1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2501

Суды решили так (ЕСХН) («Малая бухгалтерия», № 07, 2012 г.)

[-] Полученные из бюджета субсидии на возмещение затрат сельхозпроизводителя не признаются целевым финансированием и не освобождаются от обложения ЕСХН

(Постановление ФАС Поволжского округа от 15.08.2012 по делу № А57-13429/2011)

Инспекция провела выездную проверку компании по вопросам правильности исчисления и своевременности перечисления в бюджет, в том числе единого сельхозналога за 2008—2009 гг. По результатам проверки организации предложили уплатить недоимку по ЕСХН и уменьшить убытки, исчисленные при применении специального налогового режима, а также насчитали соответствующие штрафы и пени. Основанием для доначислений по ЕСХН послужил вывод инспекции о том, что компания при определении базы по налогу неправомерно не включила в состав доходов денежные средства, полученные из областного бюджета в качестве субсидий.

По мнению налоговиков, субсидии, поступившие коммерческой организации из бюджета в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг), должны учитываться для целей применения ЕСХН и подлежат налогообложению в порядке, установленном главой 26.1 НК РФ. УФНС по субъекту РФ утвердило спорное решение, и тогда компания обратилась в суд с заявлением о признании его недействительным.

Однако суды всех инстанций встали на сторону фискалов. Арбитры руководствовались следующим.

При определении объекта налогообложения по ЕСХН учитываются поступления от реализации, а также внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ, и не учитываются доходы, указанные в ст. 251 НК РФ. Об этом говорится в п. 1 ст. 346.5 НК РФ.

Согласно прежней редакции п. 2 ст. 251 НК РФ для целей налогообложения не учитывались целевые поступления из бюджета бюджетополучателям и целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, поступившие безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц и использованные получателями по назначению. Но с 1 января 2008 г. законодатель исключил целевые поступления из бюджета бюджетополучателям в приведенном положении. Таким образом, норма п. 2 ст. 251 НК РФ в редакции, действовавшей в проверяемый период, предусматривала, что в качестве доходов могут не учитываться целевые поступления в адрес исключительно некоммерческих организаций, как из бюджета, так и от других организаций и (или) граждан.

Исходя из этого суды решили, что компания как коммерческая организация с 2008 г. не является субъектом налогового освобождения, установленного п. 2 ст. 251 НК РФ, и не имеет права на получение такового.

Кроме того, арбитры отметили, что и под действие льготы, прописанной в подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ, финансирование, полученное компанией из бюджета области, также не подпадает. Названная норма в редакции, действовавшей в спорный период, предусматривала, что при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного организацией в рамках целевого финансирования. К средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному источником целевого финансирования или федеральными законами. Виды имущества, предоставляемого в качестве целевого финансирования, также перечислены в подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ.

Налогоплательщики обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования. При отсутствии такого учета средства целевого финансирования рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения.

Компания получила субсидии из регионального бюджета в качестве компенсации части затрат на дизтопливо и аграрные мероприятия, на развитие овцеводства, коневодства, а также в целях возмещения затрат по организации общественных работ, стажировки и временного трудоустройства граждан. Такое целевое финансирование в подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ не поименовано. К тому же организация не вела раздельного учета доходов (расходов), полученных (понесенных) в рамках целевых поступлений либо целевого финансирования.

В итоге суды указали, что полученные бюджетные средства по своему экономическому содержанию являются частью дохода (экономической выгоды), полученного компанией, и оснований исключать их из расчета обязательств по ЕСХН у организации не было.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях ФАС Поволжского округа от 23.08.2012 № А12-16705/2010 и от 10.05.2012 № А57-14709/2011.

Отметим, что единства по данному вопросу среди арбитров нет. Так, в МБ, 2012, № 3 мы рассказывали о постановлении ФАС Уральского округа от 24.02.2012 № Ф09-23/12 по делу № А76-6601/2011, в котором суды трех инстанций в аналогичном споре поддержали налогоплательщика. Судьи пришли к выводу, что выделенные из регионального бюджета субсидии на возмещение сельхозпроизводителю части затрат, связанных с уплатой процентов по инвестиционным кредитам и займам, являются целевым финансированием и не учитываются при исчислении ЕСХН.

[-] Для целей применения ЕСХН выручка сельскохозяйственного производственного кооператива определяется без учета дохода, полученного от оказания услуг членам кооператива

(Постановление ФАС Центрального округа от 02.08.2012 по делу № А68-8716/2011)

По результатам выездной проверки сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК), применявшего ЕСХН, инспекция доначислила компании налоги по общему режиму налогообложения. Налоговики пришли к выводу, что в нарушение п. 2 ст. 346.2 НК РФ в 2009 г. доля дохода СПК от реализации сельскохозяйственной продукции собственного производства составила менее 70%. Согласно норме п. 4 ст. 346.3 НК РФ право на применение ЕСХН утрачивается с начала периода, в котором допущено такое нарушение. Соответственно, с 2009 г. организация утратила право на применение спецрежима. Не согласившись с выводами ревизоров, компания обжаловала решение инспекции в вышестоящий налоговый орган. Однако региональное УФНС оставило решение инспекции без изменения. Организация обратилась в суд.

