1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 11667

Дисциплинировать недобросовестного арендатора могут удержание имущества и залог

Среди способов обеспечения исполнения обязательств удержание имущества должника используется не очень часто и в основном в рамках определенных видов обязательств (например, в договоре подряда для обеспечения исполнения денежных обязательств заказчиком). В то же время сфера применения данной обеспечительной конструкции намного шире, поскольку она может быть использована и вне обязательств по оплате удерживаемой вещи. Один из вариантов — как способ защиты интересов арендодателя от неисполнения арендатором обязанности по оплате пользования предоставленным объектом недвижимости.

Как правило, в арендных отношениях в качестве «слабой стороны» выступает арендатор; в некоторой мере он зависит от воли арендодателя, особенно если очень заинтересован в использовании конкретного объекта аренды, скажем, офиса. Однако в защите от недобросовестных контрагентов порой нуждаются и арендодатели, поскольку в реальной жизни арендаторы очень часто не вносят плату по договору или вносят, но в меньшем размере и с нарушением сроков. Суммы такой задолженности могут вырасти до баснословных размеров, если арендодатель (умышленно или нет) вовремя не возьмет ситуацию под свой контроль. Что же делать в таком случае? Обращение в суд не всегда бывает лучшим решением, поскольку требует много времени, сил и опять же денег. Кроме того, нет гарантий, что к концу тяжбы у арендатора будет имущество, на которое можно обратить взыскание в счет удовлетворения требований арендодателя. Указанная проблема ставит вопрос о поиске действенных и эффективных мер, направленных на защиту прав и законных интересов арендодателя.

Удержание имущества арендатора не всегда законно

Для осуществления текущей дея­тельности в арендуемых помещениях арендаторы завозят свое имущество: офисную мебель, оргтехнику, оборудование и др. Стороны договора аренды могут заключить договор залога такого имущества в обеспечение исполнения обязательств арендатора. Однако далеко не каждый арендатор согласится на такие условия сотрудничества. К тому же для того, чтобы договор залога считался заключенным, необходимо согласовать в нем условие о предмете: предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом (ч. 1 ст. 339, ст. 432 ГК РФ). Между тем на момент заключения договора аренды его стороны не знают, какое именно имущество арендатор завезет в арендуемое помещение и будет завозить и оставлять в нем в дальнейшем.

Однако арендодатель в отношениях, связанных с предпринимательской деятельностью, может удерживать такое имущество по правилам об удержании (§ 4 главы 23 ГК РФ). Согласно ст. 359 ГК РФ кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или по возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после поступления этой вещи во владение кредитора права на нее приобретены третьим лицом.

Для применения права удержания требуется соблюдение ряда условий:

  • имущество оставлено арендатором в арендованном помещении (здании, сооружении) по своей воле (постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.07.2009 № Ф03-3098/2009 по делу № А73-13639/2008);
  • между сторонами есть непогашенное обязательство, в котором арендатор выступает должником (постановление ФАС Поволжского округа от 11.10.2007 по делу № А72-3138/2005-25/180);
  • кредитор и должник связаны обязательством, срок которого наступил, а удержание не исключено соглашением сторон в соответствии с п. 3 ст. 359 ГК РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.12.2011 по делу № А56-69617/2010);
  • арендодатель законно владеет оставленным арендатором имуществом (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2007 по делу № А79-11689/2006, Цент­рального округа от 03.10.2006 по делу № А54-612/2006-С19, Восточно-Сибирского округа от 27.04.2009 по делу № ­А58-5012/08-Ф02-1542/09).

Если основанием поступления имущества арендатора во владение собственника помещения является оставление арендатором его в данном помещении после истечения срока аренды, то есть после утраты права на помещение, такое владение оборудованием в порядке удержания не может быть признано незаконным (п. 14 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой, утв. информационным письмом ВАС РФ от 11.01.2002 № 66).

