1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2501

Коллективная материальная ответственность как способ предотвращения потерь в магазинах розничной сети

Вопрос материальной ответственности работника перед работодателем волнует многих. Особенно актуально это для тех, кто работает в сфере торговли. Редакция еженедельника «Экономика и жизнь» публикует мнение практикующего юрисконсульта А. Коршикова об особенностях оформления договора коллективной материальной ответственности между работником и работодателем.

Прежние положения КЗОТа РФ, регламентирующие возмещения материального ущерба работодателю, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей, утратили законную силу в связи с принятием нового Трудового кодекса РФ. Однако практика применения норм главы 39 ТК РФ «Материальная ответственность работника» до настоящего времени не обобщена и руководящих разъяснений, а также толкований некоторых норм по данной тематике нет.

Последние разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» таки не затронули отношения, касающиеся материальной ответственности работника перед работодателем.

Общие нормы права, определенные законодателем в Разделе XI «Материальная ответственность сторон трудового договора», главы 37 «Общие положения» (абз. 1ст. 232) ТК РФ, диспозитивно устанавливают обязанность стороны трудового договора возместить ущерб, причиненный другой стороне. При этом условиями наступления материальной ответственности являются:

✔ наличие вины стороны трудового договора;

✔ наличие противоправности поведения (действия или бездействия).

Таким образом, при отсутствии иных норм права в случае причинения ущерба одной из сторон трудового договора пришлось бы доказывать:

✔ факт причиненного ущерба и его размер;

✔ вину другой стороны;

✔причинную связь между противоправным поведением виновной стороны и фактом причиненного ущерба.

Однако ТК РФ содержит и иные нормы (специальные), регулирующие непосредственно материальную ответственность работника перед работодателем (ст. 238 —250 главы 39 ТК РФ), которые предусматривают другие условия наступления материальной ответственности, чем те, которые указаны законодателем в главе 37 ТК РФ, а именно: ответственность наступает независимо от формы вины работников за не обеспечение сохранности вверенного имущества. В данной ситуации работодателю устанавливать вину работника, а также причинную связь между возникшим ущербом и действиями персонала не требуется.

Случаи возложения на работника материальной ответственности в полном объеме определены законодателем в ст. 243 ТК РФ. Для предотвращения потерь в магазинах розничной сети предлагаем разобрать на составные части п. 2 настоящей статьи, регулирующий полную материальную ответственность работника в случае недостачи ценностей. В этом случае указанная норма применяется в совокупности со ст. 232, абз. 1ст. 238, 242, п. 2 ст. 243, 244,245 — 248 ТК РФ, определяющими отношения между работодателем и работником при коллективной материальной ответственности(далее — КМО), введение которой именно в магазинах, организованных по типу самообслуживания, является одним из основных элементов предотвращения потерь.

Анализ абз. 1 ст. 245 ТК РФ позволяет сделать вывод о необходимости введения КМО. Однако данная норма не дает прямого указания на получение согласия членов трудового коллектива относительно ее введения, что, в свою очередь, определяет особый статус самого договора о полной коллективной материальной ответственности в структуре трудового законодательства.

Статус договора КМО исходя из смысла абз. 2 ст. 243определяется, по моему мнению, законодателем именно как приложение к трудовому договору, конкретизирующее материальную ответственность работника. Вводится КМО посредством издания работодателем приказа с определением штата работников структурного подразделения.

Учитывая содержание типового договора КМО, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 14.11.2002 № 823 «О порядке утверждения перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной и коллективной материальной ответственности, а также типовых форм данных договоров», приказ первоначально объявляется всему коллективу на общем собрании, о чем составляется протокол общего собрания коллектива (далее— Протокол). При перезаключении договора КМО приказ и Протокол не меняются и заново не объявляются, а указываются в договоре КМО как основание введения полной коллективной материальной ответственности.

Работники, заключая договор КМО, могут ознакомиться как с приказом, так и с Протоколом, однако обязанность работодателя знакомить их под роспись с данными документами законодателем не предусмотрена.

Перечень должностей, с которыми работодатель может заключать договоры КМО, утверждается Правительством РФ. Данное обстоятельство требует соответствия между штатом работников, определенных в приказе и установленных им трудовых функций, соответствующих этому перечню. Содержание трудовой функции должно быть изложено в должностной инструкции каждого из членов коллектива (бригады), в том числе и его руководителя — директора магазина и соответствовать утвержденному Правительством РФ перечню.

