1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Силуанов путает рост экономики с наполнением бюджета

В понедельник, 17 июня, министр финансов Антон Силуанов в интервью агентству Bloomberg заявил, что Минфин начинает с августа скупку валюты с целью ослабления рубля, что якобы может стимулировать экономический рост в России. Во вторник, 18-го, в среду, 19-го и в четверг 20-го другие крупные чиновники успокаивали страну и клялись, что девальвация не пройдет.

Рубль начал падать.

Cлова министра сразу сказались на рынке. В понедельник же курс рубля прервал укрепление и снизился примерно на 13 коп. к доллару и на 11 коп. к евро. Во вторник падение курса рубля ускорилось. К 19.30 мск 18 июня он терял 26 коп. к доллару, пробив 32 руб./долл., и 63 коп. к евро — до 42,92 руб. Бивалютная корзина стоила лишь на 6 коп. дешевле 37 руб.

Со вторника официальные лица начали предпринимать попытки смягчить эффект заявления министра финансов. 18 июня первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что сказанное Силуановым «к девальвации не имеет никакого отношения... Намерение Минфина покупать валюту для Резервного фонда на открытом рынке, а не у ЦБ не имеет целью девальвацию рубля».

Но в среду, 19 июня, курс ­евро опять превысил отметку 43 руб. (13 июня он впервые с октября 2011 г. вышел на этот уровень). Курс доллара расчетами «завтра» к 11.04 мск вырос на 15 коп. до 32,15 руб., курс евро — на 21 коп., до 43,09 руб. Стоимость бивалютной корзины (0,55 долл. и 0,45 евро) при этом увеличилась на 18 коп. по сравнению с уровнем преды­дущего закрытия и составила 37,08 руб.

Тогда к Шувалову присоединился Сергей Игнатьев (с 24 ­июня он оставляет свой пост председателя ЦБ). Выступая в Госдуме, он отметил, что «действительно, мы подготовили новый порядок валютных интервенций, по которому Минфин будет покупать в ежедневном режиме валюту, а ЦБ будет в тех же объемах покупать на рынке. Этот порядок будет запущен в августе. Этот порядок практически не окажет никакого влияния на траекторию валютного курса рубля. То, что при новом порядке курс ослабнет, — это неправда, это домыслы». По мнению Игнатьева, напротив, при нынешних ценах на нефть более вероятно укрепление курса рубля, чем его ослаб­ление.

Не мог промолчать и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «... говорить о девальвации как таковой невозможно», — сказал Песков (цитата по «РИА Новости»).

Но в четверг, 20 июня, на открытии московской биржи рубль обновил минимумы. Курс к евро составил 43,39 руб., что стало самым высоким результатом с октября 2011 г. Курс к доллару достиг 32,73 руб., что стало максимумом с лета 2012 г.

Так нашумело интервью А. Силуанова Bloomberg, его рассуж­дение о пользе девальвации для взращивания ВВП. Но вряд ли профессионал Силуанов серьезно говорил о девальвации как о рецепте изменения экономической ситуации.

Рубль с конца зимы и до его слов уже упал к доллару на 6%, но никакого экономического роста это не вызвало. Вряд ли также Силуанов полагает, что скупка валюты Минфином может быть столь существенной, что допустит более солидного ослаб­ления рубля. И, конечно, министр осознает, что это может вызвать лишь всплеск инфляции (заодно создать серьезные проблемы для рынка облигаций). Просто он пытается через ослабление, по его словам, «обменного курса на 1—2 руб­. изы­скать для федерального бюджета 190—380 млрд руб.» (цитата по сайту Минфина). Налицо, таким образом, некое лукавство в интервью Силуанова агентству Bloomberg. Не о росте экономики речь, а о заделывании бюджетных пробоин.

И отечественные, и не наши эксперты сразу заметили силуановское лукавство. Алексей Девятов из URALSIB Capital говорит (цитата по «Финмаркету»): «Плюсы искусственной девальвации для экономики не совсем очевидны. Да, можно понизить номинальный курс руб­ля, но для экономики важен реальный курс рубля, а тут уже ни ЦБ, ни Минфин поделать ничего не могут». Глава миссии МВФ Антонио Спилимберго (цитата по «Ведомостям»): «Бесполезны были бы и попытки придать импульс экономическому росту ослаблением рубля… когда выпуск на уровне потенциала, более слабый рубль не увеличит, а ограничит использование мощностей». В четверг зампред ЦБ Алексей Улюкаев в кулуарах ПМЭФ заявил, что, по его мнению, «ослаб­ление рубля не поможет российской экономике» (цитата по РИА «Новости»).

Все эксперты говорят, что необходима не девальвация (а производственники при упоминании этого явления сразу вспоминают про компоненты, которые используют в работе), а крутая смена экономической политики. Чтобы пошли инвестиции, но не взбухала инфляция.

Но это уже совсем другая цель, нежели просто казну пополнить. Это — опять про деловой климат, формирование приличных институтов, защищающих производителей и потребителей, но не гарантирующих защиту привилегий вертикальной бюрократии на распределение всех видов ресурсов. Все подобное признается на словах, но не на самом деле. Вот и Силуанов попал в интересное положение, привыкнув думать одно, говорить другое, делать третье. Думал о наполнении бюджета, сказал про стимулирование экономики, а сотворил нервозность на рынке и падение многострадального рубля.