1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3416

«Принцы» и «нищие» российской экономики

Сегодня в России «всё как у людей» — есть и уверенные в себе, удачливые олигархи, и упорно, целеустремлённо преодолевающий трудности средний класс, и живущее от зарплаты до зарплаты, озабоченное бытовыми проблемами большинство, и пытающиеся удержаться на плаву бедные, постепенно теряющие надежду, рискующие раньше или позже оказаться «на дне». Социальные лифты иногда приходят в движение, и тогда перед изумлённой публикой разыгрываются нешуточные шекспировские страсти. Российское общество опасно разделяется на «принцев» и «нищих». Отечественная экономика — не исключение.

Известно, что «всякое сравнение хромает». И в нашем случае также. Однако время от времени полезно усилить контраст, чтобы отчётливо разглядеть и общий план, и отдельные (на первый взгляд) детали, являющиеся неотъемлемыми элементами картины в целом.

Даёшь миллиарды!

Журнал СЕО опубликовал список самых богатых россиян, чьё состояние больше или равно 1 млрд долларов. Рекорд прошлого года — «всего» 120 миллиардеров — побит. В списке 131 долларовый миллиардер с суммарным капиталом 450 млрд долларов. За год число долларовых миллиардеров увеличилось на 11 человек. Суммарный капитал топ-10 миллиардеров составил по итогам 2012 г. 147 млрд долларов, что на 12% больше предыдущего показателя. Общее число людей, обладающих капиталом свыше 1 млрд долларов, достигло максимума за все время составления российского рейтинга миллиардеров (NEWSru.com/Экономика, 18 февраля 2013 г.).

В Москве наибольшая концентрация долларовых миллиардеров в мире — 76, в Нью-Йорке — 70, Гонконге — 54. Далее следуют Пекин и Лондон (NEWSru.com/Экономика, 1 марта 2013 г.).

Как видим, много и давно рассуждая на словах об экономике знаний и отсутствии перспектив у традиционной промышленности, сильные мира сего «куют» индустриальные сверхдоходы. Но нельзя не напомнить справедливые слова президента Промышленного союза «Новое Содружество» Константина Бабкина: «Мы принципиально не хотим инвестировать в сырьевые отрасли (добычу руды, например), а в несырьевое производство в России инвестировать невозможно. Нет сегодня в России такой несырьевой отрасли, куда можно было бы рентабельно вложить миллиард долларов, для этого нет условий, такова политика партии и правительства» (Бабкин К.А. Разумная промышленная политика или как нам выйти из кризиса.— М.: 2008, 100 с.).

Так что пока основу российского пирога традиционно составляют доходы от природных ресурсов, а не от интеллектуальной деятельности. Даже в сценариях долгосрочных прогнозов социально-экономического развития РФ до 2030 г., разработанных Минэкономразвития, максимальный вклад высокотехнологичных отраслей в ВВП в 2020 г. не превысит 2% (Россияне будут богатыми и здоровыми … в 2030 году. — см. здесь же).

Информация к размышлению

1. Как известно, рыночная стоимость всех российских госактивов оценивается в 100 трлн руб. С учётом нынешнего валютного курса совокупный капитал 131 миллиардера составляет порядка 13,5 трлн руб., то есть всего в семь с небольшим раз меньше стоимости собственности, находящейся в руках государства. По величине он превосходит и запланированный на 2013 г. общий объём доходов федерального бюджета почти в 12,9 трлн руб., и общий объём расходов приблизительно в 13,4 трлн руб. С учётом капитала почти двухсот тысяч российских миллионеров это превышение существенно больше.

2. К высокотехнологичным отраслям Минэкономразвития относит производство летательных аппаратов, средств измерений и контроля, фармацевтической продукции и медицинских изделий, электронную и радиоэлектронную промышленность, производство офисного оборудования и вычислительной техники. В 2009—2011 гг. доля высокотехнологичного сектора в российском ВВП составляла 0,9%, в развитых странах доля высокотехнологичных наукоёмких производств в ВВП превышала 2%, в Корее — более 5% (данные Минэкономразвития). К 2020 г. эта величина возрастёт в разы.