Выполнение условий настоящего Положения позволяет работодателю в установленном законом порядке взыскать с работника, в том числе и после его увольнения, сумму причиненного материального ущерба в полном размере. Срок предъявления требований согласно ст. 392 ТКРФ ограничен и не может превышать одного года со дня установления размера причиненного ущерба, а именно с даты, указанной в акте результатов инвентаризации.

Таким образом, учитывая, что по ходатайству стороны трудового договора суд может восстановить по уважительным причинам пропущенный срок, возникает вопрос: когда работник в порядке, предусмотренном ст. 248 ТК РФ, дает обязательство по возмещению вреда в добровольном порядке с указанием сроков погашения суммы распределенной на него недостачи и размеров платежей и при этом срок окончания данного обязательства выходит за рамки срока, определенного законодателем для предъявления требований, будет ли в этом случае пропуск срока восстановлен судом по ходатайству работодателя?

В указанной ситуации суд, по моему мнению, должен исходить из объективных причин пропуска, определенного законом срока, и принципов правового регулирования трудовых отношений. Если с момента дачи работником обязательства о добровольном возмещении ущерба им вносились какие либо платежи по погашению суммы задолженности, то предъявление работодателем требования к работнику в течение года со дня окончания срока, установленного сторонами в обязательстве, должно быть признано судом законным и обоснованным, пропущенный срок для предъявления требований должен быть восстановлен. Однако если в течение всего периода, установленного сторонами в обязательстве, работником никаких действий по его гашению произведено не было и работодатель также не предъявлял к нему никаких претензий, то в этом случае причины пропуска срока не могут считаться уважительными.

Однако судебная практика пошла по другому пути и исчисляет срок предъявления требований работодателя к работнику исходя из окончательного срока, установленного сторонами в обязательстве, при этом зачастую не принимая во внимание отсутствие ходатайства заинтересованной стороны. Таким образом, в данной ситуации суд обязан был оставить исковое заявление без движения, указав заявителю на отсутствие ходатайства о восстановлении пропущенного срока, и предложить представить доводы, подтверждающие уважительные причины пропуска срока, определенного ст. 392ТК РФ, — срока предъявления требований.

В случае восстановления пропущенного срока суд принимает исковое заявление к производству и назначает предварительное заседание, а в случае отказа суд выносит мотивированное определение, которое, в свою очередь, может быть обжаловано в установленном законом порядке, что согласно подп. 2 п. 1 ст. 331ГПК РФ не исключает возможности дальнейшего движения дела.

Судебная практика разбирательств по возмещению работниками ущерба, причиненного работодателю в результате недостачи ценностей в магазинах, организованных по форме самообслуживания, позволяет сделать следующие выводы:

✔ работодателю необходимо надлежащим образом оформить документы, связанные с трудоустройством работников, а также с их увольнением;

✔ ввести КМО в структурном подразделении и заключить договор КМО с каждым из членов коллектива (дата вступления в коллектив считается датой заключения договора КМО и указывается в колонке напротив отметки работника);

✔создать в организации постоянно действующую(или рабочую) инвентаризационную комиссию для проведения инвентаризаций в магазинах;

✔ установить факт причинения ущерба недостачей и его размер посредством оформления документов, которые должны соответствовать требованиям Методических указаний «Об инвентаризации имущества и финансовых обязательств», утвержденных Приказом Минфина РФ от 13.06.95№ 49;

✔в случае недостачи определиться, каким образом работники намерены погашать ущерб (в добровольном порядке или в судебном).

Тот факт, что между работниками и работодателем не был перезаключен договор КМО, не позволяет взыскать с работника ущерб в полном объеме, однако принадлежащем оформлении остальных документов в соответствии с представленным Положением позволяет привлечь работника к ограниченной материальной ответственности в размере среднемесячного заработка.

Взыщем, что сможем!

Одним из принципиальных вопросов относительно взыскания ущерба, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей, является возможность взыскания процентов за пользование денежными средствами, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ в размере ставки рефинансирования ЦБ РФ при условии заключения между работником и работодателем договора о добровольном возмещении ущерба с условием о такой ответственности за его ненадлежащее исполнение.

