1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 791

Неоднозначные итоги июня

Статистические показатели по основным видам экономической деятельности за июнь нынешнего года производят противоречивое впечатление.

В июне, с одной стороны, наконец, улучшилось положение в промышленности, с другой — произошел спад в строительстве и инвестициях. А без них трудно себе представить ускорение экономического роста, на который надеется МЭР во второй половине этого года.

Строительство и инвестиции упали

Основные тренды в строительстве и инвестициях, по данным Росстата, в июне 2013 г. были негативными. Если в мае наблюдался рост строительства на 1,1% и инвестиций — на 0,1%, то в июне — падение на 2,6 и 1% соответственно.

Чтобы оценить масштабы снижения экономической динамики в строительстве и капвложениях, ученые Центра развития ВШЭ в очередном бюллетене КГБ предлагают обратиться к исходным данным Росстата в формате «к соответствующему месяцу предыдущего года». Так, если в мае темп прироста строительства составил 1,7% (инвестиций — 0,4%), то в июне уже –7,9% (инвестиций — –3,7%).

Такие низкие показатели могут привести к изменению годового тренда в строительстве и инвестициях. Если месяц назад речь шла лишь о минимальном снижении объемов строительства и инвестиций в 2013 г., то теперь вырисовывается их возможное снижение. Впрочем, эксперты «Вышки» прогнозируют, что данные по этим двум показателям еще будут не раз уточнены Росстатом, и масштабы пересмотров могут существенно изменить картину. Поэтому пока с уверенностью можно констатировать лишь следующее: признаков повышения инвестиционной активности, на которую надеется Минэкономразвития, пока не наблюдается.

Не порадовал экономистов в июне и грузооборот коммерчес­кого транспорта, являющийся одним из важных сводных индикаторов состояния отечественной экономики. Снижение за месяц составило 1,1% (сезонность устранена), а накопленное сокращение показателя за январь — июнь — 2,8%.

Промышленность отжалась

Майский спад в промышленности был во многом обусловлен сильным влиянием календарного фактора. Проще говоря, в мае было больше праздничных дней по сравнению со средним показателем в 2000—2012 гг. В июне ситуация в индустрии несколько улучшилась, однако полного восстановления пока не произошло, подчеркивает эксперт Центра развития ВШЭ Николай Кондрашов. Промышленность выросла на 0,3% после снижения на 0,7% в мае (прирост за месяц, сезонность устранена).

Правда, в июне сохранилось практически прежнее по силе негативное влияние календарного фактора. Поэтому возможно дальнейшее восстановление показателей индустрии в июле, когда влияние календарного фактора, напротив, станет положительным.

Потребительский спрос удержался

Розничный товарооборот в июне вырос на 0,9% (после 0% месяцем ранее), что выглядит вполне закономерно — население повернулось от праздничных разъездов к покупкам в магазинах.

Немного снизилось потребление услуг населением (–0,1% за месяц), а накопленное сокращение за последние четыре месяца составило 0,4%. Однако и по этому показателю возможен пересмотр динамики Росстатом, поэтому не стоит, по мнению экспертов ВШЭ, ставить на потребительском спросе крест. Тем более что индекс предпринимательской уверенности в сфере услуг во II квартале текущего года продемонстрировал уверенный рост — +7% (см. «ЭЖ», 2013, № 27, с. 04).

Вместе с тем существуют и другие причины для беспокойства за будущее потребительского спроса, являющегося основным драйвером нашего скромного экономического рос­та. В частности, сохраняется тенденция снижения темпов роста потребительского кредитования — с 49% летом прошлого года до 36,4% в мае 2013-го.

Неприятным трендом последних месяцев стало увеличение уровня безработицы. После непрерывного снижения с ­июня кризисного 2009 г. (8,7%) до начала текущего года (5,3%) в апреле — июне безработица стала демонстрировать динамику к росту: 5,4, 5,5, 5,7% соответственно.

Сейчас пока нельзя с полной уверенностью сказать, что рост безработицы вызван именно тяжелым состоянием в частном секторе (а не, скажем, сокращением численности бюджетников) и носит долговременный характер. Однако некоторые выводы, по оценке Н. Кондрашова, уже можно сделать: «Во-первых, рост уровня безработицы уже начал формировать базу для замедления роста потреб­ления. Мы живем не во Франции, и на пособие много не купишь (тем более что в России за ним мало кто обращается). Во-вторых, рост безработицы должен способствовать усилению конкуренции на рынке труда, замедлению роста зарплат в экономике, а следовательно — и потребления».