3. Российская экономика остаётся ориентированной на сырьевые отрасли: две трети фондового рынка занимают нефтяные, газовые, металлургические, горнодобывающие и машиностроительные компании. «Российские добывающие отрасли остаются крайне важными в свете обеспечения двух третей экспорта и почти половины национальных доходов, но на самом деле они мало внесли (если вообще внесли) в экономический рост за последние пять лет» (Выделено — В.Т. «Газета.ru», 26 февраля 2013 г.).

4. Внешняя задолженность корпоративного сектора в июле 2012 г. составила 532,2 млрд долл., в том числе банков — 173,9 млрд долл., небанковского сектора — 353,8 млрд долл. (Всемирный банк в России: Доклад об экономике России. Необходимость оздоровления экономики. — Public Disclosure Authorized, октябрь, 2012 г.). В пересчёте на душу населения это почти 4000 долларов на каждого россиянина, включая новорождённых и стариков.

5. Всемирный банк скорректировал свой прогноз роста российского ВВП в сторону понижения, с 3,6 до 3,3%. Новый прогноз на 2014 г. — 3,6% вместо 3,9% («Экономика и жизнь», 26 февраля 2013 г.). Скорость роста стоимости олигархического капитала существенно выше…

Но если ВВП растёт незначительно, а частные капиталы ударно множатся и увеличиваются, это значит, что национальный доход распределяется несправедливо (табл. 1).

Таблица 1. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России? (%)


Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не считаю

88,4

55—61

Считаю

6,3

6—10

Затрудняюсь ответить

2,8

12—18

Справедливо частично

2,6

9—19

Как видим, большинство россиян живут, учатся и работают с убеждением, что созданное предыдущими поколениями и производимое ныне в современной России распределяется и потребляется несправедливо. Противоположного мнения менее 10% опрошенных. Оценки студентов менее категоричны (меньше реальных знаний, практического опыта и других возможных причин), но не меняют картину качественно.

Информация к размышлению

1. По данным британской благотворительной организации Oxfam, 25% прошлогодних доходов первой сотни супербогатых людей, которые достигли 240 млрд долларов, хватило бы на искоренение нищеты во всём мире. Беднейшие слои населения зарабатывают менее 1,25 долларов в день на человека, и нынешнюю глобальную экономическую систему нужно реформировать таким образом, «чтобы она работала в интересах всего человечества». Для этого следует закрыть все «налоговые оазисы» в мире, установить минимальный глобальный уровень корпоративного налога и увеличить инвестиции в развитие общественных служб (NEWSru.com/Экономика, 21 января 2013 г.).

2. Единственный российский миллиардер, владелец «Интерроса» и гендиректор «Норильского никеля» Владимир Потанин присоединился к благотворительному движению Билла Гейтса и Уоррена Баффета The Giving Pledge. Членами движения являются миллиардеры, которые намерены передать не меньше половины своего состояния на благотворительность. Сейчас в движении The Giving Pledge насчитывают 105 участников в возрасте от 28 до 97 лет из девяти стран мира (NEWSru.com/Экономика, 20 февраля 2013 г.).

Не питая иллюзий и не идеализируя ситуацию, люди понимают разницу между многомиллиардными состояниями, формировавшимися многие десятилетия и даже столетия как неотъемлемые составляющие развивающихся зарубежных экономик, и капиталами, сколоченными в России буквально в считанные годы и месяцы.

Однако и у бизнеса, в том числе процветающего, ситуация отнюдь не «розовая». Как показывают опросы предпринимателей, в будущем 57% планируют полную или частичную продажу своего бизнеса, а не передачу последующим поколениям. Аналогичный международный показатель — 17%. Готовы передать своим наследникам права владения и управления компаниями всего 10% их владельцев. Планируют одновременно привлечь к управлению сторонних менеджеров 14%. Основные причины: неясные перспективы будущей экономической и политической обстановки в стране, недостаточная квалификация преемников и отсутствие у них желания и готовности заниматься бизнесом, неуверенность в соответствующей поддержке со стороны государства («Финмаркет», 15 ноября 2012 г.).

«Индекс Иванова»

Такой термин придумали экономисты Sberbank CIB, исследуя потребительские предпочтения среднего класса России.

