1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2110

Кому достаётся «дырка от бублика»

Мировое сообщество обеспокоено растущей несправедливостью распределения производимого дохода. Эта тенденция стала особенно заметной после глобального финансово-экономического кризиса 2008—2009 гг., последствия которого не преодолены. И «восьмёрка», и «двадцатка», и крупнейшие экономические форумы озабочены проблемой социального неравенства не только в мировом масштабе, но и на уровне отдельных государств (богатых и бедных, больших и малых, с развитыми и развивающимися экономиками).

Перспективы мирового развития

Всемирный банк продолжает публикацию докладов серии «Перспективы мирового развития» («worldbank.org»; «Slon.ru», 17 мая 2013 г.). Специалисты ВБ сформулировали неоднозначный вывод, согласно которому просматривается определённая тенденция к более равномерному распределению совокупного благосостояния между развитыми и развивающимися странами, Однако это совсем не означает, что выгоды обязательно поступают или будут поступать всем в равной степени внутри отдельных стран. Более того, значительная часть государств находится за пределами указанных групп. По словам известного американского экономиста Нуриэля Рубини, неодолимо растущее «социальное неравенство — могильщик капитализма», доминирующего сегодня на планете общественно-экономического строя.

Информация к размышлению

На 1,2 млрд беднейших жителей планеты приходится всего 1% мирового потребления, тогда как на один миллиард наиболее обеспеченных людей - 72%. По мнению генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, развитие не может быть устойчивым при растущем социальном и экономическом неравенстве между странами и внутри стран, мешает процветанию наций, порождает преступность и болезни, приводит к ухудшению состояния окружающей среды. подрывает сплоченность обществ и экономические стимулы.

Уязвимые группы населения имеют более низкий уровень образования, у них нет навыков, которые позволили бы им конкурировать на современном рынке труда, они зарабатывают меньше и менее здоровы. Сегодня для 2,6 млрд человек нет доступа к надлежащим услугам в сфере санитарии. Генсек подчеркнул: «Нам нужны решения экономических и финансовых кризисов, от которых выиграют все. Необходимо вкладывать больше инвестиций в сферы здравоохранения, образования, социальной защиты и создания достойных рабочих мест - особенно для молодых людей. Нам нужно будет создать примерно 470 миллионов новых рабочих мест между 2015 и 2030 годами» («Финмаркет», 9 июля 2013 г.).

В «Перспективах» Всемирного Банка представлены два сценария, основанные на разных темпах сближения развивающихся и развитых стран по таким показателям, как размер подушевого дохода, темпы структурных преобразований (развитие финансовой системы и повышение качества институтов). В первом сценарии предусмотрена постепенная конвергенция между этими группами стран, в то время как во втором предполагается гораздо более динамичное развитие событий.

В постепенном и радикальном сценарии средние темпы экономического роста в мире на протяжении двух последующих десятилетий будут составлять, соответственно, 2,6 и 3% в год. В развивающихся странах ежегодные темпы роста в среднем составят 4,8% в сценарии постепенного сближения и 5,5% — в сценарии быстрой конвергенции.

В докладе «Горизонты глобального развития — 2013» сделан вывод, согласно которому наименее образованные группы населения в странах практически не располагают сбережениями и не способны повысить свой потенциальный доход, а наиболее неимущие не смогут избежать «ловушки бедности». По этой причине «лицам, ответственным за выработку стратегий в развивающихся странах, принадлежит важная роль в стимулировании частных сбережений такими мерами, которые способствовали бы наращиванию человеческого капитала, особенно для малоимущего населения».

Обращено особое внимание на растущую роль развивающихся стран в развитии мировой экономики и их влияние на глобальные показатели благосостояния. По мнению авторов доклада «Капитал для будущего: сбережения и инвестиции во взаимозависимом мире», вклад развивающихся стран в объём мировых инвестиций к 2030 г. должен увеличиться в три раза и достигнуть трёх пятых общемирового значения (в 2000 г. он составлял одну пятую).

В результате в 2030 г. на долю Китая будет приходиться 30% мирового объема инвестиций, и еще 13% составят в совокупности доли Бразилии, Индии и России. Если говорить об объёмах инвестиций, то в развивающемся мире они составят 15 трлн долл. (в долларах 2010 г.), в то время как доля стран с высокими уровнями доходов составит 10 трлн долл. И здесь также крупнейшими инвесторами среди развивающихся стран будут Китай и Индия, доля которых в мировом объеме инвестиций составит в 2030 г. в совокупности 38% и на которых будет приходиться почти половина мировых инвестиций в обрабатывающую промышленность.

