1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1586

Если есть основания для применения норм о договорной ответственности, нормы о деликте не работают

Если в течение гарантийного срока на результат работ, предоставленного подрядчиком, из-за некачественно выполненных работ пострадало имущество заказчика, ответственность за это несет подрядчик. Негативные последствия для последнего будут иметь обязательственный характер — как обязанность возмес­тить убытки, причиненные в результате ненадлежащего исполнения договорного обязательства. При этом правила о деликтной ответственности за нарушение обязательств не применяются (постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2013 № 1399/13 по делу № А40-112862/11-69-982).

Суть дела

Общество (далее — генпод­рядчик, ответчик) и ФГУП (далее — заказчик, истец) несколько лет сотрудничали на основании заключенного в 2005 г. договора генерального подряда на проведение строительно-монтажных и ремонтных работ в помещениях нежилого здания заказчика.

По договору подрядчик обязался гарантировать отсутствие дефектов выполненных им работ в течение двух лет со дня утверждения акта о приемке выполненных работ. При обнаружении недостатков в пределах гарантийного срока стороны обязались составлять двусторонний акт о выявленных недостатках, в котором оговаривается их устранение в определенные сроки за счет подрядчика.

Летом 2010 г. стороны подписали дополнительное соглашение к данному договору на проведение строительно-монтажных и ремонтных работ в одном из помещений здания. В соответствии с дополнительным соглашением общество выполняло работы по смете на указанном объекте, в том числе монтаж (кладку) печного оборудования в соответствии с Правилами пожарной безопасности в РФ, утв. МЧС России от 18.06.2003 № 313 (далее — ППБ 01-03) и строительными нормами и правилами (далее — СНиП 41-01-2003).

Работы были завершены обществом и приняты заказчиком на основании подписанного обеи­ми сторонами акта выполненных работ.

Через несколько дней после того, как работы были приняты, в помещении произошел пожар. Специалистом государственной испытательной пожарной лаборатории в субъекте РФ было составлено заключение, согласно которому очаг пожара был определен внутри здания на уровне потолочного перекрытия, а наиболее вероятной причиной возгорания было названо воспламенение сгораемых материалов в результате воздействия на них высокой температуры топочных газов.

В справке территориального отдела ГУ МЧС России отражено, что причиной пожара послужило нарушение ППБ 01-03 и СНиП ­41-01-2003, допущенное при монтаже и эксплуатации печного отоп­ления.

Заказчик решил, что причиной возникновения пожара стали виновные действия генподрядчика, который привлек к выполнению работ сотрудника, не имеющего соответствующего образования и разрешения на монтаж печного оборудования. В результате разделка и отступка дымохода печи были смонтированы с нарушения­ми действующих норм и правил пожарной безопасности.

Заказчик направил в адрес генподрядчика претензию, однако последний ущерб от пожара так и не возместил. В итоге ФГУП обратилось к обществу с иском о взыскании ущерба на сумму более 2 млн руб., посчитав, что причиной возникновения пожара стали некачественные работы общества по укладке печного оборудования.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска ФГУП, посчитав, что вина общества в возгорании, а следовательно, возникновении убытков у истца, не доказана. В то время как для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего: факт причинения вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между двумя первыми элементами и вину причинителя вреда.

Апелляционная и кассационная жалобы ФГУП остались без удовлетворения. Суд апелляционной инстанции также указал на то, что истец не доказал наличия элементов состава правонарушения, при которых наступает обязанность виновного лица возместить причиненные убытки. Суд напомнил, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или до­говором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере, а также что убытки могут быть причинены в форме реального ущерба и упущенной выгоды (ст. 15 ГК РФ).

По общему правилу, исполнившее ненадлежащим образом обязательство лицо несет ответственность при наличии вины. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмот­рительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ «Общие основания ответственнос­­ти за причинение вреда» вина причинителя вреда предполагается. Он может, например, возместить убытки (ст. 1082 ГК РФ). Но для этого необходим ряд обстоятельств, на которые указывал суд первой инстанции. Кроме того, апелляционный суд пришел к выводу, что общество как подрядчик не несет ответственности за недостатки выполненных работ, возникшие после передачи результата работ заказчику (п. 1 ст. 720 ГК РФ).

Суд кассационной инстанции также поддержал позицию нижестоящих судов.

Позиция ВАС РФ

Судьи Президиума ВАС РФ отменили судебные акты трех инстанций и направили дело на новое рассмотрение, поскольку все три суда неверно определили деликтную правовую природу возникших между сторонами договора отношений, что существенно влияет на предмет и объем доказывания.

Судьи напомнили, что обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда и из иных указанных в законе оснований (п. 2 ст. 307 ГК РФ).

Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 393 ГК РФ). Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу организации, подлежит возмещению в полном объ­­еме причинившим вред лицом (п. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Исходя из вышеуказанных норм права, правовая природа обязательств различна по основанию их возникновения: одни возникают из договора, другие — из деликта. И при ненадлежащем исполнении договорного обязательства нормы об ответственности за деликт не применяются. В таком случае вред возмещается на основании норм об ответственности за ненадлежащее исполнение данного договорного обязательства по закону или соответствующему договору.

В рассматриваемом деле заказчик и подрядчик заключали договор, результат исполнения которого был обеспечен двухгодичным гарантийным сроком, на что ни один из судов не обратил внимания, несмотря на то что даже ФГУП в обос­нование своей позиции указывало на некачественное исполнение обществом обязательств по договору.

Таким образом, судьи Президиума ВАС РФ, направляя дело на новое рассмотрение, подсказали суду первой инстанции, как стоит разрешить возникший спор, а именно — руководствуясь нормами главы 37 ГК РФ «Подряд».

Причем даже при отсутствии заключенного договора между сторонами фактические действия ответчика по некачественному монтажу печи отопления в помещении истца, повлекшие причинение вреда имуществу последнего, в любом случае являлись бы основанием для возмещения названного вреда. В деле содержится оговорка о пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.