1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1394

Почему бизнес бежит в офшоры

Главными причинами ухода предпринимателей в офшоры являются глобализация мировой экономики и слабая защита собственности в российских условиях, считают эксперты, принявшие участие в заседании Экономического клуба ФБК. Экономистов особенно тревожит наступление властей в ходе борьбы с офшорами на нормы законодательства, которые защищают права бизнеса и граждан.

Офшоры, по оценке сотрудника Института анализа предприятий и рынков ВШЭ Юрия Симачева, вполне адекватно отражают положение дел в современной экономике. «Глобальные компании предполагают наличие глобальных офшоров как одного из экономических инструментов», — подчеркивает ученый. Компании используют их по разным причинам. Одним предприятиям так удобнее работать, например выходить на новые рынки, другим — экономить на налогах. Но часто работа через офшоры — показатель рисков на собственном национальном рынке. «Низкая степень предсказуемости государственной политики ставит предпринимателей в такие условия, когда использование офшоров становится единственным способом защиты бизнеса», — полагает г-н Симачев.

Неудовлетворенность инвес­тиционным климатом, слабая защищенность прав собственности, недостатки законодательства и судебной практики, по мнению члена Комитета по экономической политике Совета Федерации Евгения Тарло, являются основными причинами перевода активов бизнеса в офшоры. «Лишь малую долю в перечне факторов, способствующих уходу в офшоры, составляет желание скрыть владельца предприятия или его криминальный характер», — считает сенатор.

Подавляющая часть (80%) российских компаний, работающих через офшоры, по словам г-на Тарло, принадлежат бизнесменам из списка Forbes, лично известным руководству страны. «С ними надо проводить персонифицированную работу по деофшоризации, — уверен член Совета Федерации. — До сих пор офшоры помогали решать определенные проблемы в нашей экономике, и не очевидно, что тотальная деофшоризация — это хорошо».

Важнейшая причина, которая толкает бизнес работать через офшоры, по оценке вице-президента НБ «Траст» Станислава Сушко, заключается в непредсказуемости правил игры в отечественной экономике. «Большинство работающих через офшоры фирм никак не связано с отмыванием денег. Просто основная часть офшоров сегодня дает юридические инструменты для более эффективной, нежели в России, защиты прав собственности», — подчеркивает г-н Сушко. Комментируя законопроект № 196666-6, предполагающий доступ налоговиков к информации об операциях по банковским счетам физических лиц, эксперт заметил: «Никакой защиты перед госорганами у нас сейчас нет. На сегодняшний день теоретически можно привлечь к ответственности должностное лицо, когда информация запрашивается им без оснований, но на практике таких случаев нет».

Необходимо правильно определиться с терминологией: что можно считать офшором, а что нет, полагает руководитель практики налоговых споров «ФБК Право» Алексей Яковлев. Распространено заблуждение, что офшор — это любая территория с льготным налогооб­ложением. Однако признанные международные критерии к определению офшоров, или налоговых гаваней, разработанные ОЭСР, акцентируют внимание не только и не столько на привлекательном налогообложении, сколько на степени участия в международном обмене информацией. Да и выбор использования офшоров не всегда продиктован стремлением к налоговой оптимизации, а зачастую связан со стремлением дополнительно защитить активы, в том числе через использование иностранного права, и оптимизировать корпоративную структуру.

Говоря о стремлении российских властей к деофшоризации экономики, специалист обратил внимание на необходимость сочетания как принудительных, так и стимулирующих мер. Он в целом позитивно оценивает доклад «Повышение привлекательности российской юрисдикции для ведения бизнеса», разработанный в администрации Президента страны. Что касается предоставления налоговым органам права получения информации о счетах и операциях физических лиц, предусмотренного законопроектом 196666-6, то во избежание злоупотреблений в рамках такой процедуры ее следует тщательно регламентировать. Кроме того, нужно установить ответственность должностных лиц за ее нарушение.

Вместе с тем нужно иметь в виду, что тенденция к информационной открытости сегодня, по оценке г-на Яковлева, носит глобальный характер, поэтому противостоять ей практически невозможно.

На сегодняшний день пока не ясно, по каким критериям будет определяться офшорность бизнеса и не будет ли расширяться это понятие с целью получения информации о предпринимателях, полагает руководитель группы по разрешению споров «ФБК Право» Анна Грищенкова. Она обратила внимание на недавно рассмотренное Высшим арбитражным судом РФ дело (№ ВАС-14828/2012). Если обычно в суде на истце лежит бремя доказывания своей правоты, то в указанном деле создан новый прецедент. В данном случае, при котором ответчиком являлась офшорная компания, именно на нее легло бремя доказывания своей добросовестности и обязанность по раскрытию всех собственников компании, включая конечных бенефициаров.

А там и до известных подходов, которые использовались в 30-е гг. прошлого века, недалеко. Ведь начали же на Кипре, по выражению премьера Дмитрия Медведева, «грабить награбленное». В таком деле стоит только начать…