Общая норма ст. 238 ТК РФ предусматривает обязанность работника возместить только прямой действительный ущерб, при этом законодатель в этом же абзаце данной статьи конкретизирует, что взысканию не подлежат не полученные работодателем доходы (упущенная выгода). Понятие «неполученные доходы» в ТК РФ не содержится, что позволяет толковать это понятие исходя из смысла п. 2ст. 15 ГК РФ, который подразумевает под неполученными доходами доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Однако проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, не являются, по моему мнению, убытками, а носят характер гражданско-правовой ответственности, что подтверждается п. 2 ст. 395 ГКРФ, где законодатель сравнивает размер убытков и процентов, предусмотренных п. 1 этой же статьи.

Судебная практика, связанная с взысканием процентов в порядке ст. 395 ГК РФ, начисленных на сумму распределенной на каждого из работника недостачи, является неоднозначной.

Однако по делу о возмещении материального ущерба работниками магазина «Идиллия», рассматриваемого в 2003 году Приобским районным судом г. Бийска, со стороны истца — организации был представлен расчет к исковому заявлению, согласно которому одному из работников в рамках отдельно заключенного в порядке ст. 248 ТК РФ договора о добровольном возмещении ущерба предъявлялось требование о возмещении помимо основного долга по недостаче договорной неустойки за неисполнение взятого на себя обязательства по погашению суммы причиненного ущерба. Работнику направлялась претензия об исполнении взятого на себя обязательства, однако он никаких действий в связи с этим не предпринимал. Условиями договора было предусмотрено, что в случае просрочки платежа последний обязан уплатить неустойку в размере 0,2% за каждый календарный день просрочки. Требование организации относительно взыскания договорной неустойки судом было удовлетворено в полном объеме.

Таким образом, в случае если работником дано обязательство о добровольном возмещении ущерба с условием о применении мер гражданско-правовой ответственности при ненадлежащем исполнении его условий, учитывая, что отношения между работником и работодателем возникли из трудовых правоотношений, возможно допустить аналогии закона и применить нормы ГК РФ, связанные с обеспечением исполнения обязательства, неустойки(ст. 330 ГК РФ) и законной неустойки (ст. 332 ГК РФ),которой фактически являются проценты, начисленные в порядке, предусмотренном ст. 395 ГК РФ.

Оцените ущерб!

Установление размера причиненного ущерба является обязанностью работодателя и одним из основных моментов в структуре взыскания ущерба при КМО.

Актуальным моментом при введении КМО в каком-либо из структурных подразделений организации(в магазине или складе-магазине) является надлежащее оформление инвентаризационной описи:

✔ при перезаключении договора КМО и фактической передаче ценностей от одного коллектива другому;

✔ при работе магазина в две смены (бригадами) в каждом случае передачи ценностей от одной смены другой.

В этих случаях инвентаризационную опись должны подписывать обе смены(бригады), так как они являются одним коллективом— одним МОЛ (первая бригада сдает ценности, а вторая бригада принимает ценности).

Отсутствие данного формального момента (приема передачи ценностей) не позволяет в дальнейшем доказать работодателю размер причиненного ущерба, поскольку фактически получается, что ценности на начало инвентаризационного периода не были вверены коллективу (бригаде).

Основным документом, подтверждающим фактическое количество ценностей в магазине, является инвентаризационная ведомость. Этот документ должен подписываться работниками следующим образом:

  • на первом листе:

✔ сдающая смена расписывается за то, что все ценности к началу проведения инвентаризации оприходованы, а выбывшие списаны в расход;

✔ принимающая смена расписывается за то, что они присутствовали при проведении инвентаризации;

  • на последнем листе:

✔ сдающая смена расписывается за то, что претензий к инвентаризационной комиссии она не имеет и удостоверяет фактическое количество ценностей в магазине (для розничной торговли — в суммовом выражении);

✔ принимающая смена расписывается за то, что ценности на указанную в описи сумму она приняла;

✔ после этого расписываются все члены инвентаризационной комиссии.

Отсутствие хотя бы одной подписи на этом документе ставит под сомнение его допустимость в качестве доказательства размера причиненного ущерба.

Кто за все ответит?

Учитывая, что инвентаризационный период, как правило, составляет один месяц, а текучесть кадров в магазинах розничной сети довольно велика, в этот период некоторые работники могут выбыть из состава коллектива, а на их место приняты другие работники.