Для того чтобы бедные могли жить лучше, необходимо дать толчок развитию образования и сектора услуг, число занятых в котором в развивающихся странах превысит 60% от общей численности работающих. На эти страны будет приходиться более 50% от объёма мировой торговли. Подобные перемены будут сопровождаться изменениями в численности народонаселения, что обусловит рост спроса на инфраструктурные услуги. Авторы оценивают потребности в финансировании объектов инфраструктуры в развивающихся странах в период с 2013 по 2030 гг. в сумму, эквивалентную 14,6 трлн долл.

Через 17 лет половина общемировых объёмов капитала, или в совокупности 158 трлн долл. (в долларах США 2010 года), будет приходиться на развивающиеся страны (для сравнения: сегодня на них приходится менее одной трети). При этом доли стран Восточной Азии и Латинской Америки будут самыми значительными.

Ускорению темпов роста, увеличению инвестиций, повышению роли развивающихся стран в мировой экономике будут способствовать догоняющий рост производительности труда, дальнейшая интеграция в мировые рынки, грамотная макроэкономическая политика, развитие систем образования и здравоохранения.

По мнению аналитиков, развивающиеся страны будут располагать ресурсами, необходимыми для финансирования этих перспективных масштабных инвестиций, в том числе в сферы образования и здравоохранения. Предполагается, что высокие нормы сбережений в развивающихся странах в 2014 г. достигнут пикового показателя в 34% национального дохода, и до 2030 г. в среднем будут составлять 32% ежегодно. В совокупном выражении к 2030 г. на развивающиеся страны будет приходиться 62—64% мировых сбережений, что соответствует 25—27 трлн долл., в то время как в 2010 г. этот показатель не превышал 45%.

Учитывая, что согласно прогнозам численность населения планеты вырастет с 7 млрд человек в 2010 г. до 8,5 млрд к 2030 г., а также принимая во внимание процессы старения в развитых странах, эти структурные изменения будут испытывать на себе сильнейшее влияние демографических изменений, которые неизбежно ведут к возникновению сложных проблем стратегического характера. Это станет серьёзным испытанием устойчивости системы государственных финансов и усилий по снижению бремени расходов на здравоохранение и пенсионное обеспечение без серьёзного ухудшения при этом условий жизни пожилого населения. По этой причине наиболее значительные снижения нормы частных сбережений ожидаются в странах Восточной Азии, Восточной Европы и Центральной Азии.

В абсолютном выражении основная доля сбережений будет по-прежнему приходиться на страны Азии и Ближнего Востока. Согласно сценарию постепенной конвергенции, в 2030 г. Китай будет иметь значительно больше сбережений, чем любая другая развивающаяся страна — 9 трлн долл. США (в долларах 2010 г.), с большим отставанием второе место займет Индия — 1,7 трлн долл. США, превзойдя в 2020-х гг. показатели Японии и США.

Кому — бублик, кому — дырка от бублика

В недавнем докладе Всемирного Банка «Горизонты глобального развития. Капитал для будущего: сбережения и инвестиции во взаимозависимом мире» (Slon.ru, 11 июля 2013 г.) подчёркнута тенденция к более равномерному глобальному распределению акционерного капитала по сравнению с прошлыми историческими периодами (см. рисунок). Ясно, что основной вклад в отмеченный процесс вносят экономические достижения развивающихся стран. Однако внутристрановые показатели противоречат данному тренду.



В качестве изучаемого параметра использован подушевой акционерный капитал — отношение стоимости всех компаний данной страны (по данным 2005 г.) к общему числу работающих, означающий, сколько денег придется на одного работника, если продать весь бизнес в стране. В пересчёте на одного российского работника получаем 60 000—100 000 долл. — реальную сумму, которую мог бы получить каждый россиянин, если действительно «всё продать и поделить».

На вопрос: «Сколько дней нужно трудиться работнику, чтобы получить столько, сколько босс делает за час?» ответил The Economist, основываясь на данных Федерации европейских работодателей: в России приблизительно 11 дней, а, например, в Норвегии — всего два дня. Считается, однако, что даже в случае Норвегии разрыв между доходами обычного рядового работника и генерального директора велик — второй имеет примерно в 16 раз больше. Но в России разница запредельная: доходы генерального директора выше средних заработков простого сотрудника примерно в 88 раз (Slon.ru, 13 июня 2013 г.). Не приходится сомневаться, что в действительности эта разница ещё больше.