Правила о залоге имущества обычно применимы и для его удержания

Требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК РФ). Обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется по решению суда, если соглашением залогодателя и залогодержателя не преду­смотрено обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке. Удов­летворение требования залогодержателя за счет заложенного имущества во внесудебном порядке допускается на основании соглашения залогодателя и залогодержателя, если иное не предусмотрено законом. В договоре о алоге, содержащем условие об обращении взыс­кания на заложенное имущество во внесудебном порядке или условие о порядке реализации заложенного имущества на основании решения суда, могут быть предусмотрены способ либо несколько способов реализации заложенного имущества, которые залогодержатель вправе использовать по своему усмот­рению, в том числе в определенной последовательности или в зависимости от каких-либо иных условий (ст. 349 ГК РФ).

Реализация (продажа) заложенного имущества, на которое в соответствии со ст. 349 ГК РФ обращено взыскание, осуществляется в порядке, установленном законом об ипотеке или законом о залоге, если иное не предусмотрено законом (п. 1 ст. 350 ГК РФ).

В договоре о залоге движимого имущества, который предусмат­ривает внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество и сторонами которого являются юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели, в обеспечение обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью, стороны также могут указать один или несколько способов реализации предмета залога, в том числе преду­смотреть оставление за собой предмета залога залогодержателем или продажу предмета залога третьему лицу залогодержателем или комиссионером, действующим на основании заключенного между ним и залогодержателем договора комиссии (п. 3 ст. 28.1 Закона РФ от 29.05.92 № 2872-1 «О залоге», далее — Закон о залоге).

Из системного анализа приведенных законоположений следует, что арендодатель вправе обратить взыскание на имущество арендатора, которое он удерживает, путем его продажи третьему лицу. Для этого необходимо в договоре аренды предусмотреть такое право арендодателя и механизм его реализации.

Например, представим до­говор аренды со следующим условием. Стороны договариваются о том, что при наличии у арендатора перед арендодателем непогашенных денежных обязательств в любом размере арендодатель вправе удерживать имущество должника. При просрочке со стороны арендатора более десяти календарных дней арендодатель вправе указанное имущество продать полностью или частично. Способ, форму и иные условия реализации самостоятельно определяет арендодатель.

Для определения рыночной стоимости продаваемого имущества арендатора арендодатель обязан пригласить профессионального оценщика. По установленной им цене арендодатель вправе продать имущество арендатора любому лицу. Свои расходы на проведение экспертизы арендодатель погашает за счет стоимости реализуемого имущества арендатора. Оценщик не привлекается только в том случае, если стоимость имущества арендатора является явно незначительной.

Арендатор во всяком случае соглашается с результатом оценки, если оценщик отвечает установленным законом требованиям. Арендатор дает безусловное согласие на продажу своего имущества арендодателем и предоставляет ему все необходимые полномочия для этого. Арендатор не будет возражать против продажи своего имущества по цене, определенной независимым оценщиком. Вырученные от реализации имущества арендатора средства арендодатель направляет на погашение долгов арендатора. Если вырученная от реализации имущества сумма превышает сумму долга арендатора, то арендодатель перечисляет положительную разницу между этими суммами арендатору по реквизитам, указанным в договоре аренды или вносит в депозит нотариуса. Арендодатель обязан в письменной форме известить арендатора о приглашении оценщика и дате проведения оценки, а также выслать ему копию заключенного договора о продаже имущества арендатора. Стороны признают для себя обязательную силу данного условия, которое они рассматривают в качестве непоименованного в законе способа обеспечения исполнения обязательств арендатора. Арендатор гарантирует арендодателю, что он имеет все необходимые разрешения на принятие на себя такого условия.

Приведенные выше примерные условия для договора аренды в законодательстве прямо не предусмотрены, однако и не противоречат ему, а потому допустимы в силу принципа свободы договора. Возможность их установления в договоре аренды следует из системного анализа взаимосвязанных нормативных положений ст. 349, 350, 360 ГК РФ и ст. 28.1 Закона о залоге. Никаких запретов на включение подобных положений в до­говор в законе не содержится. Они не ограничивают правоспособность арендатора и автономию его воли, не нарушают баланс интересов, поскольку он добровольно на него согласился. Цель таких условий — защита прав арендодателя. Арендатор не лишен возможности надлежащим образом исполнять свои обязательства и не допустить продажу своего имущества.

