, однако, на себя одеяло по принципу «кто платит, то и заказывает музыку»…

Другое дело, если государство, усиливая свои позиции в экономике, порождает бюрократическую модель развития, связанную с госмонополиями и госкорпорациями, а до частного бизнеса дело толком не доходит. Отсюда безуспешные попытки реализовать централизованную модель модернизации (термин Константина Ремчукова). Показательно следующее экспертное мнение относительно логики разработок Минэкономразвития: «Они с учётом всех реалий считают, что частный сектор не будет драйвером экономики, эта роль отводится государству» (Выделено. — В.Т., «РБK daily», 12 ноября 2012 г.).

Информация к размышлению

Примечательно высказывание профессора Стэнфордского университета Михаила Бернштама: «Бизнес нефтяных компаний — это бизнес. Им не важно, частные лица или правительство в России, в Саудовской Аравии или в Иране является собственником нефтяных компаний, до тех пор, пока растёт производство, пока бизнес расширяется, и до тех пор, пока можно получать прибыль» (Выделено. — В.Т., www.lentacom.ru, 20 декабря 2006 г.).

Итак, кому принадлежит собственность — вторично по отношению к прибыли. Это подтверждает эффективная, не без трудностей, но динамично развивающаяся экономика Китая, одной из характерных черт которой является гибкий, подвижный баланс различных форм собственности и содействие их конкурентному развитию. Политический курс на расширение роли частной собственности в экономике подтвердил и пленум китайской компартии в ноябре 2013 г.

Другое дело — репертуар. Давно следует не выяснять, кто либерал, кто консерватор, а в открытой дискуссии, без навешивания ярлыков и «перетягивания каната» совместно сформулировать обоснованную, конкретную и понятную российскому обществу программу действий — взамен бесчисленных концепций, стратегий и прочих прожектов, о которых перестают вспоминать на следующий день после их оглашения. Разумеется, с непредвзятым анализом ошибок прошлого, возможностей настоящего и трендов будущего. И не игнорируя советы знающих (см. выше).

Информация к размышлению

Вместо бездумного копирования чужого (и зачастую чуждого) опыта, слепой веры в устаревшие догмы (отвергнутые другими) китайское руководство избрало продуманное преодоление своего рода мировоззренческой зашоренности, последовательную (дозированную!) модификацию традиционных идеологических постулатов. В итоге —взаимовыгодная эффективная экономическая практика привлекает иностранных инвесторов своей доходностью гораздо сильнее, чем отталкивающая идеология компартии Китая (движение — всё, конечная цель — ничто?).

Словно мантру повторяет Ясин, что «главная задача — резко повышать производительность на инновационной базе. А для этого у основных участников процесса должно быть хорошее настроение и доверие друг к другу» («Собеседник», 11 января 2014 г.).

Халва, халва! Модернизация буксует, иностранные инвесторы и отечественные капиталы «бегут», а нам: резко повысить производительность на инновационной базе! Да кто же против?

Информация к размышлению

1. Инвестиции в основной капитал в РФ в 2013 г. снизились на 0,3%, составив в абсолютном выражении 13,221 трлн руб. («Прайм», 27 января 2014 г.).

2. По данным экспертов ЮНКТАД, в 2013 г. прирост прямых иностранных инвестиций в России составил 83% и достиг 94 млрд долл. — в основном за счёт приобретения британской компанией BP доли в 18,5% в «Роснефти». Глобальные прямые иностранные инвестиции выросли на 11% — до 1,46 трлн долл.: 159 млрд долл. в США, 127 млрд долл. в Китае («83% — прирост прямых иноинвестиций в России в 2013 г.», «Экономика и жизнь», 29 января 2014 г. — см. здесь же).

Почему основные участники процесса лишь государство и бизнес, о хорошем настроении и взаимном доверии которых профессор заботится в первую очередь? А интерес и настрой десятков миллионов россиян, которые и в экономике трудятся, и живут трудно, без особых перспектив на лучшую жизнь, разве не важен? Не безликих статистов, составляющих трудовые ресурсы страны, а личностей, которым надо помочь открыть свой творческий потенциал и которые в совокупности формируют человеческий капитал — важнейшее условие прогрессивного развития общества?