Таким образом, в России социальная дифференциация уже достигла критических величин. Порядка 2% наших соотечественников владеют более чем третью национального богатства страны. Официально выявлена 15—16-кратная разница в доходах 10% богатых и 10% бедных россиян. Её превышение, как свидетельствует мировой опыт, чревато общественными катаклизмами. Как полагает академик Роберт Нигматулин, в России децильный коэффициент равен 30—40, и уже произошло аномальное социальное расслоение (Московский экономический форум, МГУ, 20—21 марта 2013 г.).

По данным Росстата, численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в РФ за первые три месяца 2013 г. выросла на 2,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 19,6 млн человек, или 13,8% от общей численности населения («Число россиян с доходами ниже прожиточного минимума в I квартале 2013 г. выросло на 2,6%», «Экономика и жизнь», 16 июля 2013 г. — см. здесь же).

Разумеется, борьба с бедностью не должна вырождаться в борьбу с богатыми, но и рост индивидуального богатства одних не должен происходить за счёт обнищания других.

Консалтинговая компания The Boston Consulting Group (BSG) в исследовании «От богатства к благосостоянию. Анализ устойчивости экономического развития России» пришла к выводу, что население России не получает выгод от роста экономики страны из-за низкого качества управления, неравенства доходов населения и плохой экологии: быстрый рост ВВП вовсе не означает столь же стремительное повышение благосостояния людей.

В BCG считают, что самый большой вклад в благосостояние России в последние годы внесли экономическая стабильность, уровень доходов и инфраструктура. Это следует из сравнительного анализа 150 государств по следующим параметрам: равенство доходов населения, образование, здравоохранение и управление, экономическая стабильность, занятость, инфраструктура, окружающая среда и гражданское общество («РБК daily», 30 мая 2013 г.).

Информация к размышлению

По мнению директора департамента стратегического анализа аудиторской группы ФБК Игоря Николаева, утверждение, что наибольший вклад в благосостояние России сделала экономическая стабильность 2006—2011 гг., весьма спорно («О какой стабильности можно говорить в кризисные годы?»), тем более что по уровню динамики ВВП в кризис Россия оказалась на 176 месте из 183, это ниже, чем все члены БРИКС и G20.

Главный экономист Центра развития Валерий Миронов образно комментирует выводы BCG: «Можно иметь довольно высокий уровень ВВП, но одному от этого перепадёт бублик, а другому — дырка от бублика… Сырьевые страны могут иметь огромные показатели ВВП, но структура их экономик остаётся отсталой» (Выделено. — В.Т.). Он ссылается на исследование Всемирного экономического форума, согласно которому Россия занимает 110 место в мире из 130 по качеству госуправления (качество корпоративного управления не намного лучше — 100 место) (NEWSru.com/Экономика, 30 мая 2013 г.).

От трансформационного кризиса России не оправилась до сих пор — по уровню производства страна сейчас находится то ли в 1974-м (консенсус), то ли в 1984-м (официальные данные) году. Чтобы вернуться к союзным максимумам, экономике РФ может понадобиться еще 5—10 лет, а то и больше (Slon.ru, 7 июня 2013 г.).

Для значительного числа россиян «дырка от бублика» — вполне адекватное определение их благосостояния. По данным опроса 2012 г. «О чём мечтают россияне: идеал и реальность», выполненного Институтом социологии РАН и НИУ ВШЭ, для большинства наших граждан характерно стремление к обществу с меньшей, чем сегодня, дифференциацией доходов («Конференция в ВШЭ. Социальное неравенство — „красный свет“ на пути прогресса» — см. здесь же). Мечта о справедливом обществе играет роль консолидирующей идеи для населения страны. Чрезмерное неравенство в доходах не отвечает представлениям общества о справедливости.

83% полагают, что разница в доходах слишком велика, 65% считают несправедливой нынешнюю систему распределения частной собственности. Для 45% населения справедливое общество означает социальную справедливость, равные права для всех и сильное государство, заботящееся о своих гражданах.

Ключевые элементы, разделяемые большинством, — равенство возможностей для всех, активная роль государства в системе социальной защиты, разумная дифференциация в доходах, отражающая образование, квалификацию и эффективность работы каждого человека. Такие представления характерны для россиян вне зависимости от их собственного положения и динамики их личного благополучия. При этом те, кто хотел бы жить в справедливом обществе, видят основным фактором обеспечения и гарантии этой справедливости именно государство (там же).