Право распоряжаться имуществом путем его продажи принадлежит собственнику, однако в данном случае арендатор предоставляет такое право арендодателю. Предоставление третьему лицу права на продажу имущества является одним из видов распоряжения собственником принадлежащим ему имуществом в соответствии с п. 2 ст. 209 ГК РФ. Продажа его по цене, определенной независимым оценщиком, гарантирует соблюдение прав и законных интересов арендатора, который не лишен возможности оспорить проведенную оценку.

Разумеется, такие условия для арендатора не выгодны, и мало кто из потенциальных арендаторов расценит их как положительные. В то же время если у арендодателя есть основания сомневаться в добросовестности будущего бизнес-партнера, то благодаря подобным договорным положениям он сможет защитить себя в случае неисполнения обязательств арендатором. Если арендодатель будет иметь в наличии несколько договоров аренды — с данным условием и без него, это может служить доказательством того, что предлагаемый им к заключению договор аренды не является договором присоединения, поскольку арендаторы были вправе настаивать на исключении тех или иных условий.

Удержание имущества должника и самовольный захват необходимо разграничивать

Для арендодателя, который по­желает воспользоваться рас­смат­риваемым способом защиты своих интересов, крайне важно понимать различие между законным удержанием и распоряжением имуществом должника и его самовольным ­захватом.

К примеру, если сам арендатор арендовал движимое имущество у третьего лица, являющегося его собственником, тогда собственник имущества вправе истребовать его из владения арендодателя, если тот еще не произвел его отчуждение. С одной стороны, арендодатель владеет им на законном основании, на праве удержания. Однако право собственности, будучи правом абсолютным, пользуется безусловным приоритетом в защите. Если арендодатель имеет право на защиту своего права удержания только против арендатора, который не исполняет свои обязательства, то собственник — против всех третьих лиц.

Иным образом обстоит дело, если арендодатель уже успел произвести реализацию имущества третьему лицу. Виндикационный иск собственник может предъявить только тому лицу, во владении которого оно фактически находится. Собственник лишен возможности оспорить саму сделку по реализации имущества и требовать признания ее недействительной. Как указал Конституционный суд РФ, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунк­тами 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество у добросовестного приобретателя: безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др. (постановление КС РФ от 21.04.2003 № 6-П).

Удовлетворение виндикационного иска собственника возможно только при условии, что он сможет индивидуализировать истребуемое имущество. Но в нашем случае речь идет об имуществе, которое не всегда подвергается строгому учету и имеет индивидуализирующие признаки, а потому идентифицировать его может быть затруднительно. Действительно, как собственник докажет, что находящаяся у третьего лица мебель принадлежит именно ему? Однако при удовлетворении виндикационного иска третье лицо предъявит требование арендодателю, продавшему ему имущество. Обратного требования у арендодателя к арендатору уже не будет, поскольку он не проявил должной осмотрительности и не проверил принадлежность имущества арендатору.

При невозможности предъявить арендодателю виндикационный иск собственник реализованного имущества вправе потребовать взыскания неосновательного обогащения. Такое требование подлежит удовлетворению, если собственник имущества в обязательстве с арендодателем не состоит и не является его должником. Арендодатель при этом должен знать о том, что собственником отчужденного им имущества является именно третье лицо. Так, в одном деле суд установил, что арендодатель в счет долгов своего арендатора продал его имущество. Однако данное имущество принадлежало суб­арендатору. Суд отметил, что субарендатор не являлся стороной по договору аренды и не выступал в качестве должника арендодателя в смысле ст. 359 ГК РФ. В материалах дела имелось также письмо арендодателя в ответ на претензию субарендатора, из которого следовало, что ему было известно о наличии на арендуемом складе имущества, принадлежащего суб­арендатору. При таких обстоятельствах суд удовлетворил иск субарендатора о взыскании неосновательного обогащения (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.01.2010 по делу № ­А56-11593/2009).

