1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1403

Кому девальвация «мать родна»

Снижение курса рубля оказывает, по оценке экспертов, противоречивое воздействие на реальный сектор экономики. В компаниях, поставляющих продукцию на экспорт, растет рентабельность, а предприятия, работающие на внутренний рынок, страдают от роста цен на импортное сырье и оборудование. Большую выгоду от девальвации рубля получает федеральный бюджет.

Девальвация национальной валюты, по мнению главного экономиста МВФ Оливье Бланшара, является лучшим способом борьбы с волатильностью потоков капитала, которая может усилиться в связи с планами США по свертыванию поддержки экономики за счет мер количественного смягчения.

Вывод инвесторами денег из развивающихся стран при рос­те процентных ставок в США приводит к ослаблению обменного курса их валюты, но одновременно, как правило, — к рос­ту экспорта и производства в целом. Если при этом удастся преодолеть такие негативные последствия ослабления валюты, как утяжеление выплат по внешним долгам, возможный рост инфляции и общей неопределенности, то в принципе рост производства должен сгладить падение доходов населения и предприятий и оживить экономику.

Два сценария девальвации

На сегодняшний день ученые Центра развития ВШЭ прогнозируют два варианта ослабления рубля — умеренная (10%) и сильная (16%) девальвация. Ее влияние на производство, по словам эксперта ЦР Валерия Миронова, определяется соотношением эффекта от снижения стоимости внутренних издержек в валютном выражении и их роста на импортные комплектующие. Кроме того, девальвация в принципе может затормозить рост удельных трудовых издержек в обрабатывающей промышленности, которые после снижения в 2009—2010 гг. в последние три года снова росли (в 2013 г. — на 4% в валютном выражении), хотя и замедляющимися темпами.

Расчеты аналитиков «Вышки» показывают, что влияние девальвации на рентабельность весьма велико. При десятипроцентном ослаблении рубля рентабельность экспорта в среднем по обрабатывающей промышленности возрастает почти в два раза (с 8,8 до 16,4%). А при 16-процентном ослаблении нашей национальной валюты — почти в 2,5 раза (до 21%). При этом ряд секторов экономики (производство паровых котлов, приборов, медицинского и фотооборудования, спортивных товаров, обуви и др.), совокупная доля которых в валовом выпус­ке экономики составляет более 5,5%, из убыточных становятся при гипотетическом экспорте прибыльными.

Однако в ряде других отраслей — автопроме, производстве машин и оборудования для сельского и лесного хозяйства — влияние снижения рубля на рентабельность экспорта будет близко к нейтральному.

Для некоторых же секторов (например, производителей бытовых приборов, табачных изделий, химических средств защиты растений, мотоциклов и велосипедов и др.) влияние девальвации на рентабельность окажется негативным в силу преобладания эффекта удорожания импортного сырья и комплектующих над снижением издержек в валютном выражении.

Позитив для промышленности — миф

Достоверно оценить наличие у рос­сийских предприятий возможностей наращивания несырь­евого экспорта с точки зрения наличия конкурентоспособных мощностей сегодня не представляется возможным. Вместе с тем нынешние оценки загрузки действующих производственных мощностей (79%) и рабочей силы близки к историческим максимумам. При этом стагнация инвестиций явно не служит хорошей основой для наращивания объемов производства.

«Рассчитывать под влиянием произошедшего ослабления руб­ля на значительное ускорение роста ВВП сейчас не приходится, даже несмотря на некоторые признаки появления тренда к улучшению промышленной конъюнктуры, которые, если ориентироваться на опросы Росстата (включая январские оценки), появились еще до девальвации, — считает эксперт ЦР Вадим Канофьев. — Опросы говорят о формировании в российской промышленности слабой тенденции к снижению инфляционных ожиданий, росту недостатка запасов (что может стимулировать выпуск вне зависимости от динамики спроса) и некоторому росту спроса и выпуска».

Однако данные опросов промышленных предприятий зачастую противоречивы, что заставляет относиться к оценке перспектив быстрого оживления экономики с большой осторожностью.

Еще более пессимистичную оценку влияния последствий девальвации рубля на ситуацию в оте­чественной обработке дают ученые Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. «Что касается версии о том, что ослабление рубля простимулирует оте­чественного производителя, то это из разряда легенд. Отечественного производителя почти не осталось. А то, что осталось, применяет импортную технику и технологии, а также импортные комплектующие», — комментирует ситуацию доцент кафедры статистики «Плехановки», к.э.н. Сергей Голодов.

Более того, слабый рубль, не способный должным образом стимулировать выпуск продукции (из-за недостатка свободных мощностей и рабочей силы), по мнению аналитиков ЦР ВШЭ, может подорвать формирующийся тренд к снижению инфляционных ожиданий.

Поэтому сейчас особенно важно, чтобы Банк России проявил твердость в отстаивании курса на снижение инфляции и убедил импортеров, что в случае роста цен он сделает для их снижения все возможное. Такая решимость регулятора, как показывает мировой опыт, может удержать импортеров от искушения полностью включить девальвацию в цену.

Бюджет в плюсе

Большинство экспертов считают девальвацию рубля выгодной государственному бюджету и экспортерам сырья. «Кому выгодно ослабление рубля, так это экспортерам сырья, так как выручка у них валютная, а затраты рублевые, конечно выгодно и бюджету (налоги экспортеры заплатят)», — полагает С. Голодов.

«Влияние ослабления рубля на доходы федерального бюджета, безусловно, позитивное, — уверен эксперт ЦР ВШЭ Андрей Чернявский. — Более высокий, чем было заложено в бюджетных проектировках, номинальный курс доллара к рублю увеличивает нефтегазовые доходы, а также некоторые ненефтегазовые доходы, прежде всего, это относится к импортным пошлинам и НДС на импорт».

Интегральный положительный результат для бюджетных доходов от изменений в мак­роэкономическом прогнозе и ослабления рубля составляет, по мнению А. Чернявского, 1 трлн руб. (1,37% ВВП, или 7,4% от плановых доходов бюджета). Здесь важно напомнить, что в соответствии с действующим Бюджетным правилом дополнительные ненефтегазовые доходы могут быть использованы для финансирования дополнительных расходов федерального бюджета. Речь может идти о дополнительных расходах на сумму 336 млрд руб.

В целом же ученые не видят причин для панических настрое­ний. «Видимо, будет преувеличением говорить о возможном обвале рубля и рисовать мрачные картины дальнейшего экономического развития России», — делает прогноз ведущий специалист кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Светлана Рудая. Беспокоиться нужно в случае, если разразится новый общемировой кризис, связанный, например, с возможным техническим дефолтом в США и некоторых европейских странах-аутсайдерах.