По определению Минэкономразвития, основным (но не исчерпывающим) критерием отнесения граждан к среднему классу является уровень дохода свыше шести прожиточных минимумов. В 2010 г. представители среднего класса имели среднедушевой доход более 34 000 руб. в месяц. В 2030 г. соответствующий уровень дохода составит около 100 000 руб. Кроме того, представители среднего класса должны иметь собственность, сбережения, обладать конкурентоспособными профессиональными квалификациями и участвовать в формировании гражданского общества («Россияне будут богатыми и здоровыми… в 2030 году» — см. здесь же).

Фактически речь идёт о доходах с немалым «разбегом» — от вышеозначенных до сотен тысяч, а возможно, и более рублей на человека. Квартира, дача, машина, сложная бытовая техника — таков своего рода российский вариант «американской мечты». Суммарно таких «середняков» действительно может набраться несколько десятков миллионов человек (до 25% населения).

В 2011 г. замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач высказал мнение, что при сохранении сырьевой модели экономики доля среднего класса в России к 2020 г. не превысит 30% населения. Но если модернизация состоится, этот показатель вырастет до 35—40%. По оценкам ведомства, в 2005—2006 гг. в стране средний класс составлял около 18%.

Характерно уточнение Клепача, что в основном это представители ТЭКа, естественных монополий, банковско-финансового сектора. Прочие производители реальных ценностей — не менее значимые, но гораздо менее оплачиваемые — остались «за чертой». Наверняка войдут в «круг избранных» чиновники федерального и местного уровней. Многих из тех, кто трудится в интеллектуальной сфере (врачи, школьные учителя и преподаватели вузов, учёные и т.д.), также формально можно отнести к среднему классу — если исходить из принадлежности к профессии, а не судить по величине зарплаты и прочих доходов.

Показательна ситуация с величиной МРОТ в России (5205 руб. с 1 января 2013 г.) — по мнению многих экспертов, недопустимо низкой и не являющейся эффективным инструментом в борьбе с бедностью и неравенством в оплате труда (NEWSru.com/Экономика, 27 ноября 2012 г.).

Достаточно вспомнить европейские стандарты, согласно которым величина минимального размера оплаты труда должна быть не менее 60% от средней зарплаты по стране. В России это составило бы порядка 16 000 руб., что в три раза больше действующего минимума. Сразу возникает непреодолимое противоречие. При таком подходе существенно возрастает число бедных россиян, а численность российского среднего класса, имеющего средний доход более 13—15 долларов в день, не должна измениться! Очевидно, это не очень согласуется с умозрительными толкованиями о пришествии среднего класса. Нужны ли нам эти «игры разума», и велик ли от них толк?

Понятно, что ощутимый рост зарплат в ряде отраслей (в первую очередь развивающих человеческий капитал) при незначительном увеличении ВВП определяется прежде всего мировыми ценами на нефть и политическими решениями. Вынужденное перераспределение национального дохода в значительной степени зависит от реальных финансовых возможностей и административных предпочтений, а ограниченно — непосредственно от бенефициара, производящего материальный или интеллектуальный продукт, либо оказывающего востребуемые услуги.

Как тут не перефразировать известное выражение: «Не в деньгах счастье, а в их справедливом распределении». Правда, следуя подобной логике, достаточно повысить работнику зарплату до определённого уровня — и вот он, ещё один представитель среднего класса, родился! Спасибо работодателю, государству, иностранному благодетелю, потребляющему российские углеводороды, дяде, тёте…

В первой половине 2008 г. казалось: ещё немного — и цена на нефть достигнет 150—200 долларов за баррель. Соответственно, должны были бы вырасти зарплаты и доходы граждан. В таких условиях, по мнению многих, число лиц, относящихся к среднему классу, могло увеличиться сразу и в разы! Однако представим, что работникам «не повезло» с владельцем компании, который дополнительную прибыль решил присвоить лично — зарплаты останутся прежними, доходы сотрудников не увеличатся. Или, напротив, хозяин уволил часть сотрудников, но сэкономленные средства всё равно не направил в фонд оплаты труда. Что — в итоге среднего класса не прибавится? А если прибавится, то благодаря «высочайшему велению»?

Очевидно, такой подход не выдерживает критики. Потому что эффективный средний класс формируется в объективной действительности как непосредственно востребуемое социально-экономическое явление, соответствующее данному уровню развития рыночных отношений, не зависящее решающим образом от формальных ведомственных определений и тем более от благосклонности и предпочтений чиновников-администраторов и собственников средств производства.