Основным доводом компании было то, что налоговики необоснованно исключили из дохода от реализации сельхозпродукции поступления за оказанные сторонней организации на основании заключенного между нею и СПК договора транспортные услуги по доставке продукции (сена, силоса) и услуги по вспашке и боронованию земли. Кроме того, инспекция при определении пропорции необоснованно, по мнению организации, не учла доходы от оказания членам СПК услуг по обработке земельных участков в виде культивации и боронования после посева, при этом для поддержания плодородия земель проводилась вспашка с посевом.

Но арбитры встали на сторону налоговиков и доводы компании отклонили. Судьи указали, что по всем спорным суммам акты выполненных работ и счета-фактуры были выставлены сторонней организации, а не членам СПК. Оплата поступала также со счета этой организации. Но даже если какие-то услуги оказывались членам СПК, налоговики обоснованно не учли соответствующие поступления при расчете доли дохода от реализации сельхозпродукции в общем доходе компании. Ведь только у сельскохозяйственных потребительских кооперативов, признаваемых таковыми в соответствии с Федеральным законом от 08.12.95 № 193-ФЗ, в доход от реализации сельхозпродукции собственного производства включается и доход от выполненных работ (услуг) для членов таких кооперативов. Это следует из положений п. 1 ст. 346.2 НК РФ. Компания является производственным, а не потребительским кооперативом, а значит, доход от реализации произведенной сельскохозяйственной продукции определяется без учета дохода от услуг, оказанных членам СПК. Поэтому доводы компании о том, кому фактически оказаны услуги по вспашке, культивации и боронованию, не имеют правового значения.

С учетом этого суды первой и апелляционной инстанций установили, что в спорном периоде доходы от произведенной СПК сельхозпродукции составили чуть больше 40%, доходы от реализации прочей продукции (работ, услуг) — почти 60%. А значит, вывод ревизоров об утрате компанией права на применение ЕСХН обоснован.

В кассационной инстанции компания также не добилась успеха. Арбитры указали, что СПК в кассационной жалобе просто повторяет доводы, справедливая оценка которым уже дана судами. Кроме того, ФАС отклонил довод компании о необходимости корректировки судами размера дохода. Дело в том, что сторонняя организация предъявила кооперативу иск о взыскании значительной части ранее перечисленных за услуги по вспашке и боронованию земли денежных средств как суммы неосновательного обогащения. Но арбитры указали, что оснований для корректировки налоговых обязательств СПК в связи с этим нет никаких. Соответствующие хозяйственные операции отражены в бухгалтерском и налоговом учете компании. В период проверки СПК указанную сумму не возвратил, не заявлял о том, что подобных услуг не оказывал, бухгалтерскую и налоговую отчетность не уточнял. С учетом положений ст. 54 и 81 НК РФ компания вправе произвести перерасчет налоговой базы и скорректировать свои обязательства, еcли иск к ней будет удовлетворен. При этом последующая переквалификация возникших правоотношений на неосновательное обогащение не может повлечь возникновения у сторон договора обязанности исказить в бухгалтерском учете реальные факты их хозяйственной деятельности.

В итоге арбитры ФАС оставили принятые по делу судебные акты без изменения, а жалобу компании — без удовлетворения.

[+] Технологические потери, связанные с производством и хранением зерновых культур и зеленых кормов для животных, могут учитываться для целей применения ЕСХН

(Постановление ФАС Центрального округа от 21.08.2012 по делу № А14-5408/2011)

Инспекция провела выездную проверку компании, по результатам которой доначислила ЕСХН, соответствующие налоговые санкции и пени. Проверяющие посчитали, что организация завысила расходы, уменьшающие налоговую базу по ЕСХН, на сумму технологических потерь, связанных с производством и хранением зерновых культур и зеленых кормов для животных. Мотивировали свои выводы инспекторы следующим: в силу подп. 2 п. 5 ст. 346.5 НК РФ при исчислении ЕСХН расходы определяются по кассовому методу. А значит, спорные расходы были учтены налогоплательщиком при производстве сельскохозяйственных культур (в затратах на оплату труда, приобретение ГСМ, покупку семян и т.д.), и признать технологические потери в качестве самостоятельных расходов нельзя.

В областном налоговом управлении согласились с решением инспекции, и в удовлетворении апелляционной жалобы организации отказали. Тогда компания обратилась в суд.

Арбитры всех инстанций поддержали налогоплательщика. Суды руководствовались положениями ст. 346.4 НК РФ, согласно которой объектом обложения ЕСХН признаются доходы, уменьшенные на величину расходов. Перечень расходов, учитываемых для целей обложения ЕСХН, приведен в п. 2 ст. 346.5 НК РФ. Суды обратили внимание налоговиков на то, что данный перечень не является исчерпывающим. В частности, при определении объекта налогообложения организации вправе уменьшать полученные ими доходы на материальные расходы, включая расходы на приобретение семян, рассады, саженцев и другого посадочного материала, удобрений, кормов, медикаментов, биопрепаратов и средств защиты растений (подп. 5 п. 2 ст. 346.5 НК РФ). Формулировка этой нормы позволяет прийти к выводу, что к материальным расходам могут быть отнесены не только прямо перечисленные в ней затраты, но и иные.