Что «модель развития надо менять», считает и председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина. Новая модель должна обеспечить инвестиции в конкурентоспособные, несырьевые производства, но «деньги начнут давать отдачу через три-пять лет…, для инвестиций должны быть созданы определённые условия», будем менять модели развития на новые (NEWSru.com/Экономика, 28 января 2014 г.). В программе «Познер», объясняя падение рубля, она заявила, что это «не рубль слабел, а дорожали доллар и евро ко всем валютам развивающихся рынков». Эврика! Это не темпы роста ВВП России замедлились, а развитые экономики ускорились! Но если они ускорились, как догонять будем?! Изобилие сценариев при скромной результативности свидетельствует о предпочтении длительного процесса, а не достижения конкретного результата в строго заданные сроки. Прямо по Бернштейну (100 лет назад был одним из социал-демократических лидеров II Интернационала): «Движение — всё, конечная цель — ничто!»

Примечательно мнение ректора Московской школы управления «Сколково» Андрея Шаронова, констатирующего, что в условиях мирового спада Россия потеряла темпы, и пока не видно источников, которые могут поправить эту ситуацию. Сегодня нет реальной альтернативы экспорту углеводородов и товаров металлургии как источникам роста. Бюджетные инвестиции сокращаются. Стимулирование внутреннего спроса также неоднозначно: в одном рубле покупок россиян отечественных товаров не более 25 коп. Стимулируя внутренний спрос (дополнительными выплатами, ростом зарплат, пособий), приобретая импортные товары, мы инвестируем в производства других странах, наших конкурентов. В Россию эти деньги не вернутся («Русская служба Би-би-си», 24 января 2014 г.).

Вывод о неоднозначных последствиях стимулирования внутреннего спроса важен! Необходим эффективный баланс между целесообразными объёмами и номенклатурой продукции собственного индустриального производства и импортом. Чем не косвенное подтверждение бесперспективного (и вредного по последствиям) противостояния либералов и государственников (консерваторов)?

По словам Шаронова, российская экономика теряет темпы роста «из-за структуры экономики, из-за проблем с малым бизнесом, который является драйвером создания рабочих мест и играет важную роль в преодолении рецессии… Пока мы не найдём новые источники роста экономики, новые ниши, дающие конкурентоспособную продукцию на экспорт, ничего не изменится… Всё упирается в инвестиционный кризис, развитие малых компаний. В мире восемь из десяти рабочих мест создаётся за счёт малого и среднего бизнеса. Большие компании сегодня мало рабочих мест создают, они чаще всего сокращают. Для них очень важно экономить на издержках».

Информация к размышлению

По данным Федеральной налоговой службы, в 2013 г. число вновь зарегистрированных индивидуальных предпринимателей (за исключением тех, которые и зарегистрировались, и прекратили свою деятельность в этот период) составило 450 200. Это на 18,6% меньше, чем в 2012 г. (553 400). Прекратили деятельность 932 800 — на 32,9% больше, чем в 2012 г. (702 100).

Общее количество действующих коммерческих компаний, сведения о которых содержатся в Едином госреестре, за 2013 г. увеличилось на 2% — до 3,9355 млн. За этот период общее количество юрлиц увеличилось на 1,6% — до 4,6102 млн («Финмаркет», 24 января 2014 г.).

Может быть, следовало вложить несколько сотен миллиардов рублей не только в «Сколково», а, например, частично инвестировать в машиностроение и некоторые другие отрасли, определяющие индустриальный потенциал страны, но почти разрушенные в те же 1990-е?

Предвосхищая наивность вопроса, полпред Юрий Трутнев предлагает создать на острове Русском аналог американской Силиконовой долины. Это позволит собрать таланты, людей по прорывным направлениям науки, разрабатывать «высокотехнологичный продукт, который потом репродуцируется в технологии целого ряда стран» (Выделено. — В.Т., NEWSru.com/Экономика, 29 января 2014 г.).

А что Россия?

Информация к размышлению

Бывший гендиректор РБК, инвестор Герман Каплун: В России есть гигантское количество фондов, нацеленных на хай-тек... Все олигархи, крупные банки понаделали фондов и инвестподразделений, почти все инвесткомпании привлекли деньги. Так что фондов сформировано много, люди деньги собрали, прокричали, мы, мол, самые крутые, и сидят на этих своих деньгах. Однако где сделки? Нет сделок (Slon.ru, 29 января 2014 г.).