Эти работники могут потребовать провести инвентаризацию имущества и не приступать к работе ввиду наличия полной материальной ответственности, а уволившиеся — потребовать инвентаризацию на день их увольнения. Будет ли работодатель проводить инвентаризации согласно сделанным заявлениям — неизвестно, однако, обратившись с заявлениями такого рода, работники обезопасят себя от возможной недостачи, которая может возникнуть в их отсутствии в будущем и доказать в суде, что недостача образовалась не по их вине.

А что же делать, если такие заявления от работников не поступали? При выполнении трудовых функций от одной инвентаризации до другой часть работников может быть уволена и фактически не присутствовать при ее проведении, однако закон прямо говорит, что инвентаризация осуществляется при обязательном присутствии МОЛ. Выходом из этой ситуации может являться ознакомление под расписку каждого из увольняемых работников, в случае если ими не сделано заявление о проведении инвентаризации на момент их увольнения, с графиком инвентаризаций. Данный механизм позволит доказать в суде, что они были уведомлены о предстоящей инвентаризации, а их неявка— личное дело каждого.

Ответчиками в данной ситуации будет выступать весь коллектив, работающий с начала инвентаризационного периода до момента проведения инвентаризации, при этом сумма недостачи должна распределяться между работниками пропорционально размеру должностного оклада и отработанного времени, если не оговорено иное.

С учетом утвержденной Правительством РФ типовой формы договора КМО целесообразно п. 3 ст. 5 дополнить абзацем, определяющим порядок возмещения ущерба работниками при недостаче ценностей: «Настоящим пунктом стороны определили, что при добровольном возмещении ущерба и при отсутствии иного соглашения между всеми членами Коллектива (бригады) и Работодателем подлежащий возмещению ущерб, причиненный Коллективом (бригадой) Работодателю, распределяется между всеми членами данного коллектива (бригады) пропорционально месячной тарифной ставке (должностному окладу) и фактически проработанному времени за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба».

Данный пункт позволит работодателю распределять недостачу между членами коллектива путем вынесения распоряжений об удержании.

В заключение хотелось бы отметить, что последовательное соблюдение всех требований относительно введения КМО позволяет работодателю в установленном законом порядке обеспечить снижение роста потерь за счет повышения дисциплинированности работников посредством ознакомления последних с локальными нормативными актами, в том числе касающимися и коллективной материальной ответственности, а в случае недостачи —взыскать ее в полном размере.

ПРИМЕР

Так, мировой судья судебного участка № 4 г. Бийска Алтайского края по делу № 2-210/2004 по иску организации к бывшему работнику, давшему в соответствии с требованиями ст. 248 ТК РФ обязательство о добровольном возмещении ущерба по недостаче, установленной актом результатов инвентаризации на 11.05.2002, не принял во внимание отсутствие ходатайства истца о восстановлении пропущенного срока и принял исковое заявление к производству. Размер причиненного ущерба истцом был установлен согласно акту результатов инвентаризации11.05.2005 и именно с этого дня должен исчисляться срок исковой давности исходя из смысла ст. 392 ТК РФ.

В дальнейшем работник погасил часть долга. При этом последний платеж был сделан 20.11.2003, а исковое заявление истцом было подано 08.09.2004.

ПРИМЕР

В 2003 году организация обратилась в Приобский районный суд г. Бийска с иском к одному из членов коллектива(бригады) кафетерия при введенной там полной коллективной материальной ответственности о возмещении материального ущерба.

Ответчиком было дано обязательство в порядке ст. 248 ТК РФ о добровольном возмещении ущерба с указанием конкретных сумм и сроков платежей, которое надлежащим образом не исполнялось.

После предъявления ответчику претензии истцом на сумму основного долга по обязательству были начислены проценты в порядке ст. 395 ГК РФ за несвоевременную выплату платежа за каждый календарный день просрочки и предъявлены к взысканию. Судом требование организации было удовлетворено в части взыскания только основной суммы распределенной на работника недостачи, а в части взыскания процентов было отказано. Данное решение организацией обжаловано не было и вступило в законную силу. Отказ суда во взыскании процентов был мотивирован возражением представителя ответчика исходя изтребований ст. 238 ТК РФ относительно возмещения только прямого действительного ущерба.