Расходы для целей исчисления ЕСХН принимаются при условии их соответствия критериям, указанным в п. 1 ст. 252 НК РФ. Об этом говорится в п. 2 ст. 346.5 НК РФ. При этом материальные расходы принимаются применительно к порядку, предусмотренному для исчисления налога на прибыль организаций (п. 3 ст. 346.5 НК РФ).

Для целей налогообложения прибыли к материальным расходам приравниваются, в том числе, технологические потери при производстве и (или) транспортировке (п. 7 ст. 254 НК РФ). Технологическими признаются потери при производстве и (или) транспортировке товаров (работ, услуг), обусловленные особенностями производственного цикла и (или) процесса транспортировки, а также физико-химическими характеристиками применяемого сырья.

Таким образом, Налоговый кодекс предусматривает возможность отнесения к материальным расходам, уменьшающим базу по ЕСХН, технологических потерь, связанных с производством сельскохозяйственной продукции.

[+] Приобретенные ИП запчасти использовались при осуществлении деятельности, облагаемой ЕСХН, а значит, соответствующие затраты правомерно учтены при определении базы по налогу

(Постановление ФАС Поволжского округа от 26.09.2012 по делу № А57-25068/2011)

Инспекция провела камеральную проверку уточненки по ЕСХН, представленной индивидуальным предпринимателем. По итогам проверки бизнесмена привлекли к ответственности за неуплату ЕСХН и предложили погасить недоимку и пени. Налоговики посчитали, что ИП завысил расходы, не подтвердив должным образом реальность сделок по приобретению запчастей для сельхозтехники у другого бизнесмена. Апелляционная жалоба, поданная в вышестоящий налоговый орган, не дала результата, и предприниматель обратился в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования налогоплательщика, придя к выводу о недоказанности налоговым органом фиктивности хозяйственных операций и направленности действий участников сделки на уклонение от уплаты ЕСХН. Арбитры решили, что расходы, заявленные сельхозпроизводителем, соответствуют критериям ст. 252 НК РФ, а значит, могут быть учтены при определении налоговой базы по ЕСХН. Судьи сослались на постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». В нем высшие арбитры пришли к выводу, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. В то же время нарушение контрагентом организации или предпринимателя своих налоговых обязанностей само по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды.

В подтверждение факта приобретения товарно-материальных ценностей ИП представил инспекции накладные, контрольно-кассовые чеки, книгу учета доходов и расходов, паспорта самоходных машин и иных механизмов. Кроме того, бизнесмен предъявил налоговикам акт осмотра транспортных средств, договор возмездного оказания услуг и акт выполненных работ, подтверждающие установку (монтаж) приобретенных запасных частей на сельхозтехнику. Судьи решили, что эти документы соответствуют требованиям, предъявляемым налоговым и бухгалтерским законодательством, и подтверждают фактическое использование приобретенных запчастей в основной деятельности коммерсанта.

Инспекция ссылалась на имеющиеся у нее доказательства допущенных участниками сделки нарушений, в том числе указала, что сведения о контрагенте ИП не содержатся в ЕГРН, а применяемая им ККТ не поставлена на учет в налоговых органах. Кроме того, ИНН, указанный в кассовых чеках, не принадлежит контрагенту, который к тому же отрицает факт заключения сделки с налогоплательщиком и наличие у него ККТ с таким заводским номером.

Казалось бы, основания для того, чтобы подозревать бизнесмена в недобросовестности, у налоговиков были достаточно веские. Но суды все доводы инспекции отклонили. Они отметили в частности, что сведения о контрагенте содержатся в ЕГРИП, а этого достаточно, чтобы не сомневаться в его легитимности. В кассовых чеках ИНН действительно указан с ошибкой, но в оттиске печати контрагента и в товарных накладных, выставленных налогоплательщику, содержится правильный ИНН. Тот факт, что ККТ контрагента не зарегистрирована в налоговых органах, не свидетельствует о том, что налогоплательщик не понес расходов при приобретении ТМЦ. Что же касается показаний контрагента, в которых он не подтверждает подлинность своих подписей в представленных налогоплательщиком документах и наличие у него спорной ККТ, то к этому доказательству нужно отнестись критически, поскольку в силу положений Конституции РФ граждане вправе не свидетельствовать против самих себя.

С учетом этого суды пришли к выводу о недоказанности инспекцией факта отсутствия реальных хозяйственных отношений между предпринимателями. Налоговики подали кассационную жалобу, но арбитры ФАС во всем согласились с нижестоящими судами, указав, что всем доводам инспекции дана надлежащая правовая оценка, и нет оснований для отмены принятых по делу судебных актов.