Информация к размышлению

Как следует из результатов январского опроса Sberbank CIB, чуть более 30% «Ивановых» получают 10 00015 000 руб. в месяц, 21% — 20 00025 000 руб., а 22% — более 25 000 руб., доходы остальных — менее 10 000 руб. Такая выборка расходится с данными Росстата, согласно которым людей с доходом выше 10 00015 000 руб. всего 20%, а получающих более 15 000 руб. — в целом больше. В 2012 г. у 32% опрошенных доходы снизились, у 25% — повысились. У остальных ничего не изменилось. Тем не менее 44% респондентов ожидают улучшения ситуации в собственных финансах, 16% — ухудшения, остальные — без изменений. У 26% опрошенных представителей среднего класса вообще нет сбережений. Основное беспокойство вызывают инфляция (69%) и угроза безработицы (47%).

По мнению 92% опрошенных, коррупция негативно сказывается на экономике. 71% полагает, что экономика нестабильна или опасно нестабильна, 24% думают иначе. Эмигрировать за границу — если там экономические и социальные условия будут лучше — готовы 38%, переехать в другой российский город — 3% («Газета.ru», 26 февраля 2013 г.).

Вполне эффективным, эволюционным путём формирования среднего класса могло бы стать стимулирование участия граждан в приобретении дополнительно эмитируемых акций отечественных компаний. Но «хотели как лучше, а получилось как всегда». Хоть и термин придумали — народные IPО — массового, поистине народного акционирования не происходит.

Выделим два наиболее запоминающихся события. В 2006 г. участниками IPO «Роснефти» стали свыше 150 000 российских граждан, совокупно инвестировавших более 750 млн долларов. В среднем получается по 5000 долларов с человека (http://www.rosneft.ru/Investors/structure/IPO/). Вспомним, что средняя зарплата в России в 2006 г. составляла чуть более 10 500 руб., или 400 долларов, и оставим рассчитанный вклад без комментариев.

В мае 2007 г. второй по размеру активов и капиталу из крупнейших банков России — ВТБ также провёл первичное размещение ценных бумаг. 131 000 частных инвесторов вложили 1,6 млрд долларов — более 12 000 долларов на вкладчика. Средняя зарплата в 2007 г. составила 13 500 руб., или 530 долларов. Участвовать в размещении можно было вложив всего 30 000 руб., что теоретически обеспечило бы банку минимальную сумму на уровне 130 млн долларов. Это более чем на порядок меньше реально достигнутого результата. Стало быть, не эти вкладчики «сделали погоду» и не их приглашали в акционеры (www.rb.ru/inform/49887.hyml).

Итак, 131 000 россиян, ставших инвесторами ВТБ, и 150 000 соотечественников, инвестировавших в «Роснефть». Даже с учётом ранее являвшихся вкладчиками и инвесторами россиян это несколько сотен тысяч человек из 70 млн работающих сограждан — вот, собственно, и вся «массовка». Между тем практически половина семей в США (десятки и десятки миллионов американцев) владеет акциями национальных или иностранных компаний. Разве не в этом одно из важнейших условий формирования мотивированного на эффективный труд, многочисленного среднего класса и десятилетий «американского успеха»?

Бедность не порок?

По данным Организации экономического сотрудничества и развития, бедность в России как минимум на 7% выше, чем в странах ОЭСР (17% против усреднённых 10%).

Согласно недавнему опросу ВЦИОМ у 67% жителей нет сбережений. Примерно 30% россиян имеют накопления — в основном пожилые (35%), высокообразованные (36%), москвичи и петербуржцы (47%).

Пожилые — это большинство пенсионеров, которым перечисляют пенсии на сберкнижки. Высокообразованные — это топ-менеджеры, прочие руководители и чиновники разного уровня. Кроме тех, кто живёт в столицах, к «сберегающим доходы» гражданам можно также отнести жителей некоторых «ресурсных» регионов. Без малого две трети населения из большинства регионов не имеют инвестиционных перспектив. Причём за последние два года доля россиян со сбережениями почти не изменилась. Для 24% респондентов сбережения нужны «на всякий случай» или «на чёрный день», 23% копят на лечение, 15% — на образование, 13% — на отдых, 12% — на машину, 11% — на случай потери работы (NEWSru.com/Экономика, 14 января 2013 г.).