Слышим одно — видим другое

Сегодня много говорят о человеческом капитале, роль которого необратимо увеличивается на индустриальной стадии и становится доминирующей в инновационной экономике — экономике знаний, основанной на производстве интеллектуального продукта и высокотехнологичных услуг. Материальное производство в таких условиях есть не более чем необходимый компонент, гарантированно удовлетворяющий обоснованные (а не бесконтрольно множащиеся) потребности человека. Это архисложная проблема, и к поиску путей её решения в целом мировое сообщество пока не готово.

Очевидна взаимосвязь между эффективностью, общественно полезной отдачей человеческого капитала и достигнутым уровнем социальной справедливости. И на глобальном, и на национальном уровне не избежать сложных решений, имитация которых будет препятствовать прогрессу и лишь усугубит «болезнь».

С представленными результатами социологических исследований в высокой степени коррелируют данные опросов, выполненных в 2011—2013 гг. аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь».

Как известно, рыночная стоимость всех российских госактивов оценивается в 100 трлн руб. С учётом нынешнего валютного курса совокупный капитал 131 миллиардера составляет порядка 13,5 трлн руб., то есть всего в семь с небольшим раз меньше стоимости собственности, находящейся в руках государства. При этом темпы роста ВВП (единицы процентов) и олигархических доходов (до десятков процентов) разнятся в разы в пользу последних. Но это и означает, что национальное богатство и производимый доход распределяются и потребляются несправедливо (см. таблицу).

Таблица. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России, %

Вариант ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты-экономисты*

Не считаю

88,4

55—61

Считаю

6,3

6—10

Затрудняюсь ответить

2,8

12—18

Справедливо частично

2,6

9—19

* В опросе приняли участие порядка 27 000 студентов из 21 российского региона.

Как видим, большинство россиян живут, учатся и работают с убеждением, что созданное предыдущими поколениями и производимое ныне в современной России распределяется и потребляется несправедливо. Противоположного мнения менее 10% опрошенных. Оценки студентов не столь категоричны (меньше реальных знаний, практического опыта и других возможных причин), но не меняют картину качественно.

Информация к размышлению

По данным Росфинмониторинга, с начала нынешнего года объём сомнительных операций, связанных с выводом средств за рубеж, достиг 1,5 трлн руб. (порядка 1 трлн руб. за аналогичный период в 2012 г.). По данным ЦБ, за 1994—2012 гг. из России выведено 343,2 млрд долл. В части вывода капитала Латвия в значительной степени заместила Кипр.

Из-за давления налоговых органов США на классические офшорные зоны Европы (Швейцария, Люксембург и Лихтенштейн) российские «грязные» деньги более активно перетекают в непрозрачные азиатские офшорные зоны — Сингапур, Гонконг (NEWSru.com/Экономика, 9 июля 2013 г.).

Неравенство и легитимность в экономической теории и исторической практике неразрывно связаны с проблемой справедливости. При этом социальная справедливость всё чаще воспринимается как неотъемлемое право индивида на долю национальных благ, соответствующую его трудовому вкладу. Растущее перераспределение дохода от труда к капиталу дестабилизирует общество, всё более формирует протестные настроения, лишает большинство граждан мотивации и стимулов к заинтересованному, производительному труду, ставит под сомнение давно существующий порядок присвоения общественного продукта.

Таким образом, чрезмерное неравенство в доходах не отвечает представлениям большинства россиян о справедливости, и мечта о справедливом обществе могла бы играть роль консолидирующей идеи для населения страны.

Следовательно, ситуацию, когда коммерческая выгода и социальная защищённость противоречат друг другу, надо изменить так, чтобы экономическая эффективность и социальная справедливость не противопоставлялись друг другу, а превратились в две стороны одной медали, стали не только неразделимыми, но и взаимообусловленными.

Однако системное решение, позволяющее фундаментальную проблему взаимоотношений между трудом и капиталом перевести из состояния противоречий и конфронтации в режим эффективного и естественного сотрудничества, когда капитал выступает гарантом социального благополучия, а многочисленные пользователи социальных благ заинтересованы в росте капитала, в настоящее время отсутствует.

Россияне не видят шагов со стороны государства для смягчения этой ситуации, что приводит к росту недовольства и социальной напряженности в обществе и ещё большим расхождениям между их представлениями и мечтами об обществе, в котором они хотели бы жить, и тем обществом, в котором они на данный момент жить вынуждены.

Образно говоря, большинство, считающее, что справедливо не обогащение ради богатства немногих, а потребление ради свободного развития каждого, всякий раз оказывается в меньшинстве. Такая вот диалектика…