В то же время арендодатель может указать в договоре аренды, что арендатор гарантирует принадлежность всего имущества именно ему, и последний обязуется отвечать за все претензии и требования со стороны любых третьих лиц. В таком случае у арендодателя отпадает необходимость выяснять судьбу имущества. Он вправе будет предъявить регрессное требование арендатору, если к нему заявит иск третье лицо, которому он продал имущество. В договоре аренды также следует указать, что арендатор обязан ставить в известность арендодателя обо всем имуществе, которое он завозит в арендуемое помещение, если оно ему не принадлежит на праве собственности. В отсутствие информации об ином арендодатель рассмат­ривает его как собственность арендатора.

Возможности реализации имущества должника ограничены законом

Как было сказано выше, арендодатель вправе удерживать имущество должника, и при неудовлетворении денежных требований реализовать его с пуб­личных торгов по общим правилам о реализации заложенного имущества. Однако необходимо также учитывать, что не всякое имущество арендодатель может продать. Если на его продажу требуется лицензия, которой кредитор не обладает (к примеру, на реализацию алкогольной продукции), такая реализация невозможна.

С учетом изложенного предложенная модель обеспечения прав арендодателя может быть рекомендована к использованию с некоторыми оговорками. Механизм реализации и все необходимые гарантии следует включать в договор аренды. Реализовывать арендодателю следует только вещи, попавшие к нему от арендатора, обладающие родовыми признаками, исключив тем самым возможность удовлетворения виндикационного иска, если вдруг имущество окажется собственностью другого лица. Индивидуально определенное имущество арендодатель вправе просто удерживать и реализовывать по правилам, предусмотренным в законе.

Достоинство использования приведенного механизма заключается в оперативной реализации имущества арендатора и получении удовлетворения арендодателем. Он не тратит время и деньги на организацию и проведение торгов для продажи имущества. После себя арендатор в помещении может оставить скоропортящиеся вещи (продукты питания и др.). Удерживая это имущество и дожидаясь проведения торгов, арендодатель рис­кует его утратить. Незамедлительно же его реализовав, он удовлетворит свои требования, не допустит порчи продукции и уменьшит задолженность арендатора перед собой. Такая ситуация только укрепляет разумный баланс интересов сторон договора аренды.

к сведению

Как было сказано в начале этого материала, удержание как способ обечения исполнения обязательств часто используется сторонами договора подряда. Дело в том, что ГК РФ специально предусматривает такую возможность: при неисполнении заказчика обязанности оплатить выполненные работы подрядчик вправе удержать результат работ, а также переданные для его создания оборудование и материалы до момента исполнения такой обязанности должником (ст. 712 ГК РФ). Причем право на удержание остается у подрядчика и в том случае, когда сам договор уже расторгнут. Правда, только если размер удерживаемого имущества существенно не превышает размер задолженности (Определение ВАС РФ от 24.01.2011 № ВАС-18406/10 по делу № А36-1/2010).

Удержание является эффективным способом обеспечения и в догово­ре хранения. Хранитель вправе удержать переданную на хранение вещь при неоплате соответствующих услуг. Правда, поклажедателем не всегда является собственник вещи. Потому неизбежно встает вопрос о правомерности удержания хранителем имущества третьего лица, которое в отношениях по хранению не участвует.

Встречаются судебные акты, в которых суды допускают возможность удержания имущества, переданного на хранение поклажедателем-несобствеником, однако они приняты достаточно давно (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.12.2005 № Ф08-5460/2005 по делу № А53-22384/2004-15). А вот в более свежих актах такая возможность опровергается (Определение ВАС РФ от 03.09.2010 № ВАС-11275/10 по делу № А71-9732/2009). Потому в данной ситуации для хранителя удержание — не самый безопасный способ защиты своих прав.