Близкие результаты были получены аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь» ещё в 2011 г. в ходе опроса читателей (табл. 2). Резко контрастируя с «олигархическими достижениями», они также свидетельствуют о более скромных изменениях в сторону финансового благополучия большинства граждан, скрупулёзно планирующих свои расходы в соответствии с доходами.

Таблица 2. Какие траты вы планируете в текущем году?

(%, возможно несколько ответов)

Денег хватит только на текущие расходы

59,0

Использую на отпуск

18,6

Потрачу на образование

14,1

Приобрету автомобиль

11,5

Куплю бытовую технику

10,3

Куплю недвижимость (квартиру, дом, участок)

8,0

Другое

5,5

Вложу в ценные бумаги

3,2

У 60% населения денег хватает только на удовлетворение текущих потребностей. Потратят часть дохода на отпуск несколько менее пятой части опрошенных, на образование — менее 15%. Чуть более 11% планируют приобрести автомобиль, купят бытовую технику лишь 10%. Порядка 8% приобретут недвижимость, что подтверждает весьма высокий уровень доходов данной части населения.

Примечательно, что на вопрос другой нашей анкеты «Планируете ли вы увеличить свой банковский вклад?» 45,6% ответили, что не имеют вклада, а 24,3% — не планируют. Следовательно, 70% респондентов живут в основном «от зарплаты до зарплаты», и только 30% имеют возможность пополнить свои банковские вклады.

Неудивительно, что летом 2012 г. лишь 16,6% опрошенных были уверены, что их жизненный уровень к концу года повысится, а 19,9% не ожидали никаких изменений. Большинство респондентов пессимистично смотрели на своё благополучие и ожидали его ухудшения. Им, как говорится, не до жиру — быть бы живу. Характерно, что и в 2011 г. лишь треть опрошенных нами оценила свой уровень жизни как удовлетворительный, а половина поставила неуд (табл. 3).

Таблица 3. Ваш уровень жизни, %

Неудовлетворительный

50,0

Удовлетворительный

32,0

Средний

12,9

Высокий

2,7

Затрудняюсь ответить

1,9

Другое

0,5

Тех, кто относит себя к среднему классу, почти 13% (как показано выше, по оптимистичной официальной статистике таких почти в два раза больше). В США «проходной балл» начинается с дохода приблизительно в 800 долларов в месяц. Такие атрибуты, как собственное жильё, автомобиль, дача, банковские сбережения, — условия необходимые, но не достаточные и весьма относительные. Но как сравнивать «жигули» и «мерседес», «хрущобу» и элитное жильё, летний домик на шести сотках с «удобствами во дворе» и коттедж в несколько этажей, где «всё включено»? Много ли толку от абстрактных градаций внутри социальных групп? Да и 800 долларов в Москве и российской глубинке несопоставимы.

Информация к размышлению

Согласно классификации Всемирного банка:

— к бедным в развивающихся странах относят часть населения с доходами ниже 2 долларов в день или 60 долларов в месяц по паритету покупательной способности;

— к «среднему классу развивающегося мира» относят группу населения, которая уже не является бедной по стандартам развивающихся стран, но остаётся бедной по стандартам развитых стран, доходы которой выше 2 долларов в день по паритету покупательной способности, но ниже абсолютной линии бедности в США (в 2005 г. приблизительно 13 долларов в день);

— к «западному среднему классу» относят население, чьи доходы выше линии бедности в США: от примерно 400 долларов США в месяц и более или более 12 000—13 000 руб.

Около 3% опрошенных считают свой уровень жизни высоким — цифра, вполне соответствующая официальной статистике. К данной социальной группе можно отнести не только владельцев крупных состояний, но и российских чиновников, депутатов, руководителей и топ-менеджеров госкорпораций и крупных частных компаний. Любопытно, что ещё в 2011 г. их доходы Forbes оценивал от нескольких миллионов до миллиарда и более рублей и насчитал более 150 представителей власти с семейным доходом свыше миллиона долларов или более 2—2,5 млн руб. в месяц («Новости Мэйл.Ру», 13 сентября 2011 г.).