*****

Российские министры экономического блока более уверенно толкуют о глобальных тенденциях и перспективах. В Давосе глава МЭР Алексей Улюкаев уверенно рассуждал о возвращении драйверов роста из Китая, Индии, Юго-Восточной Азии в США и Европу, где началась реиндустриализация. По его мнению, нормальные темпы мирового экономического роста в целом 3—4%, в развитых экономиках — минимум 2,5—3%, в развивающихся экономиках — около 5% (там же).

Согласно пессимистическим прогнозам рост российского ВВП в 2014 г. может не превысить 2—2,5%, а достижение 3% станет серьёзным успехом (сравнивая с итоговым ростом в 1,4% в 2013 г., а не с результатами лидеров). К какой группе стран следует отнести Россию?

В то же время руководитель российской делегации на Всемирном экономическом форуме вице-премьер Аркадий Дворкович назвал тенденцию перетока инвестиций с развивающихся рынков в развитые экономики «недолгосрочной»: «БРИКС не умер, а прилёг поспать», инвестиции в экономики развивающихся стран могут восстановиться через пару-тройку лет (NEWSru.com/Экономика, 24 января 2014 г.).

Проходят годы: в толкованиях, рассуждениях, объяснениях и оправданиях — хотели как лучше, а получилось как всегда.

Глава правительства допущенные ошибки и неудачи объясняет успехами прошлых лет. Он откровенен: «Ситуация в экономике в общем и целом нормальная, с одной стороны, но с другой стороны, она никого не радует… Она не радует меня, она, естественно, не радует президента, она не радует тех, кто этим занимается. Потому что для того, чтобы расти… мы должны совершить что-то более качественное, сделать рывок вперёд. Если это удастся, тогда будут решены те задачи, которые мы ставим перед своей страной» («Прайм», 22 января 2014 г.).

Немаловажное уточнение: ситуация в экономике не радует и большинство россиян. Озвученное абстрактное желание совершить что-то более качественное, сделать рывок вперёд сдобрено надоевшими сентенциями о проблеме благоприятного делового климата, слабости институтов, работе по дорожным картам. Напрягает и фраза о том, что если это удастся, тогда будут решены задачи. Сразу возникает очевидный вопрос: а если в очередной раз «это» не удастся?

Информация к размышлению

1. В конце 70-х гг. прошлого столетия на встрече с избирателями Бауманского района Москвы генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев сказал: «Меня часто спрашивают, сколько денег мы тратим на оборону? Отвечаю конкретно: ровно столько, сколько нужно — и не больше, и не меньше».

2.Подсказка правительству. Пять неизменных проблем, который год вызывающих у немецких инвесторов головную боль: коррупция, бюрократия, дефицит квалифицированных кадров, процедура получения разрешений и таможня. 56% коммерсантов отметили ухудшение делового климата. Всего 7% позитивно оценили динамику экономических реформ (NEWSru.com/Экономика, 30 января 2014 г.).

Думать надо…

Вряд ли ошибёмся, предположив, что ответственных за ошибки и неудачи не было, нет и не будет. А это значит, что каждый раз правительство может начинать с чистого листа и, кивая на предшественников и «мировую закулису», много рассуждать о текущих бедах и напастях. Но время течёт необратимо, отставших не ждут, «окно возможностей» сужается.

По утверждению Улюкаева, Россия вполне может обеспечить 5-процентный рост инвестиций, но необходима смена экономической модели: «Восстановительный рост закончился… то, что мы сейчас делаем для нашей экономики, принесет свои плоды не сразу. Это как долгосрочные инвестиции. Результаты мы получим через несколько лет. Тем не менее, можно сказать, что идет прохождение нижней точки и статистически, и содержательно» (Выделено. — В.Т., «Российская газета», 30 декабря 2013 г.).

Академик Виктор Ивантер, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН: «Новая экономическая политика должна исправить то, что мы за предыдущие годы не сделали. А мы ничего, по существу, не ремонтировали, не строили новой инфраструктуры… Раз закончены крупные инфраструктурные проекты, надо браться за новые… Наши исследования показывают, что максимально доступный в течение ближайших десяти лет уровень роста ВВП России составляет примерно 7-8%» («Российская газета», 17 января 2014 г.).

Как известно, студентам на подготовку к экзаменам всегда не хватает одного дня. Нашим реформаторам всех мастей двух десятилетий не хватило. Воистину: на колу мочало, начинай сначала!

Не только краткосрочный прогноз, но и «предсказания» социально-экономического развития России до 2030 г. оптимизма не вселяют. Как ни сурово звучит, но для старших поколений — это навсегда. Будут ли молодые более удачливы?