Подчеркнём, что 30% всех доходов граждан РФ приходится всего на 0,2% социально активного населения, представители которого зарабатывают более 3 млн руб. ежегодно (РИА «Новости», 8 сентября 2011 г.). Образно говоря, 10% самых обеспеченных, ещё 10% настоящего (не статистического) среднего уровня — итого не более 20% «отличников» и «хорошистов».

Да, уровень жизни населения в нулевые годы повысился, а число бедных россиян уменьшилось. Среднемесячная зарплата в России (порядка 900 долларов или приблизительно 30 долларов в день) превышает «американский стандарт бедности». Десятки миллионов наших сограждан стали собственниками «шести соток», приватизировали построенные ещё в советское время квартиры, имеют банковские счета, на которые им переводят зарплаты и пенсии (так технологичнее!), рискуют брать потребительские кредиты и ипотеку (зачастую под грабительские проценты).

Но анализировать взаимосвязи и переходные ступени от нищих к бедным и далее к среднему классу следует не только учитывая формальные статистические данные, в том числе в региональном разрезе. Необходимо изучать особенности подобных взаимных переходов через анализ динамики изменения таких жизненно важных для простых граждан индикаторов, как стоимость потребительской корзины, минимальный размер оплаты труда, величина прожиточного минимума, качество образования и медицинских услуг и т.д. Помня при этом, что борьба с бедностью не должна перейти в борьбу с богатством.

В большинстве стран, входящих в орбиту глобальной экономики, осознают актуальность поиска путей более справедливого распределения национального дохода. Опасных значений социальная дифференциация достигла и в России: недавние расчёты децильного коэффициента составили 16,2. Это свидетельствует о неэффективности предпринимаемых мер по снижению социальной несправедливости и напряжённости в российском обществе.

Информация к размышлению

Согласно февральскому опросу Левада-Центра, по мнению 65% россиян, за годы пребывания Владимира Путина на посту Президента России он «принёс больше хорошего, чем плохого». Вместе с тем не удалось обеспечить справедливое распределение доходов в интересах простых людей — 43%, вернуть простым людям средства, которые были ими утеряны в ходе реформ, — 36%, обеспечить укрепление закона и порядка — 25%, повысить зарплаты, пенсии, стипендии и пособия — 23%, преодолеть кризис в экономике страны и остановить спад производства — 22% (Левада-Центр/Пресс-выпуск, 28 февраля 2013 г.).

Усугубляет ситуацию и то, что увеличение ВВП не сопровождается качественными (институциональными, модернизационными) изменениями в соответствии с глобальными трендами, происходящими в мировой экономике. Экономикам, основанным на экспорте природных ресурсов, как правило, присуще несправедливое распределение произведённых благ в пользу элит. При этом очевидно, что пагубный путь дальнейшего развития России в качестве сырьевого придатка передовых экономик — неприемлем.

Что делать?

По мнению представителя МВФ в России О. Брекка, основными двигателями роста в нулевые годы были растущие цены на нефть и увеличение использования мощностей, а не инвестиции в новые производственные мощности. В условиях прогнозируемого МВФ глобального экономического спада в 2013—2014 гг. перед Россией проблема выбора пути развития — продолжить прежний курс или перейти к реформам («Экономика и жизнь», 20 февраля 2013 г.).

В российском обществе давно вызрела потребность достижения более высокого уровня социальной справедливости, в частности, реального сокращения разрыва в доходах между наиболее богатыми и наиболее бедными. Перераспределительная политика 2000-х гг. привела в России к снижению бедности, росту потребления и повышению благосостояния граждан. Но не стимулировала заинтересованность населения в эффективном участии в общественном производстве. Не только не сформировала мотивацию к общественно полезному труду, но, напротив, явила обществу многочисленные примеры неправедного и попирающего закон обогащения.

В бюджете на 2013—2015 гг. почти половина доходов также сформирована за счёт продажи нефти, более 70% расходов бюджета имеет отношение к социальной сфере. Именно через соцрасходы государство намерено в ближайшие годы повышать уровень удовлетворённости жизнью (NEWSru.com/Экономика, 5 декабря 2012 г.), продолжая тем самым бесперспективную политику государственного патернализма.

Мировой опыт убедительно свидетельствует, что именно трудоспособное население, работающее большинство является социально-экономической основой формирования среднего класса как авангарда российского общества, наиболее заинтересованного в ускоренном развитии национальной экономики. Однако условия, стимулирующие заинтересованное участие значительного числа россиян в актуальных преобразованиях, до сих пор не созданы.

Следовательно, необходимо не столько призывать людей эффективно трудиться и упрекать бизнес в недостаточной социальной ответственности, сколько формировать реальные стимулы к эффективному труду большинства и содействовать становлению современного конкурентного бизнеса, основанного на конкурентном производстве и справедливом распределении полученного дохода.

Экономическая независимость и самостоятельность российского среднего класса в большей, чем хотелось бы, степени относительна, нежели абсолютна. Многих его представителей скорее можно отнести к категории «работающих бедных», чем успешных предпринимателей и служащих, уверенных в себе и в своём будущем. А потому приходится говорить о среднем классе «российского типа», пришедшем на смену бывшему «советскому среднему классу», но в целом, как и прежде, отличающемся от среднего класса развитых стран. Подобный «асимметричный ответ» не приближает к искомому решению, но является поводом для серьёзных размышлений.

Перечень актуальных проблем (не обязательно критических) и достигнутых результатов (не обязательно позитивных) велик. Однако обилие многословных речей и набивших оскомину сентенций воспринимается обществом скорее скептически и не трансформируется в заинтересованные, активные действия большинства россиян. Россия отстаёт от передовых экономик мира по важнейшим показателям успешного цивилизационного развития.

*****

Осенью 2012 г. на телеканале «Россия 1» состоялась передача, участники которой пытались ответить на вопрос «Не стыдно ли быть бедным?» Мнения были разные. Большинство присутствующих — обыкновенные граждане — убеждены, что всё разворовали, «элита» в общественно полезном развитии не заинтересована, лучше быть бедным и даже жить на бабушкину пенсию, чем работать на «дядю». Представители бизнеса, в свою очередь, утверждали, что «народец ленивый — работать не хочет». И т.д.

Объединяло участников дискуссии одно — они практически не вспоминали государство и федеральную власть. Наверное, потому, что каждодневно на собственном опыте и те и другие убеждаются в неэффективности прямых и обратных связей в системе общество —власть —бизнес. Власть не скупится на декларативные заявления, подкрепляемые периодическими денежными вливаниями и разрозненным (не системным!) нормотворчеством. Но обещания нередко «зависают» или не исполняются вовсе, а выделяемые ресурсы, зачастую не успев стать долгожданными инвестициями в человеческий капитал, оборачиваются нецелевыми расходами, игнорирующими принятые решения и провоцирующими коррупцию.

Чем жарче разгоралась дискуссия в телеэфире, тем больше непримиримости демонстрировали её участники. И по эту сторону экрана становилось ясно: быть бедными стыдно тогда, когда общество гордится богатыми. Но это не про нас, по крайней мере, сегодня. Так что до тех пор, пока на одном полюсе избыток бедности, а на другом полюсе капитал высокомерно и эгоистично удовлетворяет в первую очередь собственные корпоративные и личные интересы, Россия не в первый раз, но безуспешно будет пытаться войти в средний класс…

*****

В «Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года» сказано: «В предстоящий среднесрочный период необходимо обеспечить выход на траекторию устойчивого экономического роста на уровне не менее 5%, провести технологическую модернизацию и модернизацию инфраструктуры, социальных и государственных институтов, отвечающих на вызовы современного мирового развития, сформировать конкурентоспособную и эффективную экономику и на данной основе достичь достойного уровня жизни российских граждан, соответствующего статусу России как одной из ведущих мировых держав XXI века».

Очередные заверения власти сделать «всё и сразу» — напрягают. Вспоминается цитата из оскароносного советского фильма «Москва слезам не верит»: «Телевидению принадлежит будущее. Не будет ни газет, ни книг, ни кино, ни театров, а будет одно сплошное телевидение».

Не пора ли перейти от захлёстывающих друг друга обещаний и показательных выступлений к неброским, но конкретным и реально востребованным делам?

Ведь если «принцев» и «нищих» в российской экономике будет всё меньше, а достойно живущих российских граждан всё больше — значит